Звезды
Эксклюзив kp.rukp.ru
26 ноября 2020 1:10

Сергей Газаров: «Предложения возглавить театр Джигарханяна пока не поступало»

Известный режиссер, которого актеры театра Джигарханяна выбрали своим руководителем, рассказал, какие там могут возникнуть сложности
Актер и режиссер Сергей Газаров.

Актер и режиссер Сергей Газаров.

Фото: Борис КУДРЯВОВ

После смерти Армена Джигарханяна (его не стало 14 ноября) коллектив театра, который носит его имя, обратился с письмом в Департамент культуры Москвы. В этом письме была просьба назначить новым худруком режиссера и актера Сергея Газарова. После этого журналисты накинулись на Сергея Ишхановича за подробностями. А он вежливо уклонялся от ответов, поскольку, как он говорит, предложения от ведомства Александра Кибовского пока не было. И говорить о том, чего еще не произошло, преждевременно. Негласно введен «режим тишины». Газаров целиком погружен в репетиционный процесс – он ставит в Театре Олега Табакова «Полоумного Журдена». Ну а депкульт выдерживает вежливую паузу: после смерти Джигарханяна прошло совсем мало времени. В любом случае, как бы ни голосовала труппа, решение за чиновниками, а не артистами. Может быть, на примете есть несколько кандидатур…

- Сергей Ишханович, вы откуда узнали, что труппа видит вас своим руководителем?

- Про письмо в Департамент культуры я узнал из прессы. В театре меня никто не информировал.

- Мне говорили, что артисты вас обожали, когда в конце 90-ых вы работали в театре Джигарханяна главным режиссером.

- Я тоже слышал, что ко мне там хорошее отношение, так исторически сложилось. Но есть и другое мнение: что я жесткий руководитель. Многих оттуда уволил. Так не бывает, чтобы всем было хорошо, тем более в театре. Театр – живой организм. Бывает и жестко, и больно, и грустно, особенно, если руководствоваться целью сохранить и преумножить. Честно не знаю, чем руководствовались актеры, когда писали это письмо.

- Думаю, тем, что в этом театре давно не было успеха. С вами они связывают свои надежды, что наконец придет зрительский успех. Как объяснял актерскую психологию ваш учитель Олег Табаков: «неуспех – это без меня».

- Любой театр спит и видит, как бы подняться наверх. Это нормальное желание и благая цель. Другое дело, чтобы ее достичь, надо проделать большую и тяжелую работу.

- У вас есть свое отношение к театру Джигарханяна?

- Как зритель я посмотрел там несколько спектаклей. Мягко говоря, это были неудачи. Уровень близкий к… самодеятельности (Газаров подбирает слова, чтобы говорить максимально корректно – Ред.). Если рассуждать с точки зрения режиссера, которому могут предложить этот театр, я хорошо представляю все грядущие проблемы и опасности. Чтобы прийти в театр, который просел так глубоко, с намерением его поднять и оживить, надо иметь большую смелость и ответственность. Нужны будут реформы. А они не происходят безболезненно. Кто-то обязательно пострадает. Готов ли коллектив к реформам? Это непростой вопрос.

- Сегодня реформы нужны не только театру Джигарханяна…

- Безусловно. У многих отсутствует хоть какая-то программа развития. Сейчас главный вопрос – это выживание. Поэтому идут на поводу у публики. А публике всегда нравился трэш. Актеры готовы раздеться на сцене, матюкаться, лишь бы зрители оставляли в кассе деньги. Масс-маркет сегодня составляет основу репертуара, он пользуется спросом. Какая тут может быть творческая программа?!

Раньше зрители, приходя в театр на Таганке, или в «Ленком», или в «Современник», понимали, что они хотят там увидеть. Сегодня даже не спрашивают, на что и куда идут. Зрители спрашивают, какой артист играет. Они хотят видеть медийные лица, звезд…

Если вернуться к театру Джигарханяна, я не знаю, по какому принципу они выбирали пьесы, режиссеров. Положение там непростое. И то, что артисты хотят новой жизни, их можно понять, хотя я не считаю, что прежняя жизнь у них была плохая. Армен Борисович вкладывал в этот театр свою душу, свой талант, здоровье, деньги. Но сейчас вопрос стоит так: только начать и кончить, причем по всем направлениям.

- Допустим, вам завтра позвонят из Департамента культуры и скажут: приступайте. Что вы ответите?

- Тоже задам вопросы. Что мы хотим: спасти, поднять театр? Тогда давайте это обсуждать. Только когда получу ответы, буду принимать решение. Поверьте, в Департаменте культуры очень трезво оценивают ситуацию, там работают профессионалы, которые хорошо понимают нашу работу.

- Я слышала, что вашу кандидатуру поддерживает друг Армена Джигарханяна Артур Согомонят. Вроде бы представители диаспоры хотят, чтобы театром руководил армянин…

- Пресса любит ставить во главу угла национальный вопрос. Когда несколько месяцев назад возникло недопонимание с театром Сатиры (Газарова прочили в худруки, но в последний момент это решение сорвалось – Ред.), журналисты говорили, что театр, где директором работает Мамед Агаев, а худруком – Газаров, – это следующий Карабах. Сейчас говорят: армянин создал театр, значит, армянин должен и продолжить дело. Это бред и очень примитивное рассуждение. Мне не звонил ни Артур Согомонян, ни кто-то другой из числа друзей Джигарханяна. Тем более, что кроме Артура, с которым знаком, о других друзьях я не имею представления.

- Если уж вы вспомнили Театр Сатиры, расскажите, что же случилось полгода назад. Мне говорили, что был даже приказ о вашем назначении на место Александра Ширвиндта.

- Не знаю, был ли готов приказ, но одобрение моей кандидатуры со стороны мэрии и Департамента культуры было. Более того, было на то и желание Александра Анатольевича Ширвиндта. Но директор театра сделал все, чтобы этого не случилось. Я человек неконфликтный. Считаю, что директор нужен для того, чтобы обеспечить замыслы художественного руководителя, у которого есть понимание, по какой программе, в каком направлении двигать театр. Только для этого. А нашу работу увидят и оценят зрители. Разочаровали мы их или, наоборот, обрадовали, через три часа будет готов ответ. Еще Олег Павлович говорил: ребята, надо бороться за каждого зрителя, иначе человек больше сюда не придет. Если чуда не произошло, значит никакого чуда и не было. И не надо себе обманывать.

- Табаков - гениальный театральный менеджер…

- Он действительно гений и, слава Богу, мой учитель. Все, что я понимаю в театре, это от Табакова.