Выставка к столетию внешней разведки России: портсигар Мессинга, карманные часы Артузова и нож Дзержинского

Директор Службы внешней разведки РФ Сергей Нарышкин с книгой издательства «Комсомольская правда», подготовленной к столетию ведомства (на открытии выставки). Фото: Михаил Фролов

Автор текста Павел КЛОКОВ

— Миша, сфотографируй, пожалуйста, это пальто, — шепнул я, будто опасаясь прослушки. На соседнем стенде примостилась двухканальная радиозакладка, которая крепилась обычно на низ или верх шкафа с помощью специальных шипов. Рядышком — диктофон «Мошка». А ещё в четырех метрах — партизанская радиостанция «Север» времен Великой Отечественной войны.

Фотокор «КП» Михаил Фролов глянул на невзрачное пальтецо с широкими лацканами, можно сказать, с грустью. Такими экспонатами забиты все столичные барахолки. Если б не одно но. Это пальто в ёлочку носил в сороковые годы в Нью-Йорке советский разведчик Александр Феклисов и именно в нём встречался в Лондоне с агентом Фуксом. Вот так. Сразу начинаешь смотреть на вещь по-другому. Одна из пуговиц, например, оторвана. Как? При каких обстоятельствах? А что если Александр Семёныч уходил от слежки где-нибудь на Оксфорд Стрит и, выпрыгивая из трамвая, за что-нибудь зацепился? Или потерял её в драке с каким-нибудь нехорошим джентльменом?

Личные вещи Феликса Дзержинского. Фото: Михаил Фролов

Дальше. Карманные часы одного из основателей советской разведки Артура Артузова. Круглые. Швейцарские. Марки «Favor». Передняя крышка открывается нажатием кнопки. На циферблате — двадцать минут первого. Точнее, девятнадцать. Разведчики время не округляют. А тот, кто может с ним вольно обращаться, счастливый человек. Это не я, это Штирлиц сказал. Я бы так не смог.

Швейцарские часы одного из основателей советской разведки Артура Артузова. Фото: Михаил Фролов

Охотничий нож Феликса Эдмундовича. Размером примерно такой, как кинжал Ивана Грозного в фильме Гайдая. Ну где он ещё на кухне хлеб накалывал, чтоб закусить. Рядом кобура от пистолета — тоже Дзержинского. Миниатюрный молот и наковальня. Мундштук. Всё какое-то брутальное, зловещее. Особенно на фоне недавних споров о том, надо ли возвращать памятник железному Феликсу на Лубянку. Противники этой затеи какие только страшилки не выдумывают, демонизируя революционера.

Портрет Ф. Э. Дзержинского. Художник — Максим Журов. Холст, масло. 2020 год. Фото: Михаил Фролов


Секретные приказы, письма, фотографии, маузеры, удостоверения, медали, печатные машинки, запонки, очки, авторучки… Всё это собрали вместе на выставке к юбилею отечественной внешней разведки в Государственном центральном музее современной истории России.

Сувенирный пистолет «Маузер» и знак «ОГПУ 1917-1927», врученные советскому разведчику Юрию Дроздову. Фото: Михаил Фролов


Все вещи и документы подлинные. Многие из них были долгое время засекречены. Хранились в архивах спецслужб. И широкой публике не показывались.

Порстигар Мессинга. 1920-е годы. Фото: Михаил Фролов


Ключевые фигуры выставки — Дзержинский, Мессинг, Артузов, Ботян, Феклисов, Фишер, Громушкин, муж и жена Вартаняны, Примаков, Филби и другие деятели внешней разведки.

Интерьер московской квартиры, в которой Ким Филби жил с конца 1960-х по 1988 год. Фото: Михаил Фролов

ХОДИМ, НИКОГО НЕ ТРОГАЕМ, ПРИМУС РАЗГЛЯДЫВАЕМ

— Миш, а сфотографируй чемодан, — снова шепнул я, с изумлением разглядывая дорожный саквояж атомного разведчика Леонида Квасникова, добывавшего научные секреты США и Англии.

Дорожный сундук разведчика Леонида Квасникова и корреспондент «КП» Павел Клоков. Фото: Михаил Фролов

Широкий, высоченный, с металлическими заклёпками и кожаной ручкой, он напоминает бабушкин деревенский сундук, в котором хранили приданое. Я думаю, в нём можно легко спрятаться во время дождя. Насчёт себя не уверен, а Мишка влезет точно.

Пиджак разведчика Алексея Ботяна с польским орденом Virtuti Militari, копией. Фото: Михаил Фролов

Некоторые награды разведчиков напоминают царские знаки отличия. Один только мальтийский восьмиконечный крест чего стоит. Или польский орден Virtuti Militari, усыпанный камнями. Здесь же представлена подборка российских медалей за «заслуги», «взаимодействие», «трудовое отличие» и так далее.

Пока я изучал порстигар Мессинга (старый, потёртый, с дарственной надписью «ВЧК ОГПУ»), Мишу всё больше тянуло к шпионским штучкам.

Специальный фотоаппарат «Зодчий» с микрокамерой для копирования документов. Фото: Михаил Фролов

Миниатюрные фотоаппараты (один из них — «Зодчий» — размером не больше спичечного коробка). Подставка для ног, в которой хранились плёнки с отснятыми документами. Отвёртка, способная вызвать оперативного работника на экстренную встречу. Огнетушитель, в котором перевозили деньги через границу. Тайники, хитрые ежедневники, шифровки и многое другое. То, что мы обычно привыкли видеть в приключенческих фильмах.

Макет первой атомной бомбы. Фото: Михаил Фролов

— Ух ты, примус! — удивился я, решив, что и он начинён транзисторами для радиосвязи. Оказалось, нет. Эту штуковину с надписью «Рекорд 1» президент Владимир Путин подарил в 2014 году Евгению Примакову, возглавлявшему Службу внешней разведки РФ с 1991 по 1996-й, в память о его неформальном прозвище.

Примус, который Путин подарил Примакову в 2014 году. Фото: Михаил Фролов

Для любителей живописи тоже кое-что есть. Как известно, Рудольф Абель (он же — Вильям Фишер) писал картины маслом. И некоторые из них также выставлены в музее современной истории России. Вместе с металлическим этюдником, кстати.

Картины Вильяма Фишера. Фото: Михаил Фролов

Выставка «Внешняя разведка. Из прошлого в будущее» будет работать до 31 марта 2021 года.

Адрес: ул. Тверская, 21 (ст. м. «Пушкинская»), Государственный центральный музей современной истории России.
Режим работы: вторник, среда — с 11.00 до 20.00, четверг — с 12.00 до 21.00, пятница, суббота, воскресенье — с 11.00 до 20.00.
Стоимость билетов: 300 руб — полный, 150 руб — льготный, детям до 16 лет — бесплатно.

Расскажите об этом друзьям!
Комментарии