Такого Гоголя вы еще не видели! Чем удивит спектакль «Мертвые души» в Театре Вахтангова

Такого Гоголя вы еще не видели! Чем удивит спектакль «Мертвые души» в Театре Вахтангова Фото: Анастасия ПЛЕШАКОВА

В Театре им. Вахтангова прошла премьера спектакля «Мертвые души» в постановке Владимира Иванова. Чем удивительна эта постановка, рассказывает наш театральный обозреватель Анастасия ПЛЕШАКОВА

У великой поэмы не такая счастливая сценическая судьба, как у комедий Гоголя «Ревизор» и «Женитьба». Попробуй ее, бездонную, поставь. Однако режиссер Владимир Иванов придумал изящное решение для инсценировки. Он написал сценическую версию вместе Андреем Тупиковым. Идея такая: сделать «Мертвые души» на двух актеров. Один играет Чичикова, другой – Манилова, Собакевича, Коробочку, Плюшкина, Ноздрева… Все легко воплощается в героях-масках, словно в итальянской комедии дель арте.

Фото: Анастасия ПЛЕШАКОВА

Этой идеей Иванов поделился со своей ученицей – виртуозной артисткой Марией Ароновой. И она, конечно же, такой шанс, такие радостные и щедрые игровые возможности, не упустила. В партнеры выбрала (точнее попросила взять) своего сына — Владислава Гандрабуру. И родится их дуэт, настолько органичный и талантливый, что даже создатели спектакля не ожидали.

— Первоначально наш спектакль назывался «Галопад», но мы остановились на более традиционном «Мёртвые души», — объясняет Владимир Иванов. — Галопад – особая пляска, в которой кавалер с дамой, обняв друг друга, скачут оба вместе. В этой фразе, в этом определении смысл и квинтэссенция идеи нашего спектакля, который станет гимном актёрству, Театру. Это главное, так как Гоголь бездонен, это невероятный автор, и мы понимаем, что можем показать только одну его сторону.

Фото: Анастасия ПЛЕШАКОВА

С точки зрения сюжета для большинства зрителей — это спектакль-открытие, новое прочтение как будто знакомых со школы «Мертвых душ».

«Когда прочитала инсценировку, я спросила у Иванова: вы это с Тупиковым дописали? У Гоголя такого нет. Какая-то совершенно новая история», — рассказала Мария Аронова о своих впечатлениях.

«Эх, Маша, Маша… — не без горечи сказал ее педагог, Аронова училась на курсе Владимира Иванова в Щукинском училище. – Похоже, ты плохо читала «Мертвые души», только то, что по школьной программе. До 10-ой главы».

Фото: Анастасия ПЛЕШАКОВА

Но есть еще и 11-ая глава, где рассказывается о происхождение главного героя, о том, как милейший карапуз Павлуша Чичиков превратился в дельца Павла Ивановича, о начале его бурной деятельности, о его махинациях на таможне, о том, как нелегально пропускал через границу испанских барашков, как «дело делал». Вот это все зрители увидят в первом акте.

Владимир Иванов, придерживаясь хронологии событий, содержание 11-ой главы поставил в начало. Ну а приезд Чичикова в город NN и его дальнейшие приключения, о которых мы знаем со школы, перенес во 2-й акт.

Мария Аронова и Владислав Гандрабура играют Чичикова по очереди (иногда одновременно, как в зеркальном отражении), но при этом создают единый образ. Остальных героев они поделили по-родственному. Меняются маски, костюмы, актеры встают на котурны или, наоборот, передвигаются на коленках. Зрителям остается только гадать, кто скрывается под маской: мама или сын? Очаровательный, сладкий до невозможности Манилов весь в розанчиках, хозяйственная вдовушка Коробочка, которая такая маленькая, что сама помещается в коробку и оттуда ловко торгует мертвыми душами под кукареканье петухов, — это Аронова. Как и огромный, размеров в шкаф, косматый Собакевич. Зато выпивоха Ноздрев и старик Плюшкин, похожий на Кощея, — это Владислав Гандрабура. От появления его Плюшкина веет загробной жутью. За ним волочится и огибает сцену змеей длинная мантия, на которой стоит домашняя утварь: чайник, ведро, клетка с попугаем. Его Ноздрев вылезает из оркестровой ямы и «вальсирует» со своим собутыльником Вахромеем. Этим именем актеры назвали деревянную куклу, с которой работал Гандрабура.

Фото: Анастасия ПЛЕШАКОВА

Совершено бенефисный номер – визит просто приятной дамы, которая умела только тревожиться (что видно по беспокойным глазам Ароновой даже под маской), к своей приятельнице — даме приятной во всех отношениях. В этой роли усатым султаном выезжает на сцену Владислав. Ах, как они говорят, что пестрых оборок больше не носят, везде фестончики, фестончики и, что Чичиков скандальёзу наделал ужасного, вся деревня сбежалась, ребёнки плачут…

У Марии Ароновой и Владислава есть два помощника, молодые актеры, которые играют то ноги Коробочки, то мантию Плюшкина, то воплощают танцевальный дивертисмент.

Фото: Анастасия ПЛЕШАКОВА

Есть еще «закадровый голос». Текст от автора читает Владимир Иванов, предупреждая зрителей, что спектакль идет немного не по тексту поэмы, но Ноздрёв со своим «давненько не брал я в руки шашки» обязательно будет…Играть в масках очень жарко, — делилась после премьеры Мария Аронова, хотя эти маски (их как будто бы 25, и почти все они похожи на портрет Гоголя, во всяком случае носом) из органического пластика на кукурузной основе. — Но чего не сделаешь ради мечты: для меня главное – это моя работа с сыном. Я давно об этом мечтала. Я очень горжусь Владиком. Когда зрители ему аплодируют — это моя гордость.

Невероятный сценических мир Гоголя создал художник-сценограф Максим Обрезков, он же – автор костюмов. Режиссер по пластике – Сергей Землянский. Их и других создателей спектакля мы поздравляем с грандиозной премьерой! Браво!

Расскажите об этом друзьям!
Комментарии