Дом. Семья25 ноября 2020 4:57

11 месяцев в засаде ради одного снимка

Как российскому фотографу Сергею Горшкову удалось сделать лучшее фото дикой природы в мире
Чтобы сделать эти снимки, Сергею пришлось предугадать и место, где появятся эти прекрасные кошки, и как они себя поведут. Фото: © Sergey Gorshkov, Wildlife Photographer of the Year 2020

Чтобы сделать эти снимки, Сергею пришлось предугадать и место, где появятся эти прекрасные кошки, и как они себя поведут. Фото: © Sergey Gorshkov, Wildlife Photographer of the Year 2020

Среди фотографов дикой природы конкурс Британского музея естествознания Wildlife Photographer of the Year - это как Олимпийские игры для спортсменов. Даже бронзовая медаль - предел мечтаний. И вот впервые за полвека главный приз взял наш соотечественник Сергей Горшков. Фотография тигрицы, обнимающей дерево, получила Гран-при. О том, как это удалось, мастер рассказал в эфире программы Радио «КП» и Русского географического общества «Клуб знаменитых путешественников».

- Вы не представляете, насколько я счастлив, что главный приз этого конкурса приедет в Россию. Путь к нему был очень длинным, трудным... и интересным. С 2007 года я посылаю свои снимки на Wildlife Photographer, побеждал даже в нескольких номинациях, но в этом году впервые удалось победить. Там участвуют лучшие фотографии со всего мира, поэтому пришлось трудиться много лет, идти шаг за шагом...

- Вы правда почти год потратили на то, чтобы сделать снимок тигрицы?

- В России живут сибирские тигры (их еще называют амурскими и уссурийскими). Их всего 580 - 600 штук осталось. Даже просто увидеть этого удивительного зверя вживую - большая удача, а уж красиво снять практически невозможно. Я долго думал, как решить эту проблему, пока не пришел к идее скрытой камеры.

В январе 2019 года я установил свою первую фотоловушку в национальном парке «Земля леопарда». И только в ноябре она сработала - сняв тигрицу, которая обнимает пихту.

- То есть не сидели в засаде столько времени?

- Нет, использовал камеру с датчиками движения. Но это только звучит просто. Хороший снимок, полученный скрытой камерой, это высший пилотаж в мире природной фотографии. Это в тысячу раз сложнее, чем просто снять при контакте. Ведь я не вижу объекта съемки. Я должен быть режиссером, продюсером, оператором невидимой сцены. Я все должен предвидеть - правильно выставить камеру, установить датчики, свет, экспозицию. Нужно понять, как пройдет зверь, куда он посмотрит, как он себя поведет в данный момент, куда лапу поставит. Только благодаря знанию поведения животных, знанию технических аспектов ты можешь сделать именно тот снимок, который задумал.

- То есть вы реально представляли, как будет выглядеть снимок тигрицы?

- Представлял, но ожидал немного другого кадра. Обычно тигрицы, подходя к подобным меточным деревьям, встают на задние лапы, вытягиваются и оставляют метки когтями. Ну то есть я думал, что тигрица расположится сбоку и начнет чесать когти. Но она повела себя как настоящая женщина - непредсказуемо. Она просто взяла и обняла это дерево. За что ей большое спасибо.

СОВЕТ МАСТЕРА

- Вы много лет входите в жюри фотоконкурса РГО «Самая красивая страна». Посоветуйте, как победить в нем?

- Невозможно снимать дикую природу, сидя дома на диване, смотря какую-то передачу о дикой природе. Нужно оторвать задницу от дивана, взять в руки камеру и идти снимать. И провести определенное время в дикой природе, с дикими животными. А чтобы победить, нужно в первую очередь проанализировать то, что уже снято, на мой взгляд, и сделать что-то новое, и гораздо лучше и круче, чем снято до вас. Только новизна - самый главный принцип, по крайней мере для меня.

Тот самый снимок-победитель «Объятия». Фото: © Sergey Gorshkov, Wildlife Photographer of the Year 2020

КАК ИЗМЕНИТЬ ЖИЗНЬ

- Если вернуться на несколько лет назад, как так получилось, что успешный нефтяник, человек, который очень любил охоту, неожиданно все бросил и стал фотографом дикой природы?

- У каждого в какой-то момент происходит переоценка ценностей. Когда мне попала в руки камера, я понял, что вот это - мое. И вторая часть моей жизни, с камерой в руках, гораздо интереснее, насыщеннее, чем первая. Я теперь очень счастлив и ничего не хочу менять. Я буду продолжать снимать, потому что мне это очень нравится.

- Сколько вам было лет, когда вы так резко изменили свою жизнь?

- Это случилось, по-моему, году в 2000-м. Я поехал в Африку, пытался охотиться и в один момент понял, что не могу нажать на спусковой крючок. Что в охоте ради забавы нет никакого смысла....

Вернувшись из Африки, я увидел фильм о дикой природе Камчатки - про медведей, которые ловили лосося на Курильском озере. Вот на это место я и отправился.

- Долго там снимали?

- 7 лет в общей сложности. Снимал медведей, вулканы, лис, росомах, соболей, выпустил несколько книг, было огромное количество выставок всяких. И оттуда началась моя история съемки.

- Как публика встретила ваши первые альбомы?

- Многие охотники писали мне письма: «Сергей, после того как мы увидели ваши фотографии, мы продали свое оружие, взяли в руки камеру и начали снимать». Честно говоря, это, наверное, самая большая награда за все то, что я смог сделать.

САМАЯ НЕДОСНЯТАЯ СТРАНА

- Помните кадр, после которого вы осознали, что перешли в ранг профессионала?

- А я не считаю себя профессионалом. Профессионалы снимают за плату. Я снимаю в свое удовольствие. Как говорится, невозможно любить за деньги. Когда я снимаю для себя, я вкладываю душу, всю свою фантазию, все свое умение и опыт. Я могу потратить на каждый снимок столько времени, сколько нужно, пока не достигну того, что хочу. Профессионалы работают по-другому. Я не говорю, что они работают плохо, но есть большая разница.

- То есть вы фотолюбитель?

- Наверное, так правильно будет сказать.

- Какие самые любимые места для съемки?

- Я фанат России, люблю путешествовать по нашей стране. Но путешествовать медленно, вдумчиво.

Обычно выбираю проект какой-то и снимаю от 3 до 5 лет, пока не раскрою его полностью, не сниму все то, что я планировал. Та же Камчатка, на которую я потратил 7 лет, тот же остров Врангеля (3 года), плато Путорана (3 года), Таймыр (лет 10), Земля Франца-Иосифа, тайга сейчас – дальневосточные леопарды и тигры.

Я на каждый проект трачу огромное количество денег, времени и сил. Мне многие говорят: «Сергей, ради чего? Ради 2-3 фотографий?» Я всем отвечаю: «Да, ради этого. Чтобы показать людям то, что они могут никогда не увидеть.

Реально фотограф дикой природы это самый сложный, наверное, и самый интересный из жанров фотографии.

- Я неоднократно слышал от членов жюри фотоконкурса РГО что Россия не только самая красивая страна, но и самая недоснятая.

- Россия на самом деле самая недоснятая страна. И самая сложная по логистике для съемок. Возьмем тот же остров Врангеля, плато Путорана, Таймыр, Землю Франца-Иосифа. Колоссальные траты. На подготовку экспедиции уходят годы. Чтобы не просто приехать, 20 минут поснимать, а чтобы поснимать там комфортно, несколько лет. Чтобы все это организовать, нужно любить это дело, знать, к чему ты стремишься, гореть этим.

- Я много ваших альбомов держал в руках. Мне показалось, что больше всего теплоты было в альбоме о Путоране.

- Знаете, я влюбляюсь в каждое место, и очень сложно уйти с него, сказав: стоп, я все снял. Потому что каждый год рождаются новые идеи, новые планы. После каждой съемки приезжаешь, анализируешь снимки и понимаешь, что можно снять еще вот так, вот так и вот так - в общем нужно потратить еще год. Но я понимаю, что всю жизнь невозможно петь одну и ту же песню. Обычно, после того как я выпускаю книгу, проходит ряд выставок, выступлений на фестивалях, тема становится для меня закрытой. То есть я прошел там первый, я показал ее, и дальше люди идут по моему следу. Таких мест в России еще огромное количество – снимай, снимай и снимай: жизни не хватит!

КАК НАЙТИ ОБЩИЙ ЯЗЫК С МЕДВЕДЕМ

- Есть животные, с которыми нравится работать больше всего?

- Знаете, когда начинаю какой-то проект, я влюбляюсь в каждое животное. Начинал снимать медведей -- они были и остаются моей визитной карточкой. Но после этого на Курильское озеро пришли тысячи фотографов, и теперь медведем никого не удивишь.

Потом был остров Врангеля. Я влюбился в белых медведей, сов, белых гусей, песцов...

Потом переехал на плато Путорана и влюбился в водопады, которые как живой организм - замерзают, оттаивают, высыхают, возвращаются к жизни.

Тот же полуостров Таймыр с миграцией оленей, Земля Франца-Иосифа с моржами...

Сложно выделить того, кого больше люблю снимать... Просто мне нравится работать над какой-то конкретной темой и раскрыть ее до конца. Вот это, наверное, самое главное.

- Животное – это не человек, ему не скажешь: секундочку, повернись чуть-чуть левее и т.д. Как удается найти с ними общий язык?

- Скорее всего, работает накопленный с годами опыт. Нужно все предвидеть, предсказать, что будет в следующую секунду, и успеть в нужный момент нажать на кнопку и снять. И знание животных, их поведения.

- То есть предшествует очень большая подготовка?

- Конечно! Я же не иду с шашкой напролом. Я очень много трачу времени на подготовку объекта, на изучение места. Это облегчает процесс съемки. Я выстраиваю в голове какие-то кадры, какие-то идеи. Выставить можно все, что хочешь, это легко реализовать в студии, но когда ты попадаешь в дикую природу, то здесь должно совпасть очень много. Вот ты и готовишься, чтобы все это совпало... а потом ждешь.

Самое большое искусство съемки дикой природы – это научиться терпеть и ждать. Не снимется сегодня – снимется завтра, не завтра, так послезавтра. Нужно понимать, что не все в дикой природе происходит на раз-два-три. Но это все иногда повторяется. Зная это, я дождусь того, что я хотел.

- И что - это ожидание обходится без экстрима?

- Я работаю с дикими животными, мы ходим одними и теми же тропами. Самое главное, научиться избегать всех конфликтных ситуаций. Иногда тропы бывают очень узкие, и нужно научиться расходиться с животными. Я не буду скрывать, конечно, происходили всякие нюансы, но по принципу: сам дурак, сам спровоцировал, сам нарушил, не так себя повел. Лучше предвидеть все, знать поведение животных и быть к чему-то готовыми, чем попасть в неожиданную ситуацию.

- А как удается разойтись с медведями? Ведь медведь – одно из самых опасных животных.

- Я не соглашусь с этим. У медведей в нашей стране в разных местах разное поведение. Если взять Курильское озеро, там, где он привык к туристам, где для него очень много еды, он на человека практически не реагирует. В других местах он себя поведет по-другому. Тот же гималайский медведь, он более агрессивный, на мой взгляд, чаще нападает, чем бурый.

Если разбирать ситуации, медведь с медвежонком, наверное, самый опасный объект для съемки. Взрослые медведи, которые доминантные, они тоже опасные. Если брать 3-4-летних медведей-тинэйджеров, они тоже ищут свое место в жизни, готовы на любые споры, поэтому я бы тоже их опасался.

- Так как же с ними ее поссориться?

- В любом случае, надо соблюдать дистанцию. Я для себя выработал правило. Когда я попадаю в место, где много медведей, я никогда не прячусь от них. Лучше, чтобы медведь знал, что я здесь, он сам будет держать дистанцию. Но если уж начался какой-то спорный вопрос, нужно чувствовать себя доминантным. Стоять до последнего, не сбегать. Потому что, сколько раз были атаки фальшивые, после которых медведь разворачивался и сбегал.

- Дают совет, что если медведь начинает тебя брать на слабо, нужно поднять над головой фоторюкзак, демонстрируя тем самым, что ты очень большой. Это срабатывает?

- Не знаю. Ни разу не пользовался. Я просто стоял на своем, не отступал. Если начинаешь отходить, то медведь начинает дальше давить.

УДИВИТЕ МЕНЯ!

- Вы уже много лет являетесь постоянным членом жюри фотоконкурса РГО «Самая красивая страна». Вы много чего повидали. Часто ли, когда вы смотрите фотографии присланные, говорите: "Вау!"

- Если брать историю природной фотографии в России, то она не так далеко уходит своими корнями. Мне повезло, что пришлось писать правила и для «Самой красивой страны», и для «Золотой черепахи», и для конкурса National Geographic. Мы с командой фотографов продвигали все это. Сейчас это уже большое движение, в котором участвует огромное количество людей. Каждый год, участвуя в работе жюри, я вижу несколько фотографий, о которых реально хочется сказать: «Вау!». В России есть что снимать. Главное, научиться это снимать оригинально.

Я уехал с Курильского озера в 2009 году, и у меня в голове существует три кадра, которые я хочу снять там еще. Когда я был на Курильском озере, я снимал там один. Сейчас там сотни людей каждый день. И эти сотни людей, которые за годы превращаются в тысячи, они снимают шаблонно, снимают все одно и то же, в принципе ничего нового я там не видел. Но те мысли, которые у меня в голове сидят, их еще никто не осуществил. То есть люди просто не хотят задуматься, не хотят придумать что-то новое, идут по накатанному. Я всегда говорю: сойдите с накатанной дорожки чуть влево, чуть вправо, придумайте какие-то свои мысли и осуществите их. И это один из залогов успеха.

- Сколько обычно весит ваш фоторюкзак?

- Все зависит от идеи, куда я еду снимать, что я еду снимать. Обычно я стараюсь уместить все в один рюкзак. Но когда я еду в длительные экспедиции, то там набирается большой объем, потому что я беру запасные камеры, запасные объективы, батарейки, квадрокоптеры. Набегает огромное количество килограмм, которые очень сложно сейчас перевозить в самолете. Тем более, что с учетом веяний времени начал снимать и видео.

- Есть ли места, где вы мечтаете побывать?

- Я сейчас планирую поснимать скопление моржей на Чукотке. Там собирается несколько десятков тысяч, а может быть, сотня тысяч моржей в одном месте. В этом году из-за пандемии не поехал, дай бог, на следующий год удастся. А так я сейчас продолжаю снимать «Землю леопарда», планирую – Новая Земля, Новосибирские острова. Некогда отдыхать и сидеть на месте.

- Вы говорили, что вашему примеру последовали некоторые ваши знакомые, которые отложили ружья и взяли в руки фотоаппараты. После того как люди видят ваши книги, ваши фотографии, тоже у многих возникает желание переключиться на фотодело. С чего начать?

- Просто взять в руки камеру, снимать и получать от этого удовольствие. Если увидите, что это ваше, то всё бросайте и снимайте.

СПРАВКА «КП»

Сергей Владимирович ГОРШКОВ - российский фотограф дикой природы.

Работал в нефтяной промышленности, был успешным бизнесменом и увлеченным охотником. Но однажды понял, что больше не может нажать на курок, и сделал выбор в пользу фотосъемки дикой природы. И совершенно правильно сделал - его работы получили множество престижных национальных и международных наград. Он состоит в жюри многих фотоконкурсов, в том числе и конкурса Русского географического общества «Самая красивая страна». Учредитель российского Союза фотографов дикой природы. Автор персональных фотоальбомов: «Медведь», «Камчатка», «След Кошки», «Камчатская Одиссея», «Русская Арктика. Остров Врангеля», «Плато Путорана». Также его работы украшают географические энциклопедии «Комсомольской правды» и РГО.