Общество

Клуб борцов с раком крови: благодарность за добрые дела

Фирменные шапочки, толстовки, подписка на сериалы и косметика... Конечно, люди помогают Фонду борьбы с лейкемией не ради этих подарков. Но они делают помощь еще более приятной
Василий Петров
Если вы видите человека в красной шапке с надписью «Самое время жить», знайте, что он помогает взрослым людям, болеющим раком крови Фото: Азат Биккинин, Фонд борьбы с лейкемией

Если вы видите человека в красной шапке с надписью «Самое время жить», знайте, что он помогает взрослым людям, болеющим раком крови Фото: Азат Биккинин, Фонд борьбы с лейкемией

Если вы видите человека в красной шапке с надписью «Самое время жить», знайте, что он помогает взрослым людям, болеющим раком крови. Если вы видите человека в серой толстовке с такой же надписью, значит перед вами тот, кто регулярно помогает взрослым с раком крови. У Фонда борьбы с лейкемией есть программа лояльности – людям, которые подписались пусть даже на небольшие, но ежемесячные пожертвования, дарят приятные и небесполезные подарки.

Дело, конечно, не в подарках. Вряд ли кто-то из жертвователей Фонда борьбы с лейкемией подписался на ежемесячный платеж исключительно для того, чтобы получить красную шапочку, подписку на портал ivi, подарочный набор косметики СПЛАТ или серую толстовку. Ведь всё это можно купить, даже не выходя из дома. Важно, что все эти предметы – ежедневного употребления. Вы смотрите сериал каждый вечер, вы носите толстовку каждый день, и при этом каждый день пожертвованные вами триста, пятьсот или тысяча рублей в месяц – спасают жизни!

Подарки помогают напоминать и жертвователю и его друзьям о важности системной помощи Фото: Фонд борьбы с лейкемией

Подарки помогают напоминать и жертвователю и его друзьям о важности системной помощи Фото: Фонд борьбы с лейкемией

В России, как и во всем мире, благотворительность начиналась с единичных, адресных случаев помощи. В газете или на телевидении вдруг появлялась история человека, который тяжело болел и срочно нуждался в лекарствах. Люди откликались, собирали деньги, человека удавалось или не удавалось спасти, но вопрос «почему мы спасаем именно этого человека, а не его соседей по больничной палате, этажу, корпусу?» оставался.

Адресная благотворительная помощь удобна для устройства человеческой психики: чтобы помогать человеку надо ему сочувствовать, чтобы сочувствовать – надо видеть его глаза, знать, как его зовут, сколько ему лет, кем работает, есть ли дети и ходит ли он на рыбалку. Помогать так существенно удобнее, поэтому адресных сборов никто и не отменяет. Но для дела излечения людей от рака крови удобно немного иначе.

Представьте себе гематологический центр или онкологический центр в Москве. Это многоэтажные здания. Коридоры, палаты, койки. И ни одна койка не пустует дольше пары дней, а то и пары часов. Поток больных небыстрый, но постоянный, и каждому человеку в этом потоке нужно что-нибудь, чего в больнице нет. Кому-то нужен дорогостоящий поиск донора костного мозга в международном регистре, кому-то – несусветной цены лекарство от внезапно развившихся осложнений, таких, например, как грибковая пневмония. Кому-то – менее дорогое лекарство, триоксид мышьяка, превращающий смертельный лейкоз в излечимый, но лекарство нужно прямо сейчас, в эту минуту, и нет времени собирать деньги даже по друзьям и родственникам. И так постоянно, каждый день, многоэтажные здания клиник, многомиллионные потребности пациентов.

Если деньги собираются на человека персонально, то по закону на другого человека их потратить нельзя. Представьте себе, что в палате рядом лежат двое. Одному собирается большая сумма на, предположим, поиск донора для трансплантации костного мозга, а второму… вчера еще было ничего не нужно, кроме лекарств, предоставляемых государством, а сегодня вдруг развилась ураганная грибковая пневмония. Сосед, ожидающий трансплантации, может и подождать, хотел бы подождать, можно было бы перекинуть деньги от одного к другому, а потом возместить – но так нельзя. Если деньги собираются адресно, благотворительный фонд не может ни планировать их поступление, ни распоряжаться ими быстро в зависимости от неожиданно возникающих критических ситуаций. Поэтому так ценятся регулярные пожертвования, ведь именно они лежат в основе срочной помощи и позволяют системно помогать сразу большому количеству подопечных.

Толстовка с девизом «Самое время жить» Фото: Фонд борьбы с лейкемией

Толстовка с девизом «Самое время жить» Фото: Фонд борьбы с лейкемией

Вот почему Фонд борьбы с лейкемией и придумывает программу лояльности, дарит подарки, которыми человек пользуется каждый день и помнит, что кому-то в онкологических клиниках ежедневно требуется помощь.

Когда-нибудь, несомненно, наше пусть и небольшое, но регулярное участие в благотворительности станет такой же повседневной потребностью, как умываться и чистить зубы по утрам, носить удобную одежу, смотреть в компьютере истории про людей, которых мы совсем не знаем, но которым умеем сочувствовать.