Звезды
Эксклюзив kp.rukp.ru

Инна Чурикова об «отстранении» от работы в «Ленкоме»: На сцене я забывают о «социальной дистанции»

Народная артистка СССР развеяла слухи об отмене постановок с её участием
Мы решили разобраться, в чем дело, и узнать из первых уст, почему Инна Михайловна играет спектакли в «чужом» театре, а в своем – нет

Мы решили разобраться, в чем дело, и узнать из первых уст, почему Инна Михайловна играет спектакли в «чужом» театре, а в своем – нет

Фото: Борис КУДРЯВОВ

На днях мы писали, что московские власти рекомендовали столичным театрам пересмотреть свой репертуар таким образом, чтобы актеры старше 65 лет снова могли отправиться на самоизоляцию. Не все, конечно, прислушались к этим рекомендациям. Но, например, в театре «Ленком» выпали из текущего репертуара все спектакли с участием народной артистки СССР Инны Чуриковой. Как объяснил нам директор театра Марк Варшавер, нельзя рисковать здоровьем народного достояния. С другой стороны, в театре служат актеры более старшего возраста, чем Чурикова, например, Александр Збруев. И он свои спектакли играет... Но даже не это удивительно. Пока Инна Михайловна находится на самоизоляции для своего родного "Ленкома", она легко и беззаботно выходит на сцену театра им.Вахтангова. В октябре у нее запланировано аж четыре «Аудиенции».

Вездесущий Стас Садальский тут же прокомментировал новость так, мол, руководство «Ленкома» нехорошо повело себя с Инной Чуриковой, сняв в октябре все постановки с её участием.

Мы решили разобраться, в чем дело, и узнать из первых уст, почему Инна Михайловна играет спектакли в «чужом» театре, а в своем – нет.

Сейчас народная артистка СССР наслаждается природой в своем загородном доме - хорошая погода этому способствует. Она с удовольствием ответила на все наши вопросы.

- «Аудиенция» - замечательный спектакль. Там в мизансценах между актерами есть расстояние. Я играю английскую королеву Елизавету II, а с ней все ее окружение соблюдает дистанцию. Королеву не целуют, не обнимают, кому же такое панибратство придет в голову?! Есть придворный этикет, который в нынешней ситуации оказался очень полезен, - говорит Инна Чурикова. - Но я не меньше люблю свои спектакли в «Ленкоме»: «Аквитанскую львицу», «Ложь во спасение». Очень хочу снова в них играть. В этих спектаклях актеры работают в тесном взаимодействии, на близком расстоянии. Речь же идет об интимным, родственных отношениях, о материнской любви. На «социальной дистанции» такие чувства не сыграешь.

А этот коронавирус - такая коварная инфекция, что человек порой даже не подозревает, что он болен. На вид он здоров, но в нем сидит злой вирус и мечтает переселиться на тех, кто рядом. Даже не представляю, как сейчас танцуют артисты балета. Там же такой тесный контакт, дыхание в дыхание. Вы уже поняли, о чем я хочу сказать? Я просто немного побаиваюсь пока…

Глеб Анатольевич (муж Инны Чуриковой режиссер Глеб Панфилов – Ред.) очень за меня беспокоится. Он хорошо меня знает. Он знает, что на сцене я совершенно забывают о «социальной дистанции», если по роли нужно общаться с партнерами тесно и близко. Сцена для меня – другая жизнь, я погружаюсь в нее полностью.

Пусть этот вирус деликатно себя ведет, или мы к нему приспособимся, или чтобы перестали говорить: вот вы пожилые люди сидите дома… Я-то не считаю себя пожилой. Просто претерпеваю это время. Если бы Глеб улетел в командировку, я бы, наверное, вырвалась в театр. Я более легкомысленная. В работе неуемная. Но муж тоже сидит дома и за меня беспокоится, гораздо больше, чем я. Очень меня опекает. Но обещаю вам, что обязательно буду играть, как только улучшится ситуация с коронавирусом. И врачи нас немного успокоят.

- 5 октября у вас день рождения, как будете отмечать?

- Я не думаю о дне рождения, но друзья уже намекают. Может быть, с верными друзьями-товарищами куда-нибудь в этот день сходим. Правда у Глеба становится слишком серьезное лицо, когда я рассказываю об этих планах.

В общем, жду момента, когда мы все сможем договориться с вирусом. Конечно, если мне дома будет совсем невмоготу, я позвоню нашему директору театра Марку Борисовичу Варшаверу и скажу: не могу больше сидеть, уговаривайте Глеба Анатольевича, а я готова. Хотя понимаю, что в опасениях мужа есть своя правда. Существует реальная угроза жизни и здоровью.

- Станислав Садальский за вас обиделся на руководство «Ленкома»…

- И зря. Тут нет никакой интриги. Или склоки. Не в театре дело. Это действительно моя осторожность. "Ленком" – мой родной театр. Это театр Марка Анатольевича Захарова, о котором я бесконечно грущу. Он построил этот театр, я играла в его замечательных спектаклях, были удивительные репетиции. Он был такой смелый, остроумный, хулиганистый, талантливый и красивый человек. Сейчас у нас в театре немного другая ситуация… Но работать все равно надо.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Вера Васильева осталась без юбилея, а Инна Чурикова без спектаклей: какие театры отменили постановки с пожилыми актерами

Из-за коронавируса многие театры решили поберечь артистов (подробности)