2018-04-02T12:24:05+03:00

Лидер депутатской группы «Народный депутат» Геннадий Райков: Режим работы такой, что можно употреблять только ночью, под одеялом!

Наш корреспондент встретился с самым морально стойким депутатом в России
Поделиться:
Комментарии: comments1
Изменить размер текста:

Известный писатель Проханов назвал Геннадия Ивановича Райкова настоящим лидером новой формации. Нашим карбонарием, русским Че Геварой, за которым нам всем стоит пойти к светлому будущему. Тогда я не поверил Проханову, думал, он шутит. Но нет. Сначала Райков с товарищами выступил против запрета смертной казни. А недавно депутат, которого до этого многие считали несколько пассивным политиком, снова дал козе под дых - потребовал вернуть уголовное наказание за гомосексуализм. Идея Райкова мне очень понравилась. Надо же в конце концов с чего-то начинать наводить порядок в стране. Если «воров в законе» и коррумпированных чиновников пока сажать не получается, надо начать с педерастов. Пересажаем «голубых», и глядишь, взойдут хлеба, нефть подорожает в три раза, и российская экономика рванет вверх. И все это благодаря одному человеку - Райкову. Ну как пройти мимо такого замечательного политика? Почему Чайковский не выступал в женском платье - Я все пытаюсь разобраться, Геннадий Иванович, - спросил я, оказавшись в думском кабинете Райкова, - с чего это вы вдруг так озаботились половым вопросом. Это что - хитрый рекламный ход? - Это и для меня самого получилось неожиданно, - признался депутат. - Один из постулатов нашей партии - сбережение российского народа, поднятие духовности и патриотизма. Мы озаботились серией мероприятий, но только этот закон вызвал такой визг. Почему? - Так почему? - в тон ему спросил я. - Да потому, что мы ударили по самому больному месту. Зацепили кого-то очень сильно. - Кого? Райков сосредоточенно покопался в бумажках на своем столе: - Полюбуйтесь, что мне принесли избиратели, - и он показал фантик - вкладыш из жевательной резинки. Я присмотрелся. На фантике были изображены два каких-то урода. Один был помоложе. - Вот, - с возмущенным придыханием сказал Райков, - гляньте, что нарисовано: симпатичный мужчина ищет симпатичного мальчика. Голубая мечта «голубого» мужчины. У меня волосы дыбом, - он тряхнул шевелюрой. - А ведь это покупают детишки! - Но мне всегда казалось, что это личное дело каждого: как, зачем и куда. - Нет! - твердо сказал он. - Это не соответствует духу русского народа. - А вот цивилизованный мир... - У нас не Франция! - отрезал народный депутат. - Возьмите книжку «Проклятые короли». У них там испокон веку этими безобразиями занимались. Да на здоровье! Если кому-то охота, пусть уезжает во Францию, пусть уезжает в Голландию. А у нас поезжайте в деревню, там и слов-то таких не знает никто. - Геннадий Иванович, но вы же сами в 1995 году были соавтором нового УК, из которого эта статья была выброшена, - решил я показать свою осведомленность. Райкова этот провокационный вопрос ничуть не смутил. - Да мы же не знали тогда! Мы посмотрели статистику и увидели, что по этой статье посадили всего 15 человек. Но, как потом оказалось, это бревно, которое лежало в старом УК, было сдерживающим барьером для международной организации гомосексуалистов с ее мощным финансированием. - Заговор?! - Раньше они боялись. А теперь... Телевизор невозможно включить! Открытая пропаганда! Пойдите в сквер у Большого театра. Да там свидания уже никто не назначает. - Почему? - прикинулся я веником. - Потому что это место все знают, - удивился моему неведению Райков. - Три недели назад МВД проводило там рейд. Задержали 150 человек. - За что? - За то, что приставали к прохожим. У 25 в карманах оказались наркотики. 30 процентов гомосексуалистов - наркоманы! - Судя по вашему настрою, всех их ждет электрический стул... - Мы будем проводить закон в установленном порядке, и он будет поставлен на голосование, а депутаты пусть сами решают, каково будет наказание, - отрезал главный народный депутат. - А может, их лучше лечить? - робко предположил я. - Показывать диафильмы. Устраивать вечера встреч с девушками. И потом, говорят, есть препараты... Но Райков был неумолим: - Лечение здесь не поможет! Это не болезнь, а распущенность, хотя некоторые врачи и говорят противоположное. - Но злые языки утверждают, что этой скверной уже поражены многие деятели культуры. Не боитесь оставить Родину без оперы, балета и эстрады? Народный депутат покачал головой. - Не верю я злым языкам. Они нормальные люди! Вот Касаткина, например... - Но для нее это, наверное, уже не актуально... - Я знаю Гурченко, - не слушал меня лидер фракции, - многих знаю. Я имел с ними разговор. Они сказали мне... что это болтовня! Если и есть среди нас процентик, то маленький, сказали они мне. Но это злой процентик. Есть большая, спокойная собака, извините за непарламентское выражение. - Гетеросексуальная! - Она идет спокойно и гавкает, когда нужно. А есть маленький ехидный песик, который брешет с утра до вечера, и его потому все замечают. Тут Райков театрально махнул рукой. - Не надо! Не надо оскорблять нашу творческую элиту. Попробуйте Льву Лещенко, моему другу, сказать, что он... того сего. Или Кобзону. Так они на вас рубашку порвут. Или, - он на секунду задумался, - Киркорову скажите, что он гей! - Ох... - Нет, мало их там! - успокоил меня Райков. - Мало. Вот все говорят Чайковский, Чайковский. Но я точно знаю, мне рассказывали, что Петру Ильичу никогда бы не пришло в голову выступать в женском платье! - Но я слышал, даже в морально стойкие ряды депутатов затесалось несколько паршивых овец. Эти «извращенцы» осудили вашу дельную инициативу, устроили демонстрацию у Госдумы... - Чего демонстрация?! - презрительно отмахнулся Райков. - Четыре подростка и 18 камер! Все это организовали взрослые дяди, но сами побоялись идти! И депутат этот взял фашистский флаг. - Вульф! - Да, и сказал, что передаст Райкову. Ну передал бы, что ли... Нет, побоялся! Разум вовремя сработал. Европа должна лечь под Россию! Тут я решил перевести разговор в политическую плоскость. - А вы не боитесь подложить жирную свинью нашему президенту? Ведь за ущемление демократических свобод нас могут погнать поганой метлой из Совета Европы? Мне показалось, я задел Райкова за живое. В его размеренном до того голосе зазвучал какой-то уж совсем не центристский металл. - Европа без нас никуда не денется, - отчеканил он. - Ни из какого Евросоюза нас не исключат. Потому что это будет катастрофой для многих стран. Нам надо отстаивать свои позиции. Если мы вступили туда, это не значит, что мы должны лечь под всю Европу. Я предпочитаю, чтобы она легла под нас. Скажу больше - нам пора уже оздоравливать духовность в Европе. Россия должна сыграть здесь первую скрипку. А наши уступки не всегда равноценны пребыванию в этом органе. Турция, член ПАСЕ, приговорила к смертной казни Корвалана... - Аджалана, - поправил я борца. - Да, Аджалана. И ее не выгнали... А если у нас кого-то казнят, то поднимется вой. Почему бы европейцам не озаботиться лучше вопросом приведения зарплат в России к евростандарту? Создали бы фонд, отстегнули бы от своих 5000 баксов зарплаты по 500. Да я бы с ними с утра до ночи братался. Нет! Они нас постоянно цепляют - то за Чечню, то за смертную казнь. Все их помыслы направлены на то, как нас получше ободрать! И хрен они ложили на русский народ! Так что пока дудки. Дудки, дорогие европейцы. Не надо нас пугать исключением. А то мы можем с перепугу взять и уйти! - Вы такой смелый, Геннадий Иванович, - восхитился я. - А слабо так же хлестко покритиковать Путина? Лицо главного народного депутата снова стало непроницаемым. И критиковать ВВП он не стал. - Мы стоим на позиции поддержки президента. Не пытаемся, как некоторые, прижаться к президентскому плечу, а хотим ему плечо подставить. Да, в некоторых вопросах мы с ним не согласны, - снова оживился он. - Мы против отмены смертной казни. А то у нас сейчас убить человека - все равно что зарезать курицу. Я был в Вологодской тюрьме, там надзиратели боятся заходить в камеры, потому что их могут ударить миской по голове. Школьники хотят стать киллерами, потому что там много платят. Скоро в России могут начать судить судом Линча. Потому что закон не защищает... Остановить Райкова удалось с большим трудом. - Ну вы, Геннадий Иванович, прямо Ле Пен какой-то! Народный депутат ничуть не обиделся такому обидному сравнению. - А почему Ле Пен во Франции набрал 20 процентов голосов? - хитро спросил он. - Очень хочется знать ваше мнение. - А может, потому, что у них мэр Парижа голубой? - И он тоже? Не может быть! - И каждый пятый француз протестует? Тут я подумал, что до такой блестящей версии происходящего не скатился ни один задрипанный политолог. Вот что значит нестандартное мышление. На необитаемом острове Слиска не выживет В этот момент пресс-секретарь Райкова, серьезный усатый мужчина, стал мне как-то недвусмысленно подмигивать. Я вначале насторожился, но потом понял: это он намекает, что с голубой темой пора завязывать. Потому я решил позадавать нормальные вопросы. Ведь мы же нормальные мужики, в натуре. И потому спросил: - Скажите, Геннадий Иванович, а вы вообще любвеобильный человек? В молодости из-за девушек дрались? - Какие девушки, - усмехнулся Райков. - Не до того мне было. - В смысле? - Работал я с 8-го класса. Ни танцев тебе, ни дискотек. Студентом трудился рабочим сцены в Омском драмтеатре. За спектакль так набегаешься, что после последнего звонка уже лежишь. А актрисы с рабочими сцены не знакомились. Но на девушек внимание я обращал. В общем... сейчас у меня нормальная семья. - Кстати, про девушек. Подмосковная милиция недавно предложила легализовать в стране проституцию. Как вам эта инициатива? - Депутаты за этот закон не проголосуют, - отрезал Райков. - При желании можно покрыть сетью притонов всю страну. Это слабость милиции. Разрешить проще, чем бороться. Министр МВД Куликов сказал, что уберет от гостиницы «Москва» всех проституток. Он уже не министр, а депутат, а проститутки все стоят. Он на них теперь в окошко смотрит. Во всех салонах работают девушки из Молдавии и Украины. Это от бедности. Надо им помогать, выводить из этого состояния. Я работал в Швеции, там даже за связь с проституткой можно срок получить. - Кстати про Швецию, - прервал я депутата. - Объясните мне, пожалуйста, что такое шведская семья. А то я с детства гадаю. - Все это анекдоты, - объяснил Райков. - В Швеции строгие моральные устои. Там даже спиртное можно купить только в специальном магазине. - А как вы, Геннадий Иванович, выполняете наказ президента по здоровому образу жизни? - Тренируюсь на тренажерах, - отрапортовал Райков. - А насчет всего остального, то режим работы такой, что можно употреблять только ночью под одеялом. - Употребляете? - Это нецелесообразно. Потому что все равно через 4 часа вставать. - А досуг свой как проводите? - С женой на даче. Сажаем огурцы, помидоры. У меня 18 соток, километрах в 20 от Москвы. Садовника, так и запишите, не держим. Все сами, своими руками. Я слушал Райкова с нарастающим уважением. Все больше убеждаясь, что передо мной не какой-нибудь безыдейный приспособленец, а настоящая рабочая косточка, маяк, извините, ревун, чудом уцелевший в бушующем море безнравственности и разврата. Только такой народный политик способен бросить вызов подлым извращенцам, отравляющим русский дух. - Геннадий Иванович, признайтесь, как человек с заводским опытом, - у кого из наших политиков вместо сердца пламенный мотор? Если честно, я заранее догадывался, что ответит Райков, но втайне надеялся на его нестандартное мышление. - Путин! - разочаровал хозяин кабинета. - Почему он? - вздохнул я. - Потому что наш президент старается делать все, что задекларировал. Большинство же политиков сейчас очень прагматичные. Ради идеи, как в гражданскую, никто никуда не пойдет. - А кого из этих прагматиков вы бы взяли с собой на необитаемый остров? - Я только своему сыну верю. Остальным нет. - Он чуть подумал и поправился: - Полярника Чилингарова бы забрал, полярника, но не политика. - А Слиску? Я вижу, у вас на столе ее прямой телефон. - Да нет, это ж необитаемый остров. Я не верю, чтобы Слиска там выжила. Здесь я решил смутить народного депутата странным вопросом. - А почему у беды глаза зеленые? Райков даже глазом не моргнул. - Да не смотрел я ей в глаза. Но вот от беды у людей глаза зелеными иногда становятся. - У вас есть опыт? Взгляд Райкова затуманился, и он рассказал жуткую историю. - Однажды меня взяли охотиться на медведя. Охотник я тогда был не очень опытный, и потому меня поставили в задние ряды. Подняли берлогу, вышел медведь, его завалили и давай над телом фотографироваться. И тут из берлоги выскочил второй - и на меня! Ну я и пальнул, не целясь. Убил. Случайно. Друзья говорят, мол, ну у тебя и выдержка. А я сел, и у меня коленки дрожат. Но вы не подумайте, - неожиданно заключил Райков, - это я не партию «Медведь» имею в виду. - А можете объяснить народу в двух словах принцип работы кривошипно-шатунного механизма? - Ну как в двух словах, - смутился Райков. - Это ломаный коленчатый вал, который за счет разных точек приводит в движение определенную, так сказать, м-м-м... определенные взаимосвязанные с ним части. Почему он кривошипно-шатунный - потому что должна быть реальная центробежная сила при разных ударах. - Блестяще! А правду говорят, что если попинать колеса и протереть стекла, то машина заведется, - продолжал испытывать я терпение этого серьезного политика. Но Геннадий Иванович держался молодцом: - Наши машины просты в ремонте и надежны, - сообщил он. - Для русского человека нет сложности машину наладить. А иностранцы даже не знают, что у них под капотом. - Я знаю, что вы заслуженный изобретатель СССР. Что изобрели? - Я работал в ракетостроении. Делали двигатели. Все было секретно. - Ну ладно, а можете вот так, с ходу изобрести рецепт, как избавить Россию от дураков? - В России дураков немного, - вздохнул Райков. - Больше придурковатых. Кстати, если будет введен тот дорожный фонд, который сейчас предлагает правительство, то от дорог мы точно избавимся. А дураки останутся. И это нормально. Мы же не инкубаторские. В каждой деревне должен быть свой дурачок. ЛИЧНОЕ ДЕЛО Геннадий РАЙКОВ. Родился в 1936 г. в Хабаровске. Окончил Омский машиностроительный институт. Был гендиректором Тюменского моторостроительного завода, председателем Тюменского городского Совета, главой администрации Тюмени, зам. гендиректора АО «Тюменьнефтегазстрой». Работал по контракту директором деревоперерабатывающего предприятия в Швеции. В декабре 1995 года был избран в Госдуму второго созыва. Ныне лидер думской группы «Народный депутат», одноименного общественно-политического движения. Женат. Имеет троих сыновей. Младший, Максим, учится в МГУ. Заслуженный изобретатель СССР. Награжден орденами Октябрьской Революции, Трудового Красного Знамени, «Знак Почета», «За заслуги перед Отечеством» IV степени.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также