Здоровье

Доктор Шестаков: «Иллюзия считать, что за рубежом работают «волшебники»

Интервью с заведующим отделением торако-абдоминальной хирургии и онкологии Российского научного центра хирургии им. академика Б.В. Петровского Министерства науки и высшего образования РФ, д.м.н., Алексеем Шестаковым

Вопрос: Сегодня, в условиях коронавируса, многие пациенты откладывают свои плановые операции, как и визиты к врачам, «на потом». Насколько это действительно безопасно?

А.Ш.: Смотря какая операция. Если речь идет, скажем, о косметологии – конечно, такую операцию можно отложить. Но все, что касается онкологии, широчайший спектр доброкачественных заболеваний – нет! Задержка с их лечением может стать причиной глубокой инвалидизации пациента, которая в дальнейшем не позволит провести ему хирургическое вмешательство. Даже хирургическое лечение такого, казалось бы обыденного заболевания, как грыжа - лучше не откладывать надолго. Поэтому РНЦХ им. акад. Б. В. Петровского не прекращает плановые операции и поддерживает другие медицинские учреждения, переориентированные на борьбу с коронавирусом, забирая на себя пациентов, для которых промедление критично.

Вопрос: А что сейчас в мировой хирургии считается передовым?

А.Ш.: Приведу недавний пример. Онкологическая пациентка с огромной опухолью в грудной клетке, прорастающей сердце и аорту, частично легкое, а также пищевод, который необходимо было удалить и протезировать. В обычной практике таким больным, зачастую, отказывают, либо предлагают разбить лечение на ряд этапов с несколькими хирургическими вмешательствами, повторными длительными и сложными реабилитациями. В РНЦХ им. акад. Б.В. Петровского ей провели всего одну операцию, после чего она провела 3 дня в реанимации и через 2 недели была выписана из стационара. Другое дело, что в рамках этой одной операции было задействовано 4 высококлассных команды хирургов разных специальностей: кардио-аортальные хирурги (сердце и аорта), торакальные хирурги (грудная клетка и легкие), торако-абдоминальные хирурги (пищевод) и микрохирурги. Такие операции называются комбинированными или гибридными, именно они являются авангардом современной мировой хирургии! В РНЦХ им. акад. Б.В. Петровского 32 отделения, охватывающие все существующие на сегодняшний день направления хирургии, поэтому аналогичные подходы существуют не только в лечении пищевода, но и печени, поджелудочной железы, желудка и кишечника, диафрагмы, сердца и сосудов, легких, почек, позвоночника и др. Это уникальная многопрофильность позволяет Центру хирургии им. акад. Б. В. Петровского проводить подобные операции и принимать больных, от которых в других клиниках отказываются.

Вопрос: А если у пациента простая операция? Например – та же грыжа,. Он сможет оперироваться в РНЦХ им. акад. Б. В. Петровского?

А.Ш.: Безусловно может. Наш Центр хирургии им. акад. Б. В. Петровского специализируется на высокотехнологичных операциях. Многие из наших операцией уникальны не только в масштабах России, но и мира. Но это не значит, что пациенту с условно простой проблемой к нам путь закрыт. Мы ко всем пациентам – с грыжей и желчнокаменной болезнью, опухолью кишечника и хроническим панкреатитом, пороком сердца и аневризмой аорты - относимся с одинаковой заботой и вниманием. Их диагностируют и лечат те же высококлассные врачи, для их обследования и проведения операций используется то же современное оборудование, за ними ухаживают после операции те же профессиональные медсестры.

Вопрос: Есть мнение, что операция – это всего лишь 15% лечения пациента. А что тогда все остальное?

А.Ш.: Соглашусь с этим мнением. Остальное – это диагностика, анестезия, реанимация, послеоперационный уход, реабилитация, дальнейшее наблюдение пациента. Это весь комплекс инфраструктуры, который должен соответствовать уровню самой операции. В РНЦХ им. акад. Б.В. Петровского, например, у каждого хирургического отделения – своя бригада анестезиологов. Причина в том, что работа анестезиолога при операциях, например, на аорте и на желудке несколько отличается. Постоянная работа в одной команде дает отличный эффект. В этой же команде медицинские сестры, которые помогают пациентам восстанавливаться после операции. В РНЦХ работают очень профессиональные медицинские сестры с высоким уровнем милосердия к пациентам. Сестринская школа Центра хирургии им. акад. Б. В. Петровского – одна из сильнейших в стране.

Вопрос: Сейчас на базе РНЦХ им. акад. Б.В. Петровского происходят пострегистрационные испытания второй отечественной вакцины от коронавируса. Как оказались связаны хирургия и клинические исследования?

А.Ш.: Задачи Центра хирургии им. акад. Б.В. Петровского не сводятся лишь к высококвалифицированному лечению больных. РНЦХ им. акад. Б.В. Петровского - одна из ведущих российских школ фундаментальной и прикладной науки в сфере медицины. У нас сильнейшая ординатура, которая позволяет осуществлять подготовку молодых хирургов. Не зря наш Центр относится к ведению Министерства науки и высшего образования РФ. Уникальность РНЦХ им. акад. Б. В. Петровского в том, что новизна у нас поставлена на поток. Я сам заканчивал ординатуру в РНЦХ им. акад. Б.В. Петровского и благодарен своим учителям за прекрасную хирургическую школу, щедрость, с которой они делились с нами своими знаниями и умениями, и за пример постоянной нацеленности на внедрение всего нового, что появляется в нашей специальности. Нам привито это качество, оно не затухает с годами. Сегодня и я, и мои коллеги работаем по этому же принципу. Каждый год в среднем у нас проходят обучение 125 ординаторов и аспирантов по всем базовым специальностям. Многие наши выпускники сейчас работают ведущими хирургами и руководителями хирургических отделений во многих регионах России и в некоторых странах Ближнего Зарубежья. Поэтому я считаю Центр хирургии им. акад. Б. В. Петровского одной из лучших баз для подготовки молодых хирургов и ученых.

Вопрос: В жизни достаточно часто приходится слышать про такие заболевания, требующие хирургического вмешательства как аневризма аорты, онкологические заболевания, варикозное расширение вен и др. Но о хирургии пищевода говорят или пишут по каким-то причинам не так часто.

А.Ш.: Пищевод, казалось бы, очень простой орган, однако в первой половине XX века в хирургии было 2 табу: операции на сердце и операции на пищеводе. Ведь он располагается в очень «неудобном» месте, куда хирургу сложно «добраться». Увы, проблемы с пищеводом, требующие хирургического вмешательства, достаточно распространены. Например, кому не известен такой симптом как изжога. А ведь это, нередко, проявление тяжелого воспаления стенки пищевода. К нам поступают больные после ожогов пищевода, травм и разрывов, с нарушениями моторики и выраженными рубцами, которые не позволяют больному нормально питаться, зачастую неоднократно оперированные. Во многих случаях решить проблему пациента можно только формированием нового пищевода, однако если существует искусственный протез аорты, успешно применяемый нашими кардиохирургами, то протез пищевода, который имел бы способность к моторике и продвижению пищи, сегодня создать невозможно технически. Отсюда единственная существующая в мире технология протезирования пищевода – это аутотрансплантация, когда орган создается во время операции из тканей самого пациента.

Вопрос: А у зарубежных коллег есть ли какие-то «ноу-хау» в этом вопросе?

А.Ш.: Большая иллюзия считать, что за рубежом работают «волшебники». Сегодня Центр хирургии им. акад. Б. В. Петровского плотно интегрирован в глобальное медицинское сообщество и по всем ключевым направлениям: диагностика, анестезиология-реаниматология, хирургия и трансплантология, послеоперационный уход и реабилитация, профилактика осложнений после операций мы находимся на самом передовом уровне. Можете быть уверены – лишь в единицах зарубежных центров Вы найдете такой же высочайший уровень профессионализма, который демонстрирует коллектив РНЦХ им. акад. Б.В. Петровского в своей ежедневной работе.