2018-04-02T13:19:16+03:00

Женщина срывала в кровь ногти о бетон: "Там моя дочь, я ее раскопаю!"

С каждым часом мертвых больше, чем живых
Изменить размер текста:

НОЧЬ

Спальни на Гурьянова, 19, проваливались в ад. Огромная дымящаяся прореха, разорвавшая дом пополам, плач, стоны, полуодетые люди в свете прожекторов... Одна за другой подлетают машины гСкорой помощих, МЧС.

Спасатели с поисковыми собаками тут же бросаются к завалам. Но у них на пути встают обезумевшие от горя и ужаса жильцы. И очень мешают.

- Оставьте меня. Там моя дочь. И я ее раскопаю. Если она умрет, то зачем я здесь, зачем меня вытащили, - отбивается от спасателей простоволосая женщина в ночной рубашке. Срывая ногти в кровь, она пытается сдвинуть обломок железобетонной плиты.

- Пожалуйста, не надо. Мы сделаем все, чтобы ее спасти. А вы можете только навредить. Сейчас вам помогут, отвезут в больницу, - убеждают спасатели убитую горем мать. Рыдающую, ее уводят к машине "Скорой". Чувства близких можно понять. Но любая впопыхах сдвинутая плита может оказаться роковой для того, кто еще жив. Тут должны работать только профессионалы.

Из-под обломков стены достают обнаженных мужчину и женщину. Оба мертвы: плита накрыла их разом. А неподалеку лает умная поисковая псина. Есть кто-то живой? Ребята-эмчээсовцы наваливаются разом. Есть! Девушка без памяти, вся в крови. Но главное - дышит. Отхожу в сторону, выслушиваю жуткие рассказы очевидцев трагедии.

Валентина Базырева: "Отец, мама и 14-летний сын уже спали. Я к сыну лишь на минутку заглянула. И вдруг - какой-то очень громкий хлопок - словно телевизор в двух шагах взорвался. Тут же повылетали окна, обрушился град стекол, все заволокло то ли дымом, то ли пылью. Я кинулась в другую комнату, а ни ее, ни кухни уже нет - только пропасть. Счастье еще, что муж на работе. Рухнувшая комната была нашей спальней".

Наталья Язынина: "Мы с сыном вдвоем живем. Когда рвануло, уже спали. Вскочила, подумала - война началась. И тут же обо всем забыла: сын кричал от боли, прямо на него упала выбитая взрывом оконная рама. Я ее скинула, подхватила Женьку под руки и - к окну, звать на помощь. Гляжу, а двух соседних подъездов - мы в пятом жили - вовсе нет. Через несколько минут пожарные к нам на шестой этаж лестницу протянули, помогли спуститься. Женю увезли в больницу. Хотели и меня, да отговорилась - кровь-то на мне Евгения".

Рашид из 6-го подъезда: "Мы как раз перед телевизором устроились, новости посмотреть. Народу полная квартира - четверо взрослых да шестеро детей. Рвануло явно снаружи. Нам повезло... Ни о каком газе и не думай. Он загорелся лишь через несколько минут после взрыва".

Олег Корольков из соседнего дома: "Мы с женой неподалеку гуляли и все видели. Определенно скажу - одновременно сработали две бомбы, заложенные с обеих сторон дома. И, похоже, с одинаковой силой. Да вы сами гляньте - аккурат посредине развалин стена перегородкой торчит. А взрыв - как гриб атомной бомбы. И сразу чем-то резко завоняло. Но никак не газом". На место трагедии прибывают большие начальники: глава МВД Владимир Рушайло, мэр Москвы Юрий Лужков.

- Юрий Михайлович, вновь после взрыва на Манежной мы с вами встречаемся на месте трагедии. Ваше мнение о случившемся?

- Какое здесь может быть мнение? Нет у меня никакого мнения, - в сердцах бросает Лужков и тут же обрушивается на свиту: - Что, нормальных пожарных машин не нашли с хорошим напором воды?! Эти у вас ссут еле-еле!

Всю ночь 60 бригад "Скорой помощи" развозили по больницам раненых и шокированных людей. Всю ночь разбирали завалы спасатели, за которыми с отчаянным напряжением следили десятки глаз. Не передать горе матери, которая сразу после взрыва пыталась откопать свою дочь - девочку нашли уже бездыханной.

УТРО На месте двух центральных подъездов - немыслимое крошево из кусков бетона. По нему ходят люди в пожарной форме. Там, внутри, - восемьдесят человек. Мертвых и, может быть, живых. Пожарные поливают завал водой. Чуть прикоснувшись к бетону, вода превращается в пар.

Прорываюсь через тройное оцепление. На газончике возле дома, сгорбившись, сидит мужик. Заглядываю через плечо: в руках у него блокнот. Сверху написано: "Труп номер шестнадцать". Прямо перед ним на земле голая, странно застывшая розово-серая кукла с кровавыми дырками вместо глаз. Кажется, это была бабушка...

- На верхней челюсти, - диктует эксперт, - золотая коронка. Передний мост...

Следственная бригада ОВД "Печатники" описывает трупы.

- Сколько? - севшим голосом спрашиваю я.

Мужчина поднимает голову:

- На одиннадцать ноль-ноль - пятнадцать мужчин и одна женщина.

За ногу бабушки зацепился изодранный фланелевый халат. Мужик отрезает от него сине-красный лоскут - предъявить родственникам...

Только что спасатели вытащили из-под завала еще шесть человек.

Из уст в уста передают легенду: говорят, ночью на этом самом месте стоял человек в трусах. Курил сигарету и всем рассказывал, что в момент взрыва вышел подышать на балкон. Волной его и выкинуло.

Я ловлю за руку горестно потупившегося генерала - начальника Центрального регионального центра МЧС Юрия Ковалева:

- Юрий Павлович, там живые есть?

- Мы надеемся, - отводит он глаза. - Но если честно - шансов никаких. Пока мы вытаскивали только мертвых. Один ребенок.

- Не будь дурой, - говорят мне спасатели. - Там температура восемьсот градусов. Ты представляешь, сколько мебели там спрессовано? И все горит. Да еще под давлением... На завале работают те же подразделения, что и в Буйнакске. Разобрать обещают не раньше чем черезсутки.

Растолкав солдатиков из внутренних войск, к дому подлетает разгневанная стайка в штатском: четверо мужчин и пять женщин. Две девушки - в ночных рубашках.

- Там наши вещи! - истерично доказывают они. - У нас дети голые в гостинице сидят! Есть нечего! Пустите в квартиры - поесть хоть возьмем!!!

Это жильцы шестого подъезда, практически не пострадавшего от взрыва. Пережив ночной кошмар, они боятся одного: под шумок разворуют имущество.

- Я без трусов перед вами стою! - рвет на себе рубашку интеллигентный парень.

- Трусы? Дети в гостинице?! - надрывно орет в ответ милиционер. - А лестница под вами обвалится?! Дом в любой момент сложится, как гармошка! Что с вашими детьми тогда будет?!

- Сволочи! - маленький толстый мужичонка подпрыгивает и бьет милиционера по лицу.

Воспользовавшись начавшейся свалкой, две тетки галопом кидаются к подъезду. Я - за ними.

- Куда?! - вопят милиционеры, но поздно.

Взбегаю по лестнице. Все двери квартир - нараспашку. Внутри как будто пролетел тайфун - вперемешку мебель, куски стен, игрушки, деньги, горшки с кактусами.

За уцелевшее зеркало заткнута бумажка: "Страховое свидетельство о страховании жилого помещения. Адрес - улица Гурьянова, 17/19"...

В квартирах - ни души. Мародеров нет. Из окна третьего этажа свисает гверевочнаях лестница - несколько связанных между собой простыней. Говорят, здесь ополоумевшая мамаша, не зная, где искать выход, чуть не выкинула из окна своего ребенка...

На пятом этаже вслед за мной через пролом в стене в прихожую втискивается бородатый мужчина с веником.

- Я друг хозяина, - говорит он, - щас вещи будем выносить. А пока я тут подметаю...

- А вы знаете, что дом сейчас рухнет?!

- Ну, авось...

Громовой голос объявляет:

- Внимание! Всем работникам противопожарной службы покинуть зону тушения! Па-автаряю... Покинуть зону тушения! Сейчас будут проводиться работы по обрушению конструкций!

Кидаюсь вниз. Несколько блоков и град кирпичей сыплются сверху. Дом устоял. Возле газона, на котором лежат трупы, - женщина с красными опухшими глазами.

- Разбирают наш этаж... - тихим и бесцветным голосом говорит она.

На третьем этаже в 103-й квартире жили ее брат, дочка брата с мужем и их маленький ребенок.

Ее племянница Оля вышла замуж за турка. Али носил девушку на руках; пять лет после свадьбы они жили в Турции. Радовались на дочку Олджу - четырехлетнюю турчаночку, темноглазую, кудрявую, хохотушку и плясунью. Выучила русский, выучила турецкий, пела песни...

- Они жили в Стамбуле, - рассказывает женщина, - и вдруг землетрясение. Они чудом остались живы, и Оленька все уговаривала Али: боюсь жить в Турции, давай вернемся в Россию. Вот и вернулись... От землетрясения спаслись. А от какого-то ублюдка со взрывчаткой - нет...

Племянницу она только что опознала.

- Оленька, Оленька... - плачет она, - что же это...

ГАЗОВАЯ ВЕРСИЯ

Ревизия этого дома давно не проводилась

По мнению комиссии, занимающейся выяснением обстоятельств взрыва дома, такой характер и масштаб разрушений здания мог оказаться в результате так называемого гобъемногох взрыва, к которому может привести только взрыв газа. Однако в этот дом была подведена внешняя газовая проводка, никаких газовых коммуникаций в подвале здания не было, а это сводит вероятность взрыва газа к минимуму. Как нам удалось узнать, Мосгаз давно не проводил ревизию газового оборудования в таких домах, а обращал внимание только на строения, оборудованные газовыми колонками.

ВЕРСИЯ БАБУШКИ

"Это было похоже на бомбежку..."

Жительница дома Вера Ивановна (фамилию бабулька не стала называть): - Я вышла на крыльцо подышать перед сном. И как раз перед взрывом услышала гул самолета. Потом - звук, похожий на свист. И как ухнуло. Как мне кажется, это - бомба. В войну навидалась такого. Может, какой военный самолет ее случайно обронил?

Вчера версию Веры Ивановны военспец главного штаба ВВС Александр Борисов отверг категорически: этого не может быть, потому что исключено.

АНОНИМНАЯ ВЕРСИЯ

"Это ответ на бомбежки Чечни!.."

Вчера в 12.45 в центральном офисе информационного агентства гИнтерфаксх раздался телефонный звонок, и неизвестный, который говорил с кавказским акцентом, заявил: "То, что произошло в Москве и Буйнакске, - это наш ответ бомбардировкам мирных сел Чечни и Дагестана".

КЛИНИЧЕСКАЯ ВЕРСИЯ

Илюхин обнаружил террористов в "Отечестве"

Вчера глава думского Комитета по безопасности Виктор Илюхин высказал свою версию о причинах взрыва. Она больше напоминает диагноз нынешних политических нравов: "Если господину Лужкову небезразличны судьбы москвичей, если он думает об их безопасности, он должен выйти из гОтечествах и, возможно, вообще снять свой блок с участия в парламентских выборах. Та напряженность, которая создалась в отношениях между Лужковым и Кремлем, может еще повлечь огромные человеческие жертвы. Именно с этой сферой - сферой данных взаимоотношений - я в какой-то мере - дай Бог ошибиться - связываю сегодняшний взрыв в Москве".

ДЕНЬ

Самая невероятная версия: виновата жена киллера? Десять дней назад, сразу после взрыва на Манежной площади, в редакцию позвонил человек: "У меня есть эксклюзивная информация по теракту".

Подобных звонков после ЧП всегда бывает немало, и к этому мы отнеслись скептически. Но тем не менее договорились о встрече.

- Как вас узнать?

- Я буду в светлом костюме, в руках ключи, - лаконично отрезал абонент.

Метро гОхотный рядх, центр зала. Вот и он, щуплый человек с усами в светлом костюме, в руках позвякивает связка ключей.

- Опаздываете.

- Проверяю, нет ли хвоста.

Идем на выход. Владимир (так он назвался) озирается по сторонам. Садимся за столик в кафе. На щекахсобеседника двухдневная щетина, безумная искорка в глазах. Он нервничает.

Версию Владимира о теракте на Манежной передаем в изложении:

"В 1996 году по подозрению в двух заказных убийствах был задержан некий Александр З. В 1999 году состоялся суд, где его признали виновным и осудили на 15 лет. Жена Александра Наталья осталась с двумя детьми. С января я стал жить с ней вместе. Через пару месяцев после этого Александр передает через Наташу "маляву" для своих друзей. В записке сообщались координаты его подельника по фамилии Руденко, тоже киллера, который исчез с 15 тысячами долларов, они с З. получили их как гонорар за убийства. Товарищи З. начинают выбивать по частям из подельника долю. Но в один прекрасный момент должник исчезает. И тогда, придя к его жене, кореша З. говорят: "Если ты не хочешь, чтобы этот нож в следующий раз резал твое горло, передай мужу, чтобы он расплатился". Но муж обратился в РУБОП. В итоге задержали... Наташу, жену Александра, - по подозрению в организации разбойного нападения. И посадили в СИЗО.

Я все это время жил у нее на квартире. Периодически раздавались звонки по телефону, и голоса с кавказским акцентом просили Наташу. Я отвечал, что она в тюрьме. Кавказцы возмущенно советовали мне: "Ты, мужчина, нэ можэшь помочь жэншинэ. Действуй, а то устроим такой салют, какого Москва нэ выдэла!"

В конце концов 30 августа мне на пейджер пришло сообщение. Текст - дословно: "Если Наташку завтра не освободят, будет салют. С уважением друзьях. Сообщение пришло в 10.00.

Я занимаюсь частной адвокатской деятельностью, поэтому сообщения получаю и покруче. Но здесь сработала интуиция, сразу понял - дело серьезное. Обратился в милицию, в МВД. Там не поверили: "Ты думаешь, это серьезно?.." Я ответил: гХотите - верьте, хотите - нет, а я делаю ногих. Весь следующий день провел за пределами Москвы - обеспечивал себе алиби. Вернувшись, узнал о взрыве на Манежной.Меня вызывали в МВД, допрашивали. Но ничего нового я сообщить им не мог.

После этого кавказцы позвонили еще раз: "Ты нычего нэ сдэлал. Если Наталью нэ выпустат, взрывы будут повтораца черэз каждый дэн... нэт, каждую нэдэлу".

Увы, мы не поверили странному рассказу - уж слишком много натяжек. И прямо сказали об этом Владимиру. Выслушав наши сомнения, он усмехнулся: "Смотрите, когда поверите, будет поздно".

Не поверили - а сейчас казним себя за это - и в среду вечером, когда Владимир пришел в редакцию "Комсомолки": "Следующий взрыв обещали через семь дней. Срок истекает этой ночью..."

В полночь взорвался дом в Печатниках...

Узнав об этом, мы разыскали вчера Владимира. Сидели, разговаривали в кафе напротив редакции. В этот момент на его пейджер пришло очередное сообщение: "Мы сделали второй салют. Будет и третий, если нужно. С уважением друзья".

Р. S. Наталья содержится в СИЗО номер шесть, который находится в Печатниках, недалеко от места трагедии. Совпадение?

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также