Наука

Почему пираты закапывали клады, а не гуляли на широкую ногу

И как им удавалось жить лучше лордов
Истории о пиратах и кладах до сих пор кружит голову молодых и уже не очень молодых людей. Фото: кадр из фильма "Пираты Карибского моря"

Истории о пиратах и кладах до сих пор кружит голову молодых и уже не очень молодых людей. Фото: кадр из фильма "Пираты Карибского моря"

В ноябре исполнилось 170 лет со дня рождения Роберта Льюиса Стивенсона, автора бессмертной повести “Остров сокровищ” и создателя пиратской мифологии, которая до сих пор кружит голову молодых и уже не очень молодых людей. Однако пиратские клады, о которых писал Стивенсон оказались вовсе не мифическими. Так, в 1984 году охотник за сокровищами Барри Клиффорд нашел неподалеку от полуострова Кейп-Код на северо-восточном побережье США обломки “Уиды” - корабля самого удачливого и богатого пирата “золотого века” Черного Сэма Беллами.

По оценке журнала “Форбс” общий объем его добычи равняется 130 миллионов долларов. В момент кораблекрушения в апреле 1717 года (“Уида” попала в жестокий шторм) на борту пиратского флагмана находилась добыча с 50 захваченных кораблей. В трюмах покоилось 4,5 тонны золота и серебра. Клиффорду и его коллегам удалось поднять с морского дна 15 тысяч золотых монет - тех самых пиастров, о которых вечно вспоминал попугай Джона Сильвера…

Искатель кладов Барри Клиффорд

Искатель кладов Барри Клиффорд

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

“Уида” является первым достоверно идентифицированным пиратским судном, потерпевшим кораблекрушение - ученые нашли судовой колокол с названием корабля. С развитием поисковой техники, которая способна видеть сквозь толщу воды и земли (только во время поисков пропавшего малайзийского Боинга в Индийском океане случайно обнаружили несколько затонувших чайных клипперов), шансы добраться до спрятанных пиратских сокровищ возрастают. О том, насколько на самом деле реальны слухи о пиратских богатствах и кладах, мы спросили специалиста по пиратологии Дмитрия Копелева, доктора исторических наук, доцента кафедры истории Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена в Санкт-Петербурге.

Доктор исторических наук, доцент кафедры истории Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена в Санкт-Петербурге Дмитрий Копелев

Доктор исторических наук, доцент кафедры истории Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена в Санкт-Петербурге Дмитрий Копелев

Фото: Кадр видео

ЛЕГАЛИЗОВАТЬСЯ, КАК ФРЕНСИС ДРЕЙК, СМОГЛИ ЕДИНИЦЫ

- Дмитрий Николаевич, насколько у пиратов была распространена практика закапывать сокровища в землю? Не слишком ли это экзотичный способ инвестирования денег?

- Пиратские клады, с одной стороны, это мираж. Я поначалу, читая “Остров сокровищ” и “Золотого жука” Эдгара По, думал, что закапывать сокровища довольно бессмысленно, надо ими как-то пользоваться. Но, изучая архивные документы понял, что это не фейк. Во-первых, пираты действительно имели огромные деньги. А во-вторых, у них были очень большие проблемы с легализацией капитала. Нам известно немного случаев, когда такие головорезы, вернувшись домой, могли бы спокойно устроиться на “гражданке”.

- А как же Френсис Дрэйк?

- Дрейк – это отдельная история. Во-первых, у него были особые отношения с королевой Елизаветой I Тюдор. Во-вторых, он был очень предусмотрительный человек. В сентябре 1580 года, вернувшись из своего кругосветного плавания, он не стал ломиться в Лондон на аудиенцию к королеве. Он пришел в Плимут, но из-за эпидемии чумы встал на якорь за пределами рейда, и отправил своего доверенного человека, трубача Джона Брюэра, к королеве, чтобы узнать, как Ее Величество отнеслась к его рейду против испанцев и прочим художествам. При этом, ночами с его корабля «Голден Хайнд» лодки перевозили что-то на берег. Так продолжалось две недели, пока Брюэр не вернулся, сообщив, что королева дала добро. Только тогда Дрейк сам поехал в Лондон, получил аудиенцию у королевы, во время которой получил карт-бланш на дальнейшие действия. Через несколько дней королевские чиновники поднялись на борт корабля и описали огромные богатства, которые Дрейк затем собственноручно привёз в Лондон и сдал в казну. А затем спустя какое-то время сэр Френсис неожиданно стал самым богатым человеком Англии. И возникает вопрос, а сколько же изначально было золота на его корабле? Сколько он сумел вовремя припрятать? Если говорить о пиратских кладах сегодня, то их действительно находят, но это скорее клады в научном понимании этого слова.

- Что вы имеете в виду?

- Ну, например, не так давно в заливе Боффард - это Северная Каролина - был найден корабль Эдварда Тича “Месть королевы Анны”. Над ним уже лет 15 работает знаменитый археолог Кимбери Кеньон. Там очень значимые для науки «сокровища»: водолазы подняли десятки тысяч артефактов. Это любопытные вещи: помимо двух десятков пушек, пушечных ядер и гранат, подняли книги из библиотеки Тича Черной Бороды, это книжки о путешествиях 1712 года. Достали также судовую аптечку, причем в наборе обнаружили тонкий шприц для лечения сифилиса. Тич вообще очень интересная фигура. У него был французский повар, а химический анализ показал, что на камбузе хранились очень интересные продукты. Например, кабанье мясо…

Олег Борисов в роли капитана Флинта. Фото: кадр из фильма "Остров сокровищ"

Олег Борисов в роли капитана Флинта. Фото: кадр из фильма "Остров сокровищ"

СЕКС, ШМОТКИ И КУЛИНАРНЫЕ ИЗЫСКИ

- То есть пираты не отказывали себе в радостях жизни?

- Отказывать себе в радостях жизни вообще никогда нельзя. Вы учтите, что для пиратов, как для людей простых, их ремесло было не просто морским разбоем, а в какой-то мере социальной альтернативой. Потому что в сословном обществе они ни при каких обстоятельствах не могли встать вровень с лордом. А в море - могли. В чем проявлялась эта альтернатива, помимо, естественно, карманов, набитых золотом?

Во-первых, ты хорошо одеваешься, у тебя крутые шмотки с захваченных кораблей и ты демонстрируешь, что жизнь удалась. Во-вторых, ты начинаешь вкусно есть. Как аппетитно пираты предаются чревоугодию! Они вкушают такие яства, которых в Лондоне-то никто никогда не видел: устрицы, черепаховые супы и нежнейшее черепаховое мясо, бананы, авокадо и прочие экзотические фрукты.

В Лондоне не каждый аристократ мог себе это позволить - такие продукты стоили бешеных денег. И третья вещь, которая помимо денег, шмоток и вкусной еды привлекала к пиратскому ремеслу - это секс. Что моряки могли получить где-нибудь в Бристоле или на берегах Темзы? Женщины из грязных притонов, где за неделю ты спускаешь все деньги и можешь вновь пускаться в плавание без гроша за душой? А в Вест-Индии открывалась совершенно роскошная сексуальная поляна - прекрасные туземные девушки, креолки, индианки... Об этом мало исследований, тем более в России, но это одна из интереснейших страниц истории Великих географических открытий. Ведь европейцы открывали не только новые земли, но и получали новый эротический опыт, он являлся мощным двигателем при освоении неизвестных территорий.

Для пиратов, как для людей простых, их ремесло было не просто морским разбоем, а в какой-то мере социальной альтернативой.

Для пиратов, как для людей простых, их ремесло было не просто морским разбоем, а в какой-то мере социальной альтернативой.

СКОЛЬКО ПИАСТРОВ УМЕЩАЛОСЬ В МАТРОССКИХ СУНДУЧКАХ

- Но вернемся к пиратским кладам. А сокровища на борту корабля Черной Бороды нашли?

- Какие-то монеты попадаются, но с сокровищами в привычном понимании там напряженка. Есть чудаки, которые в наши дни пытаются найти пиратские сокровища на острове Сент Мэри возле Мадагаскара. Найдены монеты и на стоянке алжирских пиратов, в 2000-х годах обнаруженной на юге Ирландии. Но клады будоражили не только наше воображение. Современники пиратов тоже всеми силами души мечтали добраться до их золота. А оно действительно существовало! Например, когда военные перехватывали людей из команды знаменитого капитана Кидда, в их матросских рундучках оказывалось по 1000 и более фунтов. Это безумные по тем временам деньги, на которые можно было купить поместье, жить на широкую ногу. Такая сумма могла скопиться у английского генерала за годы беспорочной службы. Мне приходилось читать свидетельства людей, которые встречались с пиратами в районе Мадагаскара, и у них в голове не укладывалось, чтобы у подобных субъектов в кармане могло оказаться такое количество звонкой монеты. Иногда это были не деньги, а алмазы. А с их реализацией всегда было непросто.

- Почему?

- Во первых, когда у вас в кармане бриллианты, но нет реальных шиллингов или дукатов, вы подохнете с голода, так как разменять или распилить драгоценные камни непросто. А разденут вас местные торговцы по полной программе. Во-вторых, богатство сложно было провезти домой: в районе мыса Доброй Надежды стояли английские военные конвои, которые обыскивали любой подозрительный корабль и странных «пассажиров» на его борту. И даже если вы провезли сокровища в метрополию, ваши проблемы только начинались. Я вам напомню назидательную легенду про «мадагаскарского короля», знаменитого пирата Джона Эвери, у него основную часть капитала составляли как раз алмазы, захваченные в Индии. Эвери сумел укрыться от правосудия и «встал на якорь» в какой-то глубинке на севере Британских островов. Затем попытался скинуть алмазы перекупщикам в Лондоне, но те были ребята бедовые, не менее отчаянные, чем сам Эвери. В итоге он остался и без алмазов, и без денег; скончался же в нищете, прося денег на стаканчик рома, будучи когда-то хозяином огромных сокровищ. Точь в точь, как описывал Стивенсон в “Острове сокровищ”. Поэтому у пиратов был резон закапывать сокровища до лучших времен.

Кадр из сериала "Остров скоровищ"

Кадр из сериала "Остров скоровищ"

РОССИЯ - РОДИНА ПИРАТОВ

- С отмыванием денег сейчас дело поставлено на куда более широкую ногу…

- В те времена тоже хватало эффективных менеджеров. В 1709 году в лондонской Палате общин рассматривался вопрос об амнистии пиратам с Мадагаскара. Просителем за них выступил вице-адмирал Перегрин Осборн, маркиз Кармартен. Он сказал: необходимо дать им амнистию, чтобы эти люди работали на Британский флот. Пусть они передадут казне свою добычу, этими деньгами заплатят за прощение, а потом будут служить на кораблях. Да, говорил он, их сокровища появились в результате разбоя, но вернуть их собственникам, каким-то арабским и армянским купцам, уже все равно невозможно, а закопанные где-то на Мадагаскаре они не приносят никакой пользы.

Такие же “конструктивные” предложения выдвигали и губернаторы французских островов в Вест-Индии. Мне посчастливилось читать их переписку с Парижем, сохранившуюся в Национальном Архиве Франции. Они пишут: бюджет маленький, надо строить города, развивать колонии… а где взять деньги? А вот на соседнем острове сидят форбаны (так французы называли пиратов) на мешках с золотом. Вот дословная цитата: “...из всех форбанов, которые попросили милости, наименее богатые имели при себе до 5 тысяч пиастров, что позволяет нам предположить, что они могли бы завезти на остров сумму до 100 тысяч пиастров, которая там бы осталась и пошла бы на пользу колонии.” А вот послание самих пиратов: «Испытав истинное раскаяние за наши прегрешения и греховные преступные дела с намерением отныне жить как добропорядочные верноподданные, мы припадаем к ногам почтенного шевалье де Фекьера», - писали эти милейшие люди в обращении к губернатору Французских Подветренных островов в мае 1719 году, рассчитывая, разумеется, после небольшого релакса в борделях Мартиники, вернуться к прежним занятиям. Но у этой истории есть и русский след.

- В каком смысле?

- Миражи пиратских кладов волновали не только Париж, Лондон или Гаагу - эта история и в Петербурге представляла интерес. Мало кто помнит, что у нас в 1723 году была организована экспедиция на Мадагаскар. Это моя любимая тема - экспедиция была тайная, там была замешана высокая политика, а на кону стояли очень большие деньги. Петр Великий рассчитывал получить значительные суммы за счет предоставления пиратам или тем, кто выступал от их имени, неких гарантий свободы и безопасности. При этом шли разговоры о том, чтобы предоставить им возможность проживать на Кольском полуострове в русском Заполярье.

Пират по прозвищу Джек Воробей - один из самых ярких кинообразов флибустьеров. Фото: кадр из фильма "Пираты Карибского моря"

Пират по прозвищу Джек Воробей - один из самых ярких кинообразов флибустьеров. Фото: кадр из фильма "Пираты Карибского моря"

ПРОДОЛЖАТЕЛИ СЛАВНЫХ ТРАДИЦИЙ

- Умерла ли вместе с золотым веком пиратства практика, когда государство делится правом на насилие с авантюристами, искателями приключений? Можно ли назвать частные военные компании с каком-то смысле продолжателями “славных традиций” приватиров и каперов?

- Конечно, а как же иначе? Во все времена есть операции, которые государству удобнее проводить с помощью как бы частных лиц, чтобы быть вроде бы в стороне, но в то же время держать руку на пульсе. В свое время власти выдавали частным лицам каперские свидетельства, которые позволяли на законных основания грабить корабли противника - другое дело, что потом эти люди отбились от рук и занялись морским разбоем, уже не разбирая под каким флагом идет судно. Сегодня солдаты удачи так же выполняют важные для государства миссии. Но пиратство существует сегодня и в лице удивительных сомалийских пиратов, которые выполняют какую-то не всегда понятную миссию. Актеры ли это? Действующие головорезы? Или несчастные голодные африканцы, которые вынуждены жить за счет автомата Калашникова?

- А почему они актеры?

- На пиратов-то можно многое списать. Да, есть вполне реальные нападения, которые жестко фиксируются. Но помимо этого возникают ситуации, корни которых уходят в тайные счета, непонятные финансовые операции и когда вам нужно прикрыть свои грехи, тут очень кстати появляется лодка, набитая смуглыми ребятами с автоматами. Многие задумались, может быть это бутафория?... В истории с сомалийскими пиратами есть прямая аналогия с “золотым веком” пиратства. Там, где возникает дефицит власти (а в этих регионах Африки власть государства присутствует очень условно), где существуют не разделенные сферы влияния - там немедленно появляются авантюристы, искатели приключений, которые силой оружия диктуют свои правила игры. Вспомните Запорожскую Сечь, Далмацию (неретвские пираты), ускоков Адриатики, Алжир, Юго-Восточную Азию... - все те места, где компактно проживали романтики ножа и топора. Но как только там появлялась государственная власть - что пиратская, что казачья вольница довольно быстро заканчивались.

ПОСЧИТАЕМ?

Сколько награбили джентльмены удачи

Некоторое время назад журнал “Форбс” оценил финансовое состояние самых известных пиратов

1. Сэмюэл «Черный Сэм» Беллами - $130 млн

2. Сэр Фрэнсис Дрейк - $115 млн

3. Томас Тью - $103 млн

4. Джон Боуэн - $40 млн

5. Бартоломью «Черный Барт» Робертс - $32 млн

6. Жан Флери - $31,5 млн

7. Томас Уайт - $16 млн

8. Джон Холси - $13 млн

9. Гарри Морган - $13 млн

10. Эдвард Тич «Черная Борода» - $12,5 млн

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Тест КП: Не таков пират, как его малюют

440 лет назад - 13 декабря 1577 года - Фрэнсис Дрейк отправился в экспедицию, прославившую Англию и корсаров. Хороший повод развенчать несколько мифов и привести парочку интересных фактов (подробности)