Что бывает с Тартюфом, «надетым» задом наперед

Что бывает с Тартюфом, «надетым» задом наперед Фото: lenkom.ru

Автор текста Анастасия ПЛЕШАКОВА

В «Ленкоме» вышел спектакль «Вечный обманщик» в постановке литовского режиссера  Дайнюса Казлаускаса. Это сценическая фантазия по мотивам «Тартюфа». Комедии Мольера уже три с половиной века, имя главного героя давно стало нарицательным, а ее все ставят и ставят, стараясь каждый раз удивить зрителя чем-то необычным. На сцене «Ленкома» Тартюф тоже появляется не впервые (например, был спектакль в постановке Владимира Мерзоева). Значительная часть ленкомовских звезд уже побывали героями этой комедии. В новом спектакле распределение было сделано в пользу тех актеров, которые в прежних тартюфах не участвовали.  

Главный герой в исполнении Дмитрия Гизбрехта (с ним в очередь играет Станислав Тикунов) – существует в рамках традиции: он циник и лицемер под личиной святоши, расчетливый негодяй, напоминающий эдакое паукообразное существо, которое по факту оказывается не таким уж ядовитым.

Те, кто много раз видел «Тартюфа», возможно, помнят, что Мольер выводит главного героя на сцену где-то в середине пьесы. В спектакле Казлаускаса он появляется минут через десять от начала. Дело в том, что литовский режиссер поставил знаменитую комедию не так, как ее написал Мольер (это же сценическая фантазия, значит, возможно все), а в обратном порядке, начав с финального торжества справедливости и ареста злодея. И сразу всех поставил в тупик: что же будет дальше, если зло уже наказано? Поэтому арест Тартюфа тут же упраздняется, и действие отыгрывается назад.

«Фишка» спектакля Казлаускаса – в движении задом наперед от следствия к причине, от наказания к преступлению. И если этот попятный путь способны разгадать (не уверена, что оценить) театралы с опытом (их в зале немного, с учетом 25% заполняемости), то для большинства зрителей остроумная, самоигральная комедия превращается в трудноразгадываемый ребус и бессмыслицу. Почему вдруг господин Оргон пустил в свой дом нелепое существо, которое стало предметом его поклонения, и почитает его как духовного наставника, так и остается загадкой. Кстати, Оргона играет Иван Агапов, чей высокий профессионализм не посрамят ничьи сценические фантазии.

Фото: lenkom.ru

Однако режиссер еще больше усложняет публике задачу для ума.

Влюбленная в Валера дочь Оргона – Мариана вдруг из девицы, пригодной для матримониальных затей, превращается в невинного ребенка, даже не возраста Лолиты, а значительно младше. Страшно подумать, кем в таком случае становится Валер, который собирается на девочке жениться? У Казлаускаса в действии заняты две Марианы (маленькая и большая) и два ее брата Дамиса. Один тоже маленький, другой — большой. Объяснения этой раздвоенности, кроме: фантазии режиссера слишком разыгрались, нет никакого. Еще одна несуразица возникла с женой Оргона — Эльмирой и его шурином Клеантом. Актеры, играющие их, — красавцы из красавцев: Виктория Соловьева (протеже Никиты Михалкова) и Сергей Пиотровский. Когда в начале спектакля они стоят, приобнявшись, их легко принять за любовников, если не знать, что по пьесе они брат и сестра. Логика режиссера и общий замысел, увы, так и не обрели внятности к концу спектакля (то есть к началу пьесы). В их разгадывании рискуем ошибиться. Но когда интрига начинается с развязки, актерам в общем-то играть уже нечего.

Расскажите об этом друзьям!