Сохранение лесов

Незаконные вырубки назвали одной из основных причин сокращения лесов

Второй значимый фактор – это пожары
«Основные потери мы несем от незаконных вырубок и лесных пожаров». Фото: rosleshoz.gov.ru

«Основные потери мы несем от незаконных вырубок и лесных пожаров». Фото: rosleshoz.gov.ru

Но и первопричиной возгораний зачастую тоже становятся именно незаконные рубки, отмечает директор по стратегии АО «ФИНАМ» Ярослав Кабаков.

«Основные потери мы несем от незаконных вырубок и лесных пожаров. Более того, насколько я понимаю, это явления тесно связанные: где-то поджогами маскируют незаконные рубки, где-то, наоборот, устраивают пожары для того, чтобы получить возможность затем вырубить обгоревший лес».

С такой оценкой согласен и профессор кафедры экономики природопользования экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Сергей Никоноров. Он также обращает внимание на нелегальные лесозаготовки с целью продажи за рубеж – в основном в Финляндию и Китай. Запрет на вывоз кругляка давно научились обходить, говорит Никоноров.

«На финской территории находится целый каскад целлюлозно-бумажных комбинатов, работающих на российском сырье. Так, к финнам массово вывозят такой вид продукции, как «топорища». Китайцы же массово скупают лесопилки на российской территории, на которые принимают лес, не интересуясь особенно законностью его происхождения».

Единого федерального реестра лесов нет, продолжает Сергей Никоноров, никто не сопоставляет объем заготовленной древесины и право на его заготовку на конкретной делянке. «Продать можно любой объем, не подтверждая легальность его происхождения».

При этом замдиректора Всероссийского НИИ лесоводства и механизации Андрей Филипчук считает, что экологи называют завышенные объемы незаконных вырубок.

«Экологические активисты озвучивают значительно большие цифры – например, WWF объявляет, что незаконные рубки достигают 15-20% от законных, достигая 40 млн кубометров. Это, конечно, абсолютно нереальные оценки. Представьте, если сложить это количество леса в стандартные штабеля высотой 10 метров, это будет линия длиной 500 км. Такое количество леса вывезти и продать незаметно просто нереально. А если нет возможности продать, зачем рубить? Очевидно, что методика экстраполяции, применяемая WWF, в корне неверна».

Среди факторов, негативно влияющих на динамику развития лесной отрасли, также пожары и недостаточное лесовосстановление, считает ведущий научный сотрудник лаборатории лесной пирологии Института леса им. В.Н. Сукачева СО РАН Александра Волокитина.

Также в отрасли есть проблемы с привлечением внебюджетного финансирования, добавляет Сергей Никоноров из МГУ.

«У государства довольно мало рычагов для того, чтобы влиять на ситуацию. В лесном комплексе ключевая роль у регионов. Регионы распоряжаются лесными участками, контролируют заключение сделок с древесиной и ведение лесного реестра, надзор, лесная охрана и защита лесов. Но у многих для этого просто недостаточно финансовых средств. Зато есть большой соблазн монетизировать свои надзорные функции».

В том числе для борьбы с браконьерскими вырубками и с целью декриминализации лесной отрасли в целом в России запускается Единая государственная автоматизированная информационная система учета древесины и сделок с ней (ЛесЕГАИС). В тестовом режиме она заработает 1 января 2021 года, заявил директор Рослесинфорга Павел Чащин.