2018-04-02T12:18:24+03:00

Мы снова побывали «в августе 44-го...»

Контрразведчики и спецназовцы разных войн обсуждают в Голубом зале «КП» фильм, снятый по великолепному роману писателя-фронтовика Владимира Богомолова
Изменить размер текста:

УЧАСТНИКИ ОБСУЖДЕНИЯ К истине прорывались под огнем. Критики... АНОШКИН Виктор Иванович, генерал-лейтенант в отставке, зам. председателя Координационного совета ветеранов Великой Отечественной войны СНГ; ГЕЛЕНСЕН Виктор Михайлович, полковник в отставке, бывший военный разведчик, доктор исторических наук; ИВАНОВ Леонид Георгиевич, генерал-майор в отставке, бывший сотрудник военной контрразведки, во время войны работавший с отрядами СМЕРШ; ИВАЩЕНКО Анатолий Захарович, во время войны - полковой разведчик, после войны - журналист «Комсомолки»; ИВОН Роберт Петрович, полковник запаса, первый руководитель спецподразделения «Альфа»; ЛЫСЕНКОВ Дмитрий, пресс-секретарь Ассоциации ветеранов «Альфы», главный редактор газеты «Спецназ России»; САМОХИН Вячеслав Александрович, полковник КГБ в отставке; СОЛОВЬЕВ Андрей Кузьмич, полковник в отставке, бывший сотрудник особого отдела армии, много раз участвовавший в операциях по поимке немецких шпионов в тылу наших частей; ТАРАНЕНКО Иван Иванович, полковник запаса, доцент Военно-дипломатической академии Главного разведуправления (ГРУ), участник войны в Афганистане. Фильм начался неожиданно - суперсовременная аппаратура просмотрового зала стала потрескивать, как фронтовая кинопередвижка. Ветераны, с колодками орденских планок на полгруди, делали пометки в блокнотах и вполголоса обменивались репликами: «Никаких удостоверений СМЕРШ не было!», «Какие советские сапоги с немецкими подошвами - чушь!», «А откуда наган у контрразведчика? Ерунда!» Редакционная молодежь помалкивала. Вспыхнул свет, два часа фильма истекли, в зал внесли закуски, «фронтовые сто грамм». Поднялся Леонид Георгиевич Иванов, генерал-майор в отставке, бывший контрразведчик, предложил тост: «За Победу!» Выпили стоя за Победу, которую и ветераны, и экранные герои «приближали, как могли». Второй тост - от полковника в отставке, бывшего сотрудника особого отдела Андрея Кузьмича Соловьева, не раз ловившего шпионов: «За «смершевцев»!» А потом началось обсуждение, похожее на бой. Говорили страстно, перебивая друг друга, дополняя, повторяясь, опровергая... ИЗ СТЕНОГРАММЫ ОБСУЖДЕНИЯ «У Миронова ногти с грязью. Не лакированные!» Леонид ИВАНОВ: - Фильм - дрянь! Беготня, никакой логики, никаких последовательных действий. Откуда появилась у «смершевцев» фотокарточка диверсанта Павловского? Непонятно! Полный идиотизм - русские сапоги с немецкими подошвами. Не было такого! Немцы забрасывали людей в форме красноармейцев, полностью экипированных, с документами и печатями - не подкопаешься. Единственная ошибка была у немцев - к красноармейской книжке скрепкой прикреплялись справки. У нас скрепка была из железа, когда солдат потел, на скрепке появлялась ржавчина. А у немцев скрепка была из никелированной стали и ржавчины не давала. Андрей СОЛОВЬЕВ: - Чтобы фильм был реальным, нужно было взять контрразведчика в качестве консультанта. Виктор АНОШКИН: - Я сам закончил войну в Берлине в разведывательном отделе 8-й Сталинградской армии. Мы брали «языков». Но не так, как в фильме. Эта затяжная последняя сцена в лесу - абсурд. Расправлялись не так: поймали, записали в протокол и - автоматная очередь. Все. А герои фильма мне понравились - люди, преданные Родине, тем задачам, которые стояли перед ними. Роберт ИВОН: - Я представитель другого поколения. И фильм мне понравился с позиции моего поколения. Меня от телебоевиков уже тошнит. На волне разрушения органов госбезопасности, клеветы, лжи о них и фильм, и роман Богомолова - луч света. Фильм возвращает нас к патриотизму, в нем есть искренность. СОЛОВЬЕВ: - Я сорок лет работал в контрразведке, мне кажется, что фильм - шутка над контрразведкой. Татуировка у Таманцева - первый раз слышу, чтобы оперработник во время войны имел татуировки. Тогда их имели только те, кто сидел в тюрьме. Реплика: - Даже с родинкой в контрразведку не брали! Это ведь особая примета! СОЛОВЬЕВ: - Второе - у «смершевца» Таманцева - наган! Это анахронизм. А офицеры с вещевыми мешками - вообще смех! Только солдаты носили сидор. И генерал-лейтенантов небритых не бывает! Мы, офицеры, брились каждый день. Дальше - шпион выходит из дома, его провожает девушка. Он идет на поляну, и там разыгрывается бой - какой дурак так ловит шпионов? Мы бы его у крыльца-то и взяли. А лучше всего даже в доме. На девушке. А тут шпиона убивают, девушка прибегает, плачет, а зритель сочувствует. Так нельзя, это же враг, шпион! Сцена захвата вообще вне всякого понятия. Мы хватали даже просто подозрительных, за руки, за ноги, обыскивали. Потом, когда устанавливали, что честный человек, говорили: слушай, лейтенант, извини, сам понимаешь, работа такая. А тут начинают разводить антимонии. И еще - чтобы подполковник испугался капитана-контрразведчика? Не было такого. На «тройку» фильм, не выше. Дмитрий ЛЫСЕНКОВ: - Наган в руках, другие неточности - это важно. Но я хочу сказать о другом. Блестящие актерские работы в этом фильме, ни одного пустого места. Нет фигур плоских. Когда фильм закончился, ощущаешь: что-то у тебя в душе осталось. Фильм не выглядит ни фальшивым, ни надуманным. Анатолий ИВАЩЕНКО: - Я самый младший по воинскому званию здесь. Был обыкновенным рядовым взвода пешей разведки в 107-м стрелковом полку 34-й гвардейской стрелковой дивизии. Закончил войну под Будапештом после четвертого ранения. Знаю разведку со стороны окопов. Вы знаете, во что превращаются пальцы, когда тренируешься прыгать на бортовую машину на ходу? Кровавый мозоль. А если говорить о СМЕРШе, мы лютой ненавистью ненавидели все, что называется СМЕРШем, особыми отделами и прочее... СОЛОВЬЕВ (изумленно вставая): - Ненавидели? Кто же нас ненавидел? ИВАЩЕНКО: - Но в фильме показана черновая работа. Он нужен, полезен. Виктор ГЕЛЕНСЕН: - В тех местах, которые в фильме, я бывал не раз. В роли, если условно сравнивать, новичка Блинова. В фильме по сравнению с книгой Богомолова несколько утрачена динамика. Зритель, не читавший Богомолова, не совсем поймет, что послужило началом всех событий. Нет исторического фона, на котором все происходит. Но «четверку» я бы этой картине поставил с удовольствием. Вячеслав САМОХИН: - Как человек, проработавший почти 25 лет в контрразведке, не могу смотреть фильмы про коллег - начинаю профессионально их разбирать, сразу заводиться, плеваться. Но хочу провести параллель - я смотрел «Спасти рядового Райана». Как американцы работают! Какую они из Вьетнама, где проиграли, сделали конфетку - патриотизм, героизм - все есть. Почему у нас об Афганистане по пальцам можно пересчитать достойные фильмы или книги? А те, что есть, - ужастики. Поэтому хочу похвалить людей, вернувшихся к героической теме. Об актерах уже сказали - шикарный коллектив. Шикарно сняты психологические сцены. Таманцев - человек, с которого подростки могут брать пример. А то ведь они у нас воспитаны на Сталлоне и Ван Дамме. Музыка хорошая. И ногти у Миронова, как у человека военного, с грязью, не лакированные. Иван ТАРАНЕНКО: - Можно говорить о деталях и недостатках. Но это не учебный фильм по подготовке контрразведчиков. Импонирует то, что киносценарист не отступил от Богомолова и авторского текста. «Комсомолка»: - Оперативники и в фильме, и в романе - супермены. А сейчас такие есть? Способные «замочить в сортире» Хаттаба? ЛЫСЕНКОВ: - В спецподразделениях такие люди есть. Над героями Шварценеггера и Сталлоне эти ребята просто ухмыляются. Но им приказа по Хаттабу пока никто не давал... А КАК БЫВАЛО НА САМОМ ДЕЛЕ Леонид ИВАНОВ, генерал-майор в отставке: - Тоже август 1944 года. Пятая ударная армия, на Днестре, против Кишинева. Пастух сообщил, что на заре слышал шум самолета и видел, как спустились пять парашютистов. Я был старшим группы, разбил район на секторы. На второй день нашли пять парашютов, зарытых на склоне оврага. Один из местных вспомнил: «Два дня назад косил траву, подошли два солдата. Я говорю: «Вы откуда идете?» «Из Льного». А оно в другой стороне. «У вас закурить есть?» Солдаты дают мне... сигареты!» У каждого был вещмешок. Чтобы не путать, на них писали фамилию или цифры. И у одного солдата косильщик заметил - «23». Мы дали команду искать солдата с мешком 23. И в запасном полку на четвертый день нашли. А там было 30 тысяч человек! Спрашиваю: «Откуда ты?» «Из Тамбова». А я сам тамбовский. Я сразу: «В каком госпитале лежал? Сколько этажей? На каком этаже лежал? Кто сестра?» Ответил - все ерунда. Тогда косильщика вызвали: «Да, он подходил в числе двух». В конце концов он сознался, что агент, выдал второго и дал приметы еще троих. ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА В «КП» фильм понравился почти всем Алексей ЛАЗАРЕВ, заместитель шеф-редактора выпуска «КП» - Москва», 28 лет: - Фильм на уровне «Завтра была война». Все время держал в напряжении. Да и потряс не меньше. Ольга БАКУШИНСКАЯ, заместитель редактора отдела культуры, 35 лет: - Я не специалист по военной теме, но фильм мне показался занятным. Не шедевр, но смотреть можно... Вячеслав ВАРЕНОВ, корр. «Автоликбеза», 37 лет: - На мой взгляд, фильм неплохой. Богомолов хотел сделать военный детектив, и он его сделал. Кино тоже вполне соотвествует этой идее. Контрразведчики должны поймать шпионов, и они их ловят. Анатолий СТРУНИН, веб-директор «КП», 45 лет: - На мой взгляд, провисла фигура Таманцева. В книге это был специалист по захвату, а в фильме он действует едва ли не как рядовой этой группы. Александр МИЛКУС, редактор отдела науки и образования, 35 лет: - Фильм снят здорово. Когда смотрел, то вспоминал рассказы своего деда - он был сотрудником МГБ и занимался ликвидацией банд на территории Западной Украины. Мне показалось, что его рассказы очень похожи на то, что показано в фильме. Андрей МОИСЕЕНКО, корреспондент «КП» - Москва», 25 лет: - Ожидал, если честно, гораздо большего. Если бы не читал книгу, то, вероятно, больше бы половины из фильма не понял вообще... Андрей ДЯТЛОВ, заместитель ответственного секретаря, 41 год: - В одной серии этот фильм хорош для тех, кто знаком с романом. Хочется увидеть, как стрелял «по-македонски» Таманцев, что такое «качание маятника»... Виктор БАРАНЕЦ, военный обозреватель, 54 года: - После десятилетней эпохи голливудских сказок-страшилок этот фильм просто глоток свежего воздуха. Жалко, что создатели не сделали из картины сериал. Хотя бы пять серий.... Записал Сергей ГЕРАСИМЕНКО. МНЕНИЕ АВТОРА РОМАНА «В АВГУСТЕ 44-го...» «Картина оказалась примитивным боевичком», - считает писатель Владимир БОГОМОЛОВ Мы позвонили Владимиру Осиповичу: - Почему вы сняли свое имя с титров фильма «В августе 44-го...»? - В силу бессмыслия и непродуманных импровизаций режиссера оказалось проваленным большинство эпизодов, в том числе и узловые, наиболее важные: «В Ставке», «В стодоле» (эпизод с генералами) и финальный - «На поляне». То, что эти эпизоды оказались проваленными, еще пятнадцать месяцев тому назад осознала продюсерская группа, в течение трех месяцев требовавшая отстранения режиссера от постановки; с тем, что большинство эпизодов провалены, в марте прошлого года согласилось и Госкино России, и, наконец, 17 апреля прошлого года это признало Министерство культуры Беларуси, о чем на другой же день мне сообщили из Минска, заверив, что летом наиболее важные из проваленных эпизодов будут пересняты. В конце апреля прошлого года это была принципиальная позиция Минкульта Беларуси и Госкино России, и я с ней, разумеется, согласился. Однако уже 16 мая мне передали, что продюсер, по соображениям экономии, финансировать пересъемки отказался, заявив, что в состоянии сам сделать «забойный боевик» из уже отснятого материала без каких-либо пересъемок или досъемок. Мне сообщили, что придется ограничиться перемонтажом и переозвучанием. После этого отснятый материал многие месяцы вымучивали. Все свелось к вырезанию провальных, непригодных кадров и целых эпизодов. Сначала этим занимался режиссер, а затем продюсер, который сам несколько месяцев перемонтировал и сокращал картину, однажды подрезав ее - в один прием - на 13 минут экранного времени. В результате всех вырезаний осталось чисто физическое действие и случилось то, что не могло не случиться: персонажи лишились психологических характеристик, ушел мыслительный процесс, в силу изъятия или оскопления большинства эпизодов и кадров появились порой абсурдные нестыковки и несуразности, при этом картина оказалась лишенной смыслового шампура, оказалась примитивным боевичком с изображением частного случая, что ничуть не соответствует содержанию романа.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также