Общество

Лесная отрасль сеет стартапы

Язык пошлин оказался понятен большинству лесопромышленников - за 15 лет экспорт необработанной древесины сократился втрое

Фото: Сергей ШАХИДЖАНЯН

Лесопромышленный комплекс России стремительно меняется. Венцом преобразований стал запрет на вывоз «кругляка». Однако, чтобы уверенно конкурировать на внутреннем, а главное, внешнем рынках, отрасль должна перейти к технологичным ноу-хау.

«КРУГЛЯК» ВНУТРИ СТРАНЫ

С начала 2022 года в России вступит в силу запрет на вывоз необработанного леса, хвойных и ценных лиственных пород. К серьезным ограничениям государство готовило отрасль не один год, планомерно устанавливая для регионов квоты на экспорт и заградительные пошлины для вывоза кругляка за рамками квот. В этом году для дальневосточных компаний они составляют 60%, а в 2021-м - 80% от стоимости. Язык пошлин оказался понятен большинству лесопромышленников - за 15 лет экспорт необработанной древесины сократился втрое, составив 7% от общего объема лесозаготовки (по итогам 2019 года).

Однако и на этом фоне запрет на вывоз кругляка не выглядит мерой избыточной. В частности, он серьезно ударит по «черным лесорубам». Рослесхоз по итогам первого полугодия 2020 года оценил ущерб от незаконных рубок в 3,9 млрд. рублей. Лидер антирейтинга – Сибирь, на которую приходится 2/3 нелегально срубленного леса.

ДО ПОСЛЕДНЕЙ ЩЕПКИ

Главная цель запрета на экспорт кругляка – увеличить глубокую переработку внутри страны. Россия - лидер по запасу древесины, на территорию нашей страны приходится пятая часть всех лесов мира. Однако отечественный ЛПК не может похвастаться экономической эффективностью. Доля России в общем объеме продукции мирового ЛПК около 3%, отставание от других лесных держав заметное: Финляндия (8,4%), США (12,7%), Канада (17,3%). Однако реформы затеваются не только ради переработки древесины внутри страны, но главное – для увеличения добавленной стоимости.

- Это мировая практика – перерабатывать древесину и уже готовую продукцию отправлять на экспорт, - отмечает председатель совета директоров «Приангарского ЛПК» Олег Малкин. - Во-первых, уменьшится дефицит круглого леса на территории России. Существенно снизится цена на «кругляк», что повысит рентабельность переработки внутри страны и создаст дополнительные средства для развития отрасли, инноваций. Без них ЛПК России будет топтаться на месте, пока другие бегут. В Канаде процент переработки древесины составляет рекордные 95% - спилив дерево, они до последней щепки превращают его в продукт. В России этот показатель – 60-75%. Максимальная эффективность возможна только с помощью новых решений во всех направлениях работы ЛПК.

ОТ ЦБК ДО ПЕЛЛЕТ

Получать больше денег от использования каждого кубометра леса – задача, очевидная и для бизнеса, и для государства. Векторы работы прописаны в «Стратегии развития лесного комплекса РФ до 2030 года». В планах уже к 2030 году увеличить вклад ЛПК в ВВП России в два раза, до 1%.

- Решение о запрете на вывоз круглого леса иначе как революционным назвать нельзя. Предложений о том, чтобы просто остановить экспорт было достаточно много. Только в ГосДуме за последнее время рассматривалось около 20 законопроектов, которые предлагали так или иначе сократить, ограничить или вообще запретить экспорт необработанной древесины. Но что принципиально важно в данных президентом поручениях: одновременно с запретом отрасль ждет серьезная поддержка. Что радует лично меня – это Поручение Президента о создании единой информационной системы лесной отрасли, о необходимости которой мы неоднократно говорили с разных площадок, соответствующий законопроект мы с коллегами уже внесли в Государственную Думу - рассказал председатель комитета ГД РФ по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев в эфире Nikolaev Podcast.

Чтобы стимулировать глубокую переработку, больше 10 лет назад государство запустило механизм приоритетных инвестпроектов (ПИП) в ЛПК. Получая существенную финансовую поддержку и серьезные льготы, бизнес модернизирует инфраструктуру, создает новые предприятия, выпускает новые продукты. Недавно объем инвестиций в ПИПы был увеличен до 450 млрд. рублей. Упор будет сделан на строительство новых ЦБК, развитие пеллетных производств, деревянное домостроение.

ВЫРАСТИТЬ НОУ-ХАУ

Очевидно, что только модернизация не решит копившиеся годами проблемы отрасли. Чтобы шагнуть на несколько ступеней вверх, нужны новые технологии и прогрессивные подходы. Так, государство взяло на себя задачу перевода лесного хозяйства в «цифру» - платформу «Цифровой лес» планируют запустить к 2023 году.

О том, что технологичные решения способны в корне поменять отрасль, говорит и мировой опыт. Вместо вооруженных лопатами бригад рабочих деревья сажают рои дронов, инвентаризацией лесосек занимаются не люди, а искусственный интеллект, для управления лесохозяйственным фондом используются Big data – вот лишь несколько примеров успешных стартапов в форесттехе.

- Чем дольше отрасль была законсервирована сама в себе, жила по старым стандартам, тем в ней больше возможностей для внедрения инноваций. Показательный пример – многие лесозаготовители сегодня работают по картам 30-летней давности: актуализировать данные о столь обширной лесной территории крайне сложно. Они идут рубить ель, а там оказывается осина или, что хуже, все съедено вредителем. Все знают об этой проблеме, но ничего не могут с ней сделать. А новые технологии могут! Есть решения, которые при помощи дронов измеряют лесосеки, кубатуру древесины и даже определяют породы деревьев, - рассказывает генеральный директор и партнер Global Venture Alliance Замир Шухов.

Лесная отрасль не просто ждет свои «карты Google» или «SpaceX», а готовит почву для их появления. Так, по инициативе «Приангарского ЛПК» запущена одна из первых в России программ выращивания ноу-хау в области лесной промышленности, ForestTech Accelerator.

- Несмотря на многовековую историю, лесная отрасль − это по-прежнему «голубой океан». Разрушающие привычные подходы технологии и актуальные тренды дадут импульс к формированию принципиально нового рынка, товаров с новыми потребительскими качествами, новых продуктов на основе древесины. Как когда-то банковский сектор буквально за несколько лет пробежал путь от бумажных денег к возможности оплачивать покупки часами, так и лесная индустрия сегодня копит энергию для того, чтобы в короткое время выйти на принципиально новый уровень своего развития, − уверен Олег Малкин.