Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-2°
Звезды
Эксклюзив kp.rukp.ru
4 ноября 2020 9:45

Павел Астахов: «Рукописи Ахматовой, которые изъяли у Цивина, стоят дороже, чем четырехкомнатная квартира Баталовых»

Каждый день появляется новая информация по делу о мошенничестве с имуществом семьи народного артиста
Чета Цивиных признала свою ошибку и возвращает Баталовым и квартиры, и деньги

Чета Цивиных признала свою ошибку и возвращает Баталовым и квартиры, и деньги

Фото: Борис КУДРЯВОВ

Одни источники сообщают, что конфликт между вдовой и дочерью Алексея Баталова и «друзьями семьи» 72-летней Натальей Дрожжиной и 73-летним Михаилом Цивиным (супругов обвиняют в мошенничестве) почти решен. Что чета Цивиных признала свою ошибку и возвращает Баталовым и квартиры, и деньги.

По другим источникам, мирного решения быть не может. 30 октября в квартире Михаила Семеновича прошел обыск, в результате которого были изъяты пять пакетов с архивами Алексея Баталова. Среди бумаг - рукописи Анны Ахматовой. На каком основании семейные реликвии народного артиста оказались у Цивиных, сейчас выясняет следствие.

Что же происходит на самом деле, мы спросили у адвоката Павла Астахова. Он защищает интересы Баталовых.

- Многое из того, что вы слышите - это фантазии либо журналистов, либо представителей обвиняемых…

Когда Цивин и Дрожжина еще находились в статусе свидетелей, они категорически не хотели возвращать имущество (это 1/3 доли в квартире по улице Серафимовича, нежилое помещение там же и квартира по 1-му Самотечному переулку, которые перешли от Марии Баталовой в собственность Натальи Дрожжиной по договору ренты – Ред.). Они жестко стояли на своем: все оформлено по закону. Если и вернем, говорили они, то при условии, что договор будет переоформлен на Надежду Баталову (старшую дочь актера от первого брака – Ред.).

Но Надежда к этому имуществу не имеет никакого отношения. Алексей Владимирович все завещал своей младшей дочери Маше. Как и почему так договорились, это личное дело семьи. Кстати, у Надежды нет имущественных претензий, за что ей большое спасибо.

Павел Астахов

Павел Астахов

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Так вот, когда с Цивиным не удалось договориться по-хорошему, Гитана Аркадьевна (вдова Баталова - Ред.) обратилась к Никите Михалкову с просьбой защитить их с Машей. Никита Сергеевич обещал помогать до тех пор, пока проблема не решится. Он попросил меня разобраться. После этого Следственный комитет возбудил уголовное дело. Баталовых признали потерпевшими. Над Цивиным и Дрожжиной нависла угроза уголовного преследования, но обвинение еще не было предъявлено. Мой коллега адвокат Анатолий Кучерена предложил примирительную процедуру - подписать соглашение о расторжении ренты, чтобы хотя бы вернуть имущество. Хорошо, сказали мы, но с условием: Цивины должны подписать соглашение о признании причиненного вреда.

- В чем заключается вред?

- В том, что они долго отказывались расторгать договор и возвращать имущество, что своими действиями оскорбляли, унижали Гитану Аркадьевну и Машу, что забрали их деньги. Мы предложили подписать гражданско-правовое соглашение о признании их действий неправомерными. Только в этом случае было возможно расторжение ренты. Но та сторона слишком долго думала, подписывать такое соглашение или нет, буквально до тех пор, пока им не предъявили обвинение.

- Цивин и Дрожжина вроде бы признали свои ошибки. Может быть, снова сесть за стол переговоров?

- Примирение уже невозможно. Закон не позволяет. Их обвиняют по серьезной статье (159-я статья, часть 4 УК РФ – мошенничество в особо крупном размере). Следователи оценили ущерб, нанесенный Баталовым, примерно в 37 миллионов рублей. Кроме того, чтобы подписать соглашение стороны должны встретиться. Но по решению суда Цивину и Дрожжиной запрещено общаться с потерпевшими.

У нас вообще вызывает сомнение законность договора ренты. Не только потому, что Гитана Аркадьевна и Мария считают, что они его не подписывали. Договор был заключен 12 сентября 2019 по доверенности. Эту доверенность Мария Баталова выписала на свою мать в феврале 2015 года. Маша дееспособная, но в силу того, что она больна ДЦП, многие вещи она не может делать самостоятельно. Поэтому довольно часто она оформляла доверенность на Гитану Аркадьевну. И та от ее имени заключала разные договоры.

Но по доверенности, выписанной в феврале 2015 года, Гитана Аркадьевна не могла заключить договор ренты. Еще был жив Алексей Владимирович, ни о какой ренте не было и речи тогда.

- Господи, как все запутано…

- Все так и делалось мутно и запутано. Криво был составлен договор. Не возвращалось имущество. Вдове хамили, грубили, пугали… Зачем надо было угрожать Маше? (вроде бы Михаил Цивин сказал ей, что она еще пожалеет, что пошла против них – Ред.). Она мне пишет: «Павел Алексеевич, вот сейчас все закончится, их накажут, а через пару лет они опять придут и нам отомстят». Маша – инвалид детства, с тяжелой формой ДЦП. Как можно ее запугивать!? Где совесть у этих людей?

- Ну а зачем понадобилось возбуждать уголовное дело? Это же гражданско-правовые отношения. То, что Баталовым вернут их имущество, не вызывает сомнений…

- А такие сомнения были, пока Цивину и Дрожжиной не предъявили обвинение. Многие уголовные дела вытекает как раз из гражданско-правовых отношений. Допустим, вы взяли деньги взаймы, а возвращать не собираетесь. Вроде бы гражданско-правовой спор, но возбуждается дело о мошенничестве. Было достаточно того, что Цивины не хотели возвращать Баталовым имущество. Ведь договор ренты можно расторгнуть по желанию одной из сторон. И одна сторона такое желание изъявила…

- Что с пропавшими архивами Алексея Баталова?

- 30 октября в квартире Цивиных прошел обыск. Следователи изъяли пять пакетов, в которых лежали архивы Алексея Владимировича, в том числе рукописи Анны Ахматовой, которые на аукционе, думаю, стоят дороже, чем четырехкомнатная квартира Баталовых на улице Серафимовича.

- У Гитаны Аркадьевны шел ремонт, наверное, поэтому пришлось вывозить документы.

- Какой ремонт!? Постелили дешевый ламинат. Вот и все. Но под предлогом ремонта вытряхнули все шкафы. У Гитаны Аркадьевны и Маши остались только их паспорта. Цивин вывез архив, все документы и доверенности. У него не было на это права. Он и сам это понимает. Когда пришли с обыском, он тут же заявил: я выдаю все добровольно. А что же раньше добровольно не отдал? Объясните мотив этого человека.

- Мне не понятен мотив и Гитаны Аркадьевны, которая видела, что из квартиры выносят документы, но молчала…

- Будьте снисходительны к ее возрасту. Ей все-таки 85 лет. Она забывает даже то, что было пять минут назад. Но Маша все видела. Она подробно на 17 листах описала, как это было. Мы ее показания передали следователю. Несмотря на физическую немощь, у Маши светлая голова и великолепная память. Она пишет прекрасные рассказы, у нее потрясающий литературный слог, как у барышни из ХIХ века.

- 25 октября Михаила Цивина и Наталью Дрожжину задержали на сутки, но потом выпустили из зала суда. Выходит, все-таки не было оснований для ареста…

- Какой смысл держать их под стражей? Они пожилые люди, не самого крепкого здоровья. Никто не жаждет ничьей крови, ни Маша, ни Гитана Аркадьевна. Они хотят только справедливости. Но, даже если обвиняемых отпустили домой, это не значит, что они не виновны. Уголовное дело продолжается.