Общество

Нельзя бояться козлов и одиночества. Как самарская альпинистка больше года живет в хижине в горах Кыргызстана

Светлана Великанова вместе со своим кавалером и наставником Дмитрием Павленко решила отказаться от всех благ мегаполиса и превратила свою жизнь в настоящее приключение
Светлана не жалеет о своем выборе и наслаждается интересной жизнью и невероятной природой

Светлана не жалеет о своем выборе и наслаждается интересной жизнью и невероятной природой

Фото: соцсети

Редакция за диваном и любовь к высоте

Не каждый решится поменять Москву с ее возможностями и деньгами на горы в Кыргызстане. Но именно так сделала 30-летняя Светлана Великанова. Она отказалась от карьеры и удобств в столице и отправилась в Киргизию, где большую часть времени живет в самой настоящей хижине.

Будущая альпинистка родилась и выросла в Большечерниговском районе Самарской области. С детства ее увлекала пресса — в возрасте четырех-пяти лет девочка открыла за диваном редакцию журнала про жизнь родителей и кошек — и еще больше высота. Крыши, чердаки, уголки двора, куда редко кто заглядывает — все это ребенка очень увлекало. Неудивительно, что в школе она чуть ли не первой записалась в туристический кружок и вместе с группой выезжала в окрестные степи, Жигули...

— Мы жгли костры, играли на гитарах. Из стихов шестидесятников я впервые узнала об альпинистах, начала робко мечтать о горах и полюбила авторскую песню, — рассказывает Великанова корреспонденту «КП-Самара».

Светлана рассказывает о своих приключениях в социальных сетях

Светлана рассказывает о своих приключениях в социальных сетях

Фото: соцсети

Девушка училась заочно на филолога, а основное образование получала на радиотехническом факультете в Аэрокосмическом университете. Там она нашла «гнездо» альпинистов, ходила к ним на тренировки, правда, всего пару месяцев — после решила, что у ребят это врожденное, а ей с боязнью холода и высоты и пытаться нечего.

Маршруты сложнее, отношения ближе

Светлана успела поработать инженером-конструктором, инженером-гидравликом, агрометеорологом, учителем начальных классов, а до отъезда из Самары совмещала сразу три должности — редактор, корректор и репетитор. О покорении вершин после неудачного старта она не вспоминала, но вернулась к этим мыслям летом 2012-го.

— Школьный тренер позвал меня помочь с организацией детского турслета. Затем был еще один турслет на Молодецком кургане. Следом — форум «Инженеры будущего» на Байкале, где мы больше двух недель прожили в палатках, — продолжает наша собеседница. — Тогда я вспомнила все свои детские мечты и поняла, что обратного пути не будет. Если я не вернусь в аутдор сейчас, то предам свои идеалы и ценности, лишу себя того главного, что делает человека счастливым.

Светлана и Дмитрий сошлись на фоне общих интересов

Светлана и Дмитрий сошлись на фоне общих интересов

Фото: соцсети

Через год Великанова вышла замуж за альпиниста и впервые попала в большие горы — сначала в лагерь «Туюк-Су» в Казахстане, а потом поваром под семитысячник Хан-Тенгри — знаменитую вершину на границе трех государств. В следующий раз она вернется туда уже гидом на целое лето, а до этого успеет побывать на Кавказе, в скалах Таиланда и Крыма и других живописных местах.

— Муж к тому времени от гор совсем отошел, а я только входила во вкус. Жить по разные стороны баррикад трудно, поэтому в 2018 году мы развелись, — говорит авантюристка. — Я тогда уволилась со всех самарских работ, хотела снова на лето под Хан-Тенгри и решила смотреть по обстоятельствам. Они посмотрели на меня раньше: под Хан-Тенгри упал последний кыргызский вертолет, и тот базовый лагерь, в котором я должна была работать, решили не разворачивать.

В качестве альтернативы появилась возможность отправиться в коммерческую горную хижину в Ала-Арче, и Светлана ею воспользовалась. Там она познакомилась с легендарным альпинистом Дмитрием Павленко, который разглядел в ней потенциал и делился своим опытом и взглядами на жизнь. Маршруты становились все сложнее, а отношения покорителей вершин укреплялись и вскоре переросли в романтические:

— Тогда я уже жила в Москве, была в НИИ авиационных систем редактором научной литературы и исполнила свою мечту — выучилась на инструктора-методиста по альпинизму и получила право тренировать людей, которые хотят заниматься «с нуля». С Дмитрием же наши чувства укрепились, и с тех пор во все горы мы ездим только вдвоем — за спиной уже более 30 маршрутов, среди которых пики Хан-Тенгри и Победа Западная.

Родные не оценили жизнь в хижине

В 2018 году Светлана Великанова влюбилась не только в Павленко, но и в Киргизию. Ее кавалер, в свою очередь, испытывает чувства к республике еще дольше. Решение переехать туда казалось логическим, хотя родные уроженки Поволжья его не оценили до сих пор. Да и как? «Мама, я живу в хижине» — звучит не очень обнадеживающе.

Вот в такой хижине пара живет уже больше года

Вот в такой хижине пара живет уже больше года

Фото: Предоставлено "Комсомолке"

— Чтобы быть сильным действующим альпинистом, полумер недостаточно — тренировки в высокогорной зоне должны продолжаться круглый год. На это уходит много времени и средств, поэтому совмещать с обычной работой невозможно. Так мы решили перебраться в Кыргызстан и жить в маленькой хижине, которую Дима в горах нацпарка «Ала-Арча» построил еще в 2008 году. Символично, что именно в этих горах мы и познакомились, — объясняет она.

Небольшой домик пары находится в сорока километрах от Бишкека, в месте, именуемом Поляна Рацека — на высоте 3300 метров. Он выстроен из листов оцинкованной стали, изнутри обшит утеплителем. Все материалы Дмитрий и его друзья поднимали на своих спинах.

В хижине две комнаты — хозяев и клиентская. В них деревянные нары, столы, полки, вешалки для одежды и каменки, под которыми ставят инфракрасные газовые горелки. Помещение протапливают по необходимости, без морозов и ветров достаточно делать это утром и вечером. Согреться также можно в миниатюрной бане, сооруженной рядом.

Зимой хижину Светланы и Дмитрия просто так не отыскать

Зимой хижину Светланы и Дмитрия просто так не отыскать

Фото: Предоставлено "Комсомолке"

— Продукты приносим себе снизу, готовим на газовой плитке. В основном это супы из пакетов и каши. В холодное время сложно поднимать овощи, молоко и яйца — замерзают. Зато можно мясо в неограниченных количествах, — делится жительница гор. — Когда становится тепло — наоборот. Холодильника у нас нет, конечно же. Зато есть две солнечные батареи на крыше — этой энергии хватает на освещение и зарядку для гаджетов.

С водой посложнее. Ее с мая по сентябрь альпинисты берут из водопада, что в 30 метрах от хижины. В остальное время источники замерзают, и приходится топить на плите снег и лед:

— Один поход за льдом занимает час-полтора: спуститься до ледника Ак-Сай, нарубить, подняться с ним обратно. Воду, конечно, очень экономим.

Путь в туалет — 70 метров достаточно крутого подъема. Дорога на холм, где ловит мобильная связь — 300 метров. Зимой добраться в эти места порой невозможно без специальной обуви и «кошек».

Работа Светланы опасная, но интересная

Работа Светланы опасная, но интересная

Фото: соцсети

— За необходимым спускаемся раз или два в месяц. До ближайшей цивилизации примерно два часа по горной тропе. Подъем обратно с рюкзаками 15-25 кг занимает примерно три часа. Если тропу занесло снегом и следов нет, то время спуска и подъема увеличивается, иногда в два раза, — сетует Светлана.

В 2020 году пропали люди

На одиночество жаловаться не приходится. На Рацека оживленно и летом, и зимой — туристы, любители походов, альпинисты со всех точек планеты... Мало народа только в межсезонье:

— Но, конечно, это не про 2020 год. С марта по май кроме нас и хижника на много километров вокруг не было ни души. Заболевших меньше, чем в России, хотя проблем со здравоохранением в целом достаточно. Помогает, наверное, низкая плотность населения.

С весны ни у Светланы, ни у Дмитрия практически нет работы. Жили они на накопления, где-то помогали близкие. Героине публикации даже пришлось вспомнить о репетиторстве — она спускается в Бишкек давать уроки русского языка. Но жители хижины ждут, когда границы откроют, и к ним снова начнут приезжать гости:

— С другой стороны, из-за того, что не работали летом, мы проехали всю Киргизию на машине и прошли очень серьезный маршрут на пятитысячник Искандер в Лейлекском ущелье. А в конце августа ситуация с коронавирусом подарила нам и вовсе нереальную возможность — мы взошли на абсолютно пустой и безлюдный пик Ленина. И это очень здорово, потому что пик Ленина — самый популярный семитысячник СНГ, обычно летом там одновременно находятся сотни человек.

Девушка из Самарской области с детства любила покорять вершины

Девушка из Самарской области с детства любила покорять вершины

Фото: соцсети

В Кыргызстане Светлана Великанова и ее спутник уже почти полтора года. Планы не меняются с момента переезда — ходить интересные маршруты, учить клиентов и тренироваться. Находиться в курсе событий в сложившейся обстановке помогают видеозвонки и соцсети. В родной Самаре девушка была год назад:

— Конечно, интернет не заменит живого общения. Скучаю по своим близким, самарским друзьям, по Жигулевским горам и Волге, а по России в целом — нет. Здесь мне живется гораздо комфортнее и спокойнее.

Восходительница признает: в Киргизии красиво так, что перехватывает дыхание. Три четвертых территории страны занимают горы — Тянь-Шань и Памир. Если хотя бы проехать на машине из Бишкека в Ош, то эстетического восторга от увиденного хватит до конца жизни. Восхищение вызывает озеро Иссык-Куль, где северный берег отличается от южного так же, как небо от земли. Люди хорошие, кухня — прекрасная, погода — теплее, чем в средней полосе на родине Светланы. Россиянка не жалеет о своем выборе и советует любителям приключений и путешествий обязательно побывать в горах Кыргызстана.

Пара приглашает в гости в Киргизию всех желающих

Пара приглашает в гости в Киргизию всех желающих

Фото: соцсети

5 главных правил для тех, кто хочет жить в хижине

1. Не бояться мышей, пауков, козлов, непонятных шорохов, звуков, темноты, завываний ветра, тишины и одиночества.

2. Быть готовым к физической работе.

3. Стать интересным для самого себя.

4. Не иметь интернет-зависимости.

5. Уметь терпеть.