Общество

Почему в Петербурге горят дворцы?

В Северной столице происходят странные метаморфозы: настоящие памятники архитектуры погибают, а уже снесенные рабочие бараки обретают статус охраняемых государством
9 ноября в Петербурге загорелся особняк Эрнеста Игеля. Фото: maps.yandex.ru

9 ноября в Петербурге загорелся особняк Эрнеста Игеля. Фото: maps.yandex.ru

…9 ноября в Петербурге загорелся особняк Эрнеста Игеля. Пожару присвоили «повышенный номер сложности», были «задействованы 17 единиц техники и 58 человек». «Выгорело 200 квадратных метров». Спасателям пришлось разобрать крышу…Сухие строчки пожарного отчета не передают степень трагедии. В таком виде здание с дивными фасадами и интерьерами изумительной красоты уйдет в зиму. Памятнику культурного наследия регионального значения и одной из жемчужин «Елисейских Полей Петербурга», как называли это место больше века назад, пришел конец!

Хотя, все к этому шло. После распада Советского Союза особняк был брошен городом: лепнина в пустующем здании осыпалась, пропал витраж, мародеры вынесли изразцовые печи, уличные художники марали залы своей «живописью». Стены сейчас еще стоят, но здание фактически погибло. Вопрос лишь в том, кто выиграет от этого пожара? Впрочем, как и в других сомнительных историях, в которых виден интерес известных в Петербурге людей.

РЕСТАВРАЦИЯ С ОГОНЬКОМ

Петербург – культурная сокровищница России. На государственном учете состоят свыше десятка тысяч историко-культурных объектов. От города ими занимается Комитет по охране памятников (КГИОП), который с 2014 года возглавляет Сергей Макаров. Однако некоторые решения управленца вызывают сомнение в его профессионализме и добросовестности.

Возьмем тот же особняк Игеля. В феврале 2020 года Смольный заключил концессионное соглашение с компанией «Асгард», которая обязалась восстановить заброшенный особняк. После ремонта в нем должна была открыться гостиница. Концессия была заключена на 49 лет. По условиям договора, инвестор привлечет на развитие проекта 302 млн – 400 млн рублей (для такого объекта – откровенно мало). Право собственности на здание город сохранил за собой.

«Весной глава Петроградского района Иван Громов заверял: ремонтные работы на особняке Игеля начнутся в этом году, - сообщает «Новая газета». - Теперь в комитете по инвестициям заявляют, что начнутся они только после получения инвестором земельного участка, а работа по оформлению его передачи все еще «ведется». Пожар еще больше приблизил низведение объекта концессионного соглашения до уровня пустого земельного участка — который только и представляет для бизнеса ценность. С чем, похоже, в Смольном никто спорить не горазд».

Проще говоря, «умер дед Максим, да и фиг с ним». Зачем тратиться на реставрацию, если на этом же месте можно построить жилой дом? Каких, кстати, за постсоветские годы по соседству и так появилось немало.

ОХРАНЯЕМЫЙ ФАНТОМ

В других же случаях петербуржцы видят прямо противоположную картину. Последний из наиболее громких скандалов – придание статуса памятника уже снесенному деревянному бараку для рабочих на территории спортивной базы Гуманитарного университета профсоюзов.

29 октября городской суд Санкт-Петербурга оставил в силе требование Комитет по охране памятников к ВУЗу восстановить снесенную деревянную дачу в Озерках. В данном случае и решение суда, и настойчивость КГИОП выглядят подозрительно.

Почему? В 1934 году профсоюзы города (тогда – Ленинграда) на членские взносы купили у разорившегося нэпмана Лобова барак, где ранее проживали его работники, и передали здание своему вузу. По документам строение было введено в эксплуатацию в 1917 году, а потом многократно перестраивалось. С 80-х годов войти в него было невозможно: ни современного отопления, ни туалетов, все прогнило. Использовали лишь участок для массовых выездов студентов на дни здоровья. А потом представители КГИОП сообщили, что это… памятник архитектуры.

Основанием для придания зданию статуса памятника стал самый старый архивный документ – план барака 1936 года

Основанием для придания зданию статуса памятника стал самый старый архивный документ – план барака 1936 года

Однако методика выявления «памятника» вызывает лишь грустный смех: «Основанием для их притязаний стало включение в 2001 году дома с подобным адресом в «Перечень выявленных объектов, представляющих историческую или культурную ценность, - сообщает «Независимая газета». - Там фигурировал адрес: Береговая, д. 4 (Восточный корпус). А университетский объект расположен по адресу: ул. Береговая, д. 4, литера А. Казалось бы, разница минимальна. Если не учесть, что в Петербурге имеется 8 улиц с наименованием «Береговая», на них 9 домов под номером четыре. Только в одном Выборгском районе таких домов 6».

К тому же, чиновники утверждали, что речь идет не о бараке, а о памятнике русского деревянного зодчества, построенном купцом Ланге в 1877 – 1879 годах. Но реальных доказательств не было никаких. В итоге чиновники отозвали иск из суда: «В ходе судебного разбирательства установлено несоответствие адреса ответчика в приказе КГИОП № 15 от 20.02.2001 и в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество, в связи с чем, отказываюсь от исковых требований и прошу производство по гражданскому делу прекратить», - сообщил прокурор Выборгского района Алексей Мещерский в письме от 5 декабря 2014.

В определении суда отмечено, что: «представитель КГИОП в судебное заседание явился, не возражал против удовлетворения заявленного ходатайства». Решение суда не обжаловалось и вступило в законную силу.

А в 2016 году, когда здания уже не существовало и руководство Гуманитарного института профсоюзов готовилось к строительству современной спортивной базы, стало известно об экспертизе, выполненной по заказу чиновников, якобы, в 2014 году. И вот она-то будто бы доказала: барак – памятник!

«ГОРОД СОВЕРШИЛ ОЧЕВИДНУЮ ОШИБКУ»

Центральная фигура в истории с восстановлением барака – глава Комитета по охране памятников Сергей Макаров. До нынешней должности он был заместителем председателя Юридического комитета правительства Петербурга. Никакого отношения к сфере культуры не имел (из биографии на сайте КГИОП следует, что всю жизнь проработал юристом и управленцем). Но, складывается ощущение, что есть у него талант под лозунгами «защиты государственных интересов» добиваться от судов и руководства города нужных результатов.

«Действия представителей охранного ведомства вызывают у нас непонимание, - сообщил начальник юридического отдела Гуманитарного университета профсоюзов Никита Бондарь. – Во-первых, трудно понять неуемную активность чиновников по поводу барака, коих по всей стране тысячи. И все от них избавляются. Во-вторых, странно видеть в судах госслужащих, регулярно представляющих сомнительные документы и оперирующих в процессах недостоверной информацией».

«Понять смысл происходящего оказалось не сложно, - отмечает газета «Версия». - Студентам нужна современная спортбаза, а не барак типовой застройки начала ХХ века. Требованием восстанавливать старый барак стоимость недвижимости обнуляется. Ее остается только продать за бесценок. Причем исключительно структурам, аффилированным с Макаровым, поскольку никто иной не купит. После чего охранное обременение легко снимается тем же КГИОП».

А если вопросы можно решать так, то вся система охраны памятников в городе находится под угрозой. Дворцы будут гореть до тех пор, пока это будет позволять правительство Петербурга.

Памятнику культурного наследия регионального значения и одной из жемчужин «Елисейских Полей Петербурга», как называли это место больше века назад, пришел конец! Фото: maps.yandex.ru

Памятнику культурного наследия регионального значения и одной из жемчужин «Елисейских Полей Петербурга», как называли это место больше века назад, пришел конец! Фото: maps.yandex.ru

«Думаю, руководство города совершило очевидную управленческую ошибку, назначив на должность главы КГИОП человека, не имеющего к культуре профессионального отношения. Сергей Макаров, по-моему, подменяет заботу государства о памятниках юридическим оформлением интересов влиятельных лиц. Отсюда и недовольство горожан. По сути речь идет о систематической дискредитации должностным лицом государственных органов власти», – резюмирует заслуженный деятель науки РФ, заслуженный работник культуры РФ, профессор, доктор педагогических наук, почетный председатель Санкт-Петербургского отделения Российского творческого союза работников культуры Владимир Триодин.