Политика

«Я для себя еще не принял решение, пойду я - не пойду на выборы в 2024 году»: 13 самых ярких цитат пресс-конференции Путина

Президент рассказал, когда он вакцинируется, что случилось с Навальным и смотрел ли видео с Дзюбой
Президент рассказал, когда он вакцинируется, что случилось с Навальным и смотрел ли видео с Дзюбой

Президент рассказал, когда он вакцинируется, что случилось с Навальным и смотрел ли видео с Дзюбой

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

- Знаете, на что хотел бы обратить внимание? Что является, совершено очевидно, положительным элементом развития экономики? 70 процентов российского бюджета уже формируется не за счёт нефтегазовых доходов. Это значит, что мы не в полной мере, но всё-таки начинаем слезать с так называемой нефтегазовой иглы. И если кому-то хочется представлять нас до сих пор бензоколонкой, то это уже не имеет под собой реальных оснований. Хотя зависимость ещё очень большая, и мы это должны иметь с вами в виду.

***

- Я всех призываю самым внимательным образом относиться к рекомендации специалистов. Вы надели сразу маску – это очень здорово. И у вас перчатки. Специалисты нам говорят о том, что те вакцины, которые поступают в гражданский оборот на сегодня, предусмотрены для граждан в определенной возрастной зоне. И до таких, как я, вакцины пока не добрались. Я повторяю еще раз, я человек в этом смысле достаточно законопослушный, я прислушиваюсь к рекомендациям наших специалистов, и поэтому пока этой вакцины не поставил. Но я обязательно это сделаю, как только это станет возможным. Это первое.

***

- Где деньги? Вот это меня тоже очень интересует.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

***

- По поводу заданий спецслужбам - задания, конечно, всякие даются, но это, наверное, не то место, где мы должны обсуждать, как эти задания исполняются.

***

- (Сергею Шнурову) - Обратитесь к известным фильмам, классике советского кино, когда при падении секции батареи на ногу нужно говорить «редиска», а не употреблять ненормативную лексику. Язык русский достаточно богатый, для того, чтобы ясно и доходчиво выражать свои мысли, не прибегая к этой ненормативной лексике, о которой вы сейчас сказали. Но хочу вас поблагодарить уже за то, что вы сейчас ее не использовали, как вы это делаете иногда, я так понимаю, со сцены, на массовую аудиторию. За это вам большое спасибо. За сегодняшнюю нашу форму общения.

***

- Что касается этого пациента в берлинской клинике. Песков мне вчера сказал о последних измышлениях на этот счет по поводу данных наших спецслужбистов и т.д. Слушайте, мы прекрасно понимаем, что это такое и в первом, и в этом случае. Это не какое-то расследование, это легализация материалов американских спецслужб. А что, мы не знаем, что они локацию отслеживают, что ли? Да наши спецслужбы хорошо это понимают и знают. Знают сотрудники ФСБ и других специальных органов. И пользуются телефонами там, где считают нужным не скрывать свое место пребывания и т.д. Если это так (а это так, я вас уверяю), это значит, что этот пациент берлинской клиники пользуется поддержкой спецслужб США в данном случае. А если это правильно, тогда это любопытно. Тогда спецслужбы, конечно, должны за ним присматривать. Но это совсем не значит, что его травить нужно. Кому он нужен-то? Если бы хотели, наверное, довели бы до конца. А так жена ко мне обратилась, я тут же дал команду выпустить его на лечение в Германию, в эту же секунду.

***

- У нас расходятся сейчас взгляды на отдельные вопросы с президентом Эрдоганом. Может быть, иногда даже противоположные взгляды, но это человек, который держит слово, мужчина. Он хвостом не виляет. Если он считает, что это выгодно для его страны, он идёт до конца. Это элемент такой прогнозируемости, это очень важно для того, чтобы понять, с кем имеешь дело.

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

***

- (об Иване Сафронове) Вы сказали, что он мог оступиться. Да, бывает. За это можно было бы простить. Бывает и так. Надо смотреть степень общественной опасности содеянного. Какой он реально вред нанес. Вообще ему вменяется там шпионаж, не измена, но самый большой грех, который у нас есть, это предательство. Сдача информации закрытого характера иностранной спецслужбе - это предательство. Я понимаю, что, может быть, это так не очень хорошо звучит для тех, кто доверял этому человеку, дов