Звезды

Сказки после Чернобыля

Кинообозреватель «КП» Стас Тыркин продолжает дистанционно обозревать фильмы Венецианского фестиваля
Кадр из картины «Снега больше не будет».

Кадр из картины «Снега больше не будет».

Один из лучших фильмов венецианского конкурса этого года «Снега больше не будет» (Never Gonna Snow Again) - кино совершенно непредсказуемое, за исключением финала, в котором снег все же пойдет. Впрочем, он сопровождается титром о том, что, согласно прогнозам, последний раз мы увидим снег в 2025 году. Футуристическое страшное будущее уже наступило - под глумливые смешки тех, кто не верит в глобальное потепление, отрицает экологическую катастрофу, не видит, как на глазах меняется климат, и смеется над Гретой Тумберг (о героической шведской школьнице сняли полнометражный документальный фильм, и его тоже показывают в Венеции). Впрочем, им тоже недолго осталось отравлять своим присутствием атмосферу Земли.

Главного героя удивительного фильма польки Малгожаты Шумовской (снятого совместно с Михалом Энглертом) зовут Женя. Он родился в Припяти за семь лет до Чернобыля - в летний день к нему в окно залетала похожая на снежинки радиоактивная пыль. После чего он стал, как девочка из «Сталкера», двигать стаканы взглядом и обрел другие экстрасенсорные способности. Болельщик донецкого футбольного клуба «Шахтёр» ходит по домам элитного пригорода Варшавы, предлагая услуги массажёра и гипнотизера, облегчая невыносимое напряжение жизни своих постоянных клиентов и незаметно подводя некоторых из них к безболезненному концу. Он знает про них почти все, посвящен в их весьма экстравагантные секреты и иногда выполняет их экзотические пожелания, делая массаж их любимым собакам. В безжалостном мире великих авторов кино ХХ века этот персонаж, во всех смыслах слова не от мира сего, был ангелом-истребителем. В сегодняшнем мире истреблять милых, пустых буржуа нужды нет: мир на глазах истребляет себя сам. И его, как и всех нас, можно только жалеть за наивность и глупость. Трудноопределимый по жанру фильм Шумовской (здесь и драма, и черная комедия, и щепотка магии и волшебства, без которой не может обойтись новогодняя история) - элегия, эпитафия уходящему миру - такому, как мы его знали.

Еще один блестящий фильм из Восточной Евровы, сербская драма “Оазис” (Oasis) Ивана Илкича, заставляет вспомнить шедевр Милоша Формана «Пролетая над гнездом кукушки» - действие в нем тоже происходит в интернате для душевнобольных, только в главных ролях здесь не актеры, а реальные его постояльцы, деликатно подготовленные к исполнению их трудных ролей режиссером, снимавшим здесь в качестве документалиста. В центре - любовный треугольник вновь прибывшей в институцию девушки Марии, уравновешенного работника кухни Роберта и уже влюбленной в него буйной Драганы. Люди, приговоренные обществом к жизни в «оазисе», за пределами которого для них нет места, многим отличаются от «нормальных», но только не отсутствием достоинства, мыслей, чувств и влечений. Им, как и всем, свойственно желание прикоснуться к другому человеку, взять его за руку, ощутить тепло. Увы, проявление человеческих эмоций - для них непозволительная роскошь: без угрозы попасть под санкции медицинского персонала можно только раскачиваться, сидя на месте, и оглашать пространство воплями ужаса - так привычнее той части человечества, что пока располагается на этой стороне психопатического спектра. Но границы его подвижны, и от поехавшей крыши не застрахован никто - как жаль, что в этом случае у людей не остается никакого другого выхода, кроме трагического.

Сербская драма “Оазис” Ивана Илкича заставляет вспомнить шедевр «Пролетая над гнездом кукушки» Формана.

Сербская драма “Оазис” Ивана Илкича заставляет вспомнить шедевр «Пролетая над гнездом кукушки» Формана.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Кровь под асфальтом: на Венецианском фестивале состоялась премьера исторической драмы Андрея Кончаловского «Дорогие товарищи!»

Фильм посвящен событиям 1962 года в Новочеркасске (подробности)