Спустя год отсутствия Родион Щедрин вернулся в Россию и представил новый сборник

15 апреля в Московской консерватории состоялась презентация хорового сборника «Родион Щедрин. XXI век». Классик нашего времени вернулся после годичного отсутствия в Россию, чтобы продемонстрировать свои новые работы. В зале собралось все профессиональное сообщество: композиторы, дирижеры, хоровики. Но пришли и только начинающие музыканты, студенты.

— Да уж, сегодня мы точно не соблюли положенные 50% в зале, — с присущим ему чувством юмора начал Родион Щедрин. — Я очень рад, что мы сегодня собрались после всей этой пандемии, которая захватила нас в свои клешни. Я, кстати, уже сделал обе прививки. И у меня появились антитела — 76.

Затем разговор зашел собственно о сборнике. Идея его создания принадлежит талантливому ученику Бориса Тевлина дирижеру Александру Соловьеву. Он вместе со своим хором и исполнил несколько композиций из презентуемых. 

Всего в сборник вошло 22 сочинения: шесть из них старые, а остальные новые. Родион Щедрин рассказал, как отбирал тексты для нового сборника. Принцип, собственно говоря, один: половина поэтов — это те, с кем композитор был лично знаком и общался, а вторая половина — те, кого он знал через человека, через рукопожатие, как принято говорить.

— Это Андрюша Вознесенский — мой ближайший друг, Николай Глазков, Николай Асеев, Эдуард Лимонов. А вот из тех, с кем я общался через человека — это и Маяковский, и Хлебников и многие другие, — рассказал Щедрин.

Маяковского, например, композитор знал через Лилю Брик.

— У нас с ней была очень крепкая, хорошая дружба. Мы жили в одном доме на Кутузовском проспекте, каждый день встречались. Вы, кстати, можете спросить, что в этом сборнике делает Лев Толстой. Я отвечу — мне довелось общаться с его внучкой Верой Ильиничной. Это была боевая старушка за 90 лет, которая здорово пила водку и гоняла при этом сигарообразную американскую машину, — вспоминает Щедрин. 

Для оформления сборника выбрали картины Давида Бурлюка. И это тоже не случайно. Родиону Щедрину довелось с ним пообщаться в 1956 году. Бурлюк тогда приехал в Москву с женой Марусей. 

— И я возил его на машине. У меня уже была “Победа”, потому что я тогда написал музыку к фильму “Высота”, огреб денег, как говорится, и сразу же автомобиль. Так вот, я Бурлюка очень много возил. И он мне сделал комплимент, сказал: “Вы самый лучший водитель, с кем я когда-либо ездил, потому что вы быстро едете прямо и медленно поворачиваете”, — говорит композитор.

В знак дружбы Бурлюк подарил композитору свой пейзаж, на котором написал стихотворение. Кстати, этот стих также поместили в сборник.

Родион Щедрин не мог обойти стороной хор, который занимает важное место в его жизни, и сказал пару слов о своем хоровом прошлом. Многие знают, что будущий композитор попал туда волею судьбы, а сначала вовсе хотел стать моряком. Однако в итоге поступил в хоровое училище.

— Я жил семь лет в интернате. Именно эти семь лет сделали меня музыкантом по любви, привили мне дисциплину. Потому что там была настоящая строгая, но очень разумная муштра. Мы пели каждый день полтора часа без перерыва. И все полтора часа нельзя было ни на что облокачиваться, — рассказал композитор.

Затем Щедрин перенесся уже в наше время и сказал, что думает о современном поколении композиторов.

— Я вижу отчужденность каждого от каждого. Один уже априори обижен на другого. Автор двух сочинений считает, что их должны играть 365 раз в году во всех государствах мира и обижается, если так не происходит. Мне кажется, это дает плачевный результат: музыку пишут либо для себя, либо для коллеги. А этого мало, — заключил Щедрин.

Свою речь он завершил фразой Пастернака: “Большое искусство должно иметь большую аудиторию”.

Расскажите об этом друзьям!
Комментарии