Фильм «Медея»: российский режиссер снял страшную древнегреческую историю в современных реалиях

Фильм «Медея»: российский режиссер снял страшную древнегреческую историю в современных реалиях Кадр из фильма «Медея». Фото: kinopoisk.ru

18 ноября 2021 года в российском прокате стартует фильм «Медея» сценариста и режиссера Александра Зельдовича. О новом фильме с Евгением Цыгановым в главной роли рассказывает наш обозреватель Денис КОРСАКОВ. Осторожно, спойлеры.

Царевна Медея

Если вы вдруг забыли, «Медея», написанная Эврипидом в пятом веке до н.э. – история колхидской царевны, которую аргонавт Ясон привез в Грецию. Она очень его любила и все для него сделала. Например, убила и расчленила брата (это помогло спокойно добраться с мужем до его родины). В счастливом браке Ясон сделал Медее двоих детей, а потом охладел к ней и решил жениться на молоденькой.

Советский мультфильм про аргонавтов заканчивался прибытием корабля в Грецию и наивным вопросом «А что было потом?» Следовал щадящий юных зрителей ответ: «Для Ясона не было «потом». Потом Медея убила и соперницу, и обоих детей, а Ясон был обречен еще долго жить и вспоминать то, что случилось.

Именно Эврипид сделал мифологическую Медею детоубийцей, которая ради мести и ревности, ради желания сделать бывшему больно принесла в жертву сыновей. Самый жестокий из всех возможных романов и самая популярная в наши дни древнегреческая трагедия. Но все-таки не сказать, что многие кинематографисты и театральные деятели рвутся ее освоить: похоже, кровавые мальчики в глазах мешают вдохновению. Однако Александр Зельдович, режиссер, выпускающий фильмы раз в десять лет («Москва», «Мишень»), рискнул.

Древнегреческие герои в российских реалиях

Кадр из фильма «Медея». Фото: kinopoisk.ru

Героиней «Медеи» стала обычная молодая россиянка родом с Урала, окончившая Институт тонких химических технологий (Медея в мифах была колдуньей и специалисткой по зельеварению). Однажды она встретила женатого бизнесмена Алексея, влюбилась в него, родила ему двоих детей. «Я видела его два раза в неделю, но даже если бы я видела его два раза в месяц, или два раза в год, мне бы хватило». В итоге бизнесмен разводится с женой и решает переехать в Израиль. За день до вылета брат героини, помогавший Алексею проворачивать кое-какие дела, сообщает, что хочет получить с него напоследок денежки – несколько сотен тысяч долларов. «Иначе он сядет». В бардачке машины у брата лежит пистолет, и через несколько минут он получит от сестры пулю в лоб. Машину она утопит в ближайшем водоеме, и назавтра спокойно вылетит с любимым и детьми в Израиль.

Похоже на «Отвращение» Романа Полански

Кадр из фильма «Медея». Фото: kinopoisk.ru

А потом у нее начнется что-то вроде психоза. В определенные моменты «Медея» напоминает «Отвращение» Романа Полански, великий фильм о сходящей с ума девушке; только у героини «Медеи» в основе безумия лежит бред ревности, мысли о том, что она стареет, что муж вот-вот начнет засматриваться на молодых, и любовь закончится. Кроме любви к Алексею, у нее нет ничего, без нее она оказывается внутренне пустой. «А ты знаешь, что с тобой будет?» – спрашивают ее. – «Знаю, – отвечает она. – Я съем Лешино сердце». Однажды с мужем они едут на какой-то бетонный завод, героиня вместе с детьми начинает играть с каменной крошкой, как в песочнице, не обращая внимания на то, что рядом вот-вот начнут работать механизмы, готовые смолоть их в пыль. Алексей подбегает к ним, хватает детей и относит в безопасное место. Вставая и распрямляясь, героиня кричит ему вслед: «Ты их схватил, а на меня даже не посмотрел! Ты их схватил, а на меня даже не посмотрел! Ты их схватил, а на меня даже не посмотрел!».

Тинатин Далакишвили прожигает взглядом экран

Кадр из фильма «Медея». Фото: kinopoisk.ru

Тинатин Далакишвили, очаровательная девушка из «Звезды» Анны Меликян и «Любви с акцентом» Резо Гигинеишвили, здесь прожигает взглядом экран. Кажется, что ты два часа смотришь не на человека, а на пламя. Конечно, чистая случайность, что Медея была колхидской царевной, а Тинатин грузинка (режиссер уж точно не подбирал исполнительницу по этническому признаку), но здесь и случайности кажутся чем-то вроде магического совпадения. Для великолепного Евгения Цыганова, играющего Алексея, это лучшая роль за много лет: все его недавние появления на экране (помнится, он водил автобус с каким-то трупом) кажутся мутным сном, от которого зритель словно пробуждается вместе с актером. И финал «Медеи» (да-да, тот самый, с убийством детей) не забудет ни один человек, посмотревший картину.

Затянуто и много откровенных сцен

Это не значит, конечно, что «Медея» идеальна. Она страшно затянута. Посреди картины героиня решает заполнить внутреннюю пустоту безудержным сексом с полузнакомыми людьми, – и тут они с Зельдовичем увлекаются: примерно час в середине «Медеи» занимает чистая нимфомания, для которой в сюжете слишком мало оправданий. Оправдание тут скорее обнаженная Далакишвили, которую Зельдович не отпускает из мира промискуитета, пока не налюбуется ею во всех ракурсах. Коллега, видевший «Медею» чуть ли не год назад на просмотровке, во время «Кинотавра» спросил меня: не начал ли зал Зимнего театра смеяться во время бесчисленных половых актов с участием героини? Нет, не начал: внимал художнику, осторожно пытаясь постичь его замысел.

Расскажите об этом друзьям!
Комментарии