Фильм «Чернобыль» Данилы Козловского: слезы и приключения рядом с четвертым энергоблоком

Фото: кадр из фильма

15 апреля 2021 года на экраны выходит вторая режиссерская работа одного из самых популярных российских актеровфильм «Чернобыль» Данилы Козловского. Какой она получилась, рассказывает наш кинообозреватель Денис КОРСАКОВ.

Припять, апрель 1986 года. Пожарный Алексей Карпушин (Данила Козловский) собирается переводиться в Киев. За пару недель до этого случайно сталкивается с парикмахершей Олей (Оксана Акиньшина), с которой у него лет десять назад был роман. Ничто не забыто: Леша и Оля, взявшись за руки, как старшеклассники, гуляют по городу, катаются на чертовом колесе и вспоминают, как когда-то ели мороженое из одного стаканчика (на два не хватало денег). Потом еще выясняется, что у Оли растет сын — конечно от Алексея, причем зовут его тоже Лешей. И кажется, что счастье не за горами: пожарный готов взять Олю и мальчика в Киев с собой (она, следуя необъяснимой женской логике, отказывается и рыдает).

А еще Алексей дарит сыну настоящую кинокамеру «Ломо», и ребенок тайком решает снять Чернобыльскую АЭС в ночном освещении. Маленького документалиста сразу ждет большая профессиональная удача: на его глазах АЭС взрывается. А Карпушин-старший, уже уволившийся и уехавший было из города, решает, что должен вернуться и помочь ликвидировать последствия. Самое главное — надо предотвратить еще одну катастрофу. Если раскаленное реакторное топливо проникнет в заполненный водой бассейн, произойдет «мгновенный взрыв пара с выбросом радиоактивных веществ», тогда всерьез накроет и Киев, и Москву, и всю Европу. Так что надо срочно открутить какую-то задвижку — а путь к ней лежит через очень горячую воду, почти кипяток, в который и предстоит опускаться ликвидаторам.

Фото: кадр из фильма

Хорошее ли это кино

Наверное, первым делом надо ответить на главный вопрос читателя: хорошее это кино или нет? Да, хорошее. Есть множество людей, которые терпеть не могут Данилу Козловского как актера (красивых вообще не любят), и масса тех, кто не верит в него как в режиссера («Тренер», несмотря на очень приличные сборы в прокате, убедил далеко не всех). Но к «Чернобылю» даже при желании сложно выкатить какие-то серьезные претензии. Это удивительно крепкое, гладкое, уверенное кино. Ничего общего с вымученными проектами типа «Стрельцова», снятыми исключительно ради того, чтобы освоить тему и бюджет. И это чистый Голливуд — не в смысле подражания, а в смысле профессионализма и заботы о зрителе (он, проклятый, непременно хочет и жирную любовную линию, и жуткую катастрофу, и переживания, и хорошую актерскую игру, и со всем этим Козловский справляется).

Фото: кадр из фильма

Правда, Чернобыль — не то, чтобы очень зрелищная катастрофа. Не такая, как воображаемый взрыв Йеллоустонского супервулкана в «2012», окончательный разлом «Разлома Сан-Андреас» или гибель «Титаника» (а именно с «Титаником» все первым делом начнут сравнивать эту картину). Ну правда: в одном случае — гигантский красавец-корабль сначала плывет среди дельфинчиков, а потом роскошно вздымается в волнах и разламывается пополам; люди орут, падают за борт, завороженный зритель открывает рот. В другом — унылое здание АЭС, расплавленный битум, грязь, дым, обломки, мутная вода. И радиация — невидимая, и потому не очень впечатляющая опасность. Максимум, что можно из нее выжать в кинематографическом плане — грозное сияние над реактором, которое возникает благодаря «эффекту Вавилова-Черенкова».

Фото: кадр из фильма

Данила Козловский и его блестящий оператор Ксения Середа (то, что девушка очень далеко пойдет, было понятно еще по «Кислоте» и стало очевидно всем после «Дылды») делают все, чтобы обойти эту проблему и сделать так, чтобы зритель сказал «Ах». Фильм изначально назывался «Когда падали аисты», и в одной из сцен машину, в которой едет Карпушин, действительно бомбардируют валящиеся с неба птицы, убитые радиацией. На АЭС за дверями таятся буквально какие-то сгустки инфернальной энергии. Героический пожарный отправляется на четвертый энергоблок трижды: сначала тушит непосредственно пожар, потом пытается открыть задвижку один раз (неудачно), потом возвращается и пробует выполнить миссию снова, другим манером. (Критиков смущало, что Карпушина, в отличие от других ликвидаторов, никак не берет радиация — но это как раз вполне реалистично, люди реагируют на нее по-разному: для кого-то и небольшое облучение оказывается смертельным, а кому-то и чудовищная доза не мешает потом прожить несколько десятилетий). Середа виртуозно выстраивает кадры — «Чернобыль» стоило бы посмотреть, даже если бы в нем не было ничего, кроме операторской работы. Оксана Акиньшина и Филипп Авдеев, исполнители ключевых ролей второго плана, практически безупречны.

Фото: кадр из фильма

Где есть ляпы

Да, там есть и сентиментальность, и неловкости, и странные решения, и откровенные домыслы. Ликвидаторов отправляют лечиться в Швейцарию практически на следующий день после катастрофы (даже не надо помнить советский бюрократизм, чтобы понять, насколько это нелепо). Чересчур многое связано с облучившимся во время взрыва сыном героя, которого спасают-спасают, спасают-спасают — пока не вспоминаются аршинные заголовки «Спасти ангела!», которыми в свое время баловалась одна газета. У Карпушина в шкафчике раздевалки висит не изображение полуголой красотки из импортного журнала, а портрет Аллы Пугачевой (только ради того, чтобы на титрах показали, как Пугачева выступает перед ликвидаторами, а потом она проговорила под музыку стихотворение Татьяны Снежиной «Мы в этой жизни только гости»). И наверняка специалисты по Чернобылю обратят внимание на то, что все заклепки на АЭС заклепаны не так, как было на самом деле. Но в целом, это все ерунда.

Похож ли фильм на американский сериал «Чернобыль»

Забавнее всего, что этот фильм будут сравнивать с сериалом HBO «Чернобыль» — и окажется, что американцы сняли серьезное и довольно мрачное кино, в то время как русские сделали вполне себе «американское» по размаху и общей ориентированности на мелодраму и приключения. Немного странно, учитывая, что предыдущим заметным российским высказыванием на тему аварии на Четвертом энергоблоке был сериал «Чернобыль: зона отчуждения» — ослепительная подростковая залепуха с путешествиями по разным эпохам, странам и альтернативным реальностям. Наверное, это объясняется тем, что у нас по поводу Чернобыля за прошедшие после катастрофы годы и так прозвучало очень много траурной музыки и вышло полным-полно серьезных (прежде всего документальных) проектов. Скорее всего, нас просто слегка отпустило.

Расскажите об этом друзьям!
Комментарии

А
Алла 06:30:38, 2 мая 2021 Россия, Краснодарский край
Хороший фильм молодцы русские умеют делать кино
Ответить
А
Алла 06:28:47, 2 мая 2021 Россия, Краснодарский край
Хороший филь
Ответить
"
"Есть множество людей, которые терпеть не могут Данилу Козловского как актера (красивых вообще не любят)" 18:21:52, 19 апреля 2021 Соединенные Штаты, Округ Колумбия
Поражает формулировка и ее нескладность. Быть талантливым и красивым - не синонимы (артист должен быть талантливым в первую очередь, а не красивым). Если Козловский владеет эффектами через которые представляет свои работы, это не значит, что он талантлив (эффекты и талант - не синонимы). Понятно, что живем во времена духовного апоколипсиса, в эпоху , где произошла подмена подлинного на суррогатное. И все что делают "творцы" - все убогое, но овечающее стериотипам суррогатного, здесь Козловский как рыба в воде... Независимо от смены эпох во все времена, хотелось бы, чтобы искусство оставалось неприкосновенным духовным оазисом, а творческие люди - священнослужителями. А что мы имеем? Люди искусства стали марионетками и полностью отвечают идеологии данной эпохи, все как полагается, с помощью заданных стереотипов, эффектов и понтов.
Ответить