2018-04-02T12:24:45+03:00

Это я, Ульяночка

Корреспондент «Комсомолки» внедрилась в национал-большевистскую партию Лимонова
Изменить размер текста:

(Окончание. Начало в номере от 17 июля.) Щекотливый вопрос В комнате - сын Тишина Григорий, нацбол Бегун и Слон. Василиса ноет, пацаны ее увещевают: - Потерпи... Ведь и в тюрьме придется сидеть... Кириллу Бегуну двадцать; девятнадцать ему исполнилось в латвийской тюрьме. Он - участник похода нацболов на церковь Святого Петра в Риге. Всего с поезда Москва - Калининград десантировались тогда в Латвии двадцать человек; Бегуна сразу схватили. Мстя за арестованных товарищей, четырнадцатилетний Гриша Тишин закидал яйцами приехавшего в Москву министра земледелия Латвии Слактериса. Срок ему дали условно; глава НБП говорил в интервью, что гордится сыном... Пацаны ржут «фирменным нацбольским смехом» (грубое похабное гоготанье. - Авт.). Главная тема шуток - еврейский вопрос. Звонит телефон, Гриша снимает трубку, объясняет, как к нам проехать; букву «эр» он не выговаривает. - Улица Ф\'унзенская... (все прыскают, Гриша старается), Ф\'унзенская... Бегун от гогота валится на пол; Гриша фигачит в него все, что есть на столе; Слон кричит: - А ну посмотрим, обрезанный ли он!!! Они гоняют маленького Тишина вокруг стола и переворачивают вверх ногами. Такие сценки повторяются в бункере круглосуточно. Национальный вопрос сложен для НБП. По программе партии доминирующая нация - русские, но русским при этом независимо от крови и вероисповедания «признается каждый, кто считает Родиной Россию». Бывает смешно. В Москву приехал легенда НБП - гауляйтер латвийского отделения Владимир Линдерман по кличке Абель. Показывал фотографии митинга. На фото в колонне национал-большевиков стоял темнокожий (рижанин Бенес Айо: мать - русская, отец - ливиец. - Авт.). - Это что? - гоготали нацболы. - Индеец? Слушайте, а РУССКИЕ в нашей партии вообще есть?! Еще одна актуальная в НБП шутка - вслух разговаривать с «товарищем майором». Нацболы уверены, что их «слушают» и за каждым из них следят. Было бы странно: прямо над бункером - милиция... Разруха в головах Вы видели когда-нибудь Лимонова? Я видела. Известный человек, он ходил в дырявой куртке. Те, кто может встроиться в капиталистическое общество, в революцию не идут - а у того, кто увлекся революционной борьбой, даже и времени на работу не остается. Поэтому национал-большевики - ребята бедные. Передают друг другу адреса секонд хэндов. Даже туалетную бумагу воруют в общественных сортирах. «Шесть рублей заплатила за вход, - гневно рассказывала мне девчонка-нацболка, - и считаю, что эта бумага моя!» В «Макдоналдсе», где вход в удобства бесплатный, они снимают рулоны со всех десяти кабинок... Чтобы понять правду о национал-большевистской партии, надо заглянуть в ее туалет. Обычно очарованные журналисты не могут выйти оттуда по полчаса. Дверь в сортире смоляная, бачок - ярко, ярко-алый; вонь и грязь неописуемая. На полу - раздавленные двухсантиметровые тараканы, на бачке надпись: «НБП! Мы повсюду». Потрясли не театральные эффекты, а вонь и грязь. Шесть - десять сильных, молодых и талантливых людей живут в бункере постоянно. Спят, моются, пишут стихи. И не могут... не способны вымыть за собой пол! Воистину, разруха не в сортирах, а в головах... Идеологии (кроме «Буржуи - мудаки») в НБП нет. Бред, который несет Лимонов (недавно он написал в СИЗО, что после революции человечество перейдет к кочевому образу жизни на вертолетах. - Авт.), идеологией быть назван тоже не может. Поэтому в партии постоянно идет дискуссия. «Пойми, - объяснял мне старый национал-большевик, - мы не военизированная структура, не РНЕ. У нас свобода...» Со своей свободой-анархией НБП иногда оказывается в глупом положении. 11 сентября московские нацболы восторженно скандировали: «Та-ли-бан! Та-ли-бан!» А питерские в тот же момент орали: «Талибы - уроды, янки - говно! Пусть «мочат» друг друга, нам все равно!» Сейчас дискутируют на тему: «Что делать, когда партию закроют». Общее мнение - объявлять террор. С сайта НБП: «Посадите Лимонова! Развяжите нам руки». Правду они говорят или просто бахвалятся? Голодающий Роман Коршунов рассказал, что уже переделал электрошоковую дубинку на двести вольт. Ткнешь человека в сердце - смерть. Он опробовал ее на тверских наркоманах... Митинг Главная черта «лимоновцев» - разгильдяйство. Для того чтобы привлечь внимание к голодающим, решили семь дней подряд митинговать под стенами Лубянки. По двенадцать часов в день, с девяти утра до девяти вечера. К назначенному сроку я пришла на площадь, там было пусто. Поехала в бункер, там только вставали. - Гы-ы, новенькая - самый дисциплинированный нацбол! На полу - разводы серебряной краски: Гриша Тишин рисовал лозунг и полночи гонялся с кистью за тараканами. На площадь едем на метро; мальчишки дерутся - обливают соком лысенького дяденьку... Митинг - сущий позор. Двадцать юнцов и десять корявых бабушек в панамках (диссидентки, прошли психбольницы и лагеря). Выбрасывая руку в нацистском приветствии, я думала: неужели играющим в революцию юношам и девушкам не страшно? Вот ведь живой пример, во что превращает человека борьба с системой! Митинг продолжался полтора часа; ни одного представителя прессы не было. Зато каждого выступающего и каждого участника планомерно снимал фотограф из ФСБ... Сзади меня взяла за плечо девочка в армейском берете: - Завтра ночью что делаешь? Пойдешь на акцию. Акция Ночь, подвал, голодающая Арина. - А Василису сегодня забрали! Мама с папой приехали - домой увезли! Вот реальная цена нацбольского экстремизма... «Террористическая» группа - я, Ольга по прозвищу Зигги, Марк и Кирилл. Ольга и Марк - студенты, Кирилл только сдал в школе выпускные экзамены. Он - один из лучших выпускников Южного округа, намедни префект вручал ему какие-то грамоты. «Объект» - троллейбусный парк возле станции метро «Фрунзенская». Ольга раздает баллончики с краской. - Пишем «НБП», «Требуем открытого суда» и «Свободу Эдуарду Лимонову». Один на шухере... Троллейбусы стоят прямо в переулках. Горят фонари, шляется молодежь, раз в семь минут проезжает милиция. Передвигаясь где ползком, где перебежками, выводим корявые надписи. Страшно. В четыре Ольгу забирает милиция. Мальчишки отправляют меня с донесением в бункер. - Ладно... - открывают мне заспанные нацболы, - ложись спать... Я ложусь на деревянный топчан, лицом в чью-то засаленную куртку. Комната проваливается в темноту... - Пи...дец, нацболы: подъе-ом!!! Команда подбросила вверх. Уже было утро; над спящими стояла и прапорщицки орала отпущенная милицией Ольга. И тут меня проперло. Я - журналистка «Комсомольской правды» - вдруг поняла, что такая жизнь мне нравится. Что я могу остаться в партии. Бросить работу, спать вповалку и кидать гранаты в посольство Латвии. Мне будет все равно, в чем я буду ходить. И все равно, сколько лет я отсижу в тюрьме. Высшее счастье - быть в команде, и лучший наркотик - адреналин заменят мне все... Разбор полетов Мне интересно одно: как власть это допустила. Как может в обществе существовать организация, которая ставит задачу эту власть свергнуть? Почему не закрыта газета, почти каждая заметка в которой либо призывает к насилию («...у нас в городе развелось много репперов. Всем отделениям НБП надо бить уродов. Надо бить обезьян - иначе их будет много!»), либо оскорбляет Президента Российской Федерации («...спасибо президенту за то, что каждый гражданин может пойти в магазин и свободно купить себе настоящую резиновую п...зду...»). Скорее всего, закон восторжествует: «Лимонку» закроют. Потом будет суд над Лимоновым, после него закроют партию. Но как могло случиться, что эта уродливая организация существовала ВОСЕМЬ ЛЕТ?! ...Когда во время футбольного матча в Москве случились беспорядки, нацболы говорили, что это - «ментовская прокладка». То есть что власти инспирировали погром, чтобы ускорить принятие закона об экстремизме. Так вот я думаю: НБП - ментовская прокладка. То есть существование этой ни с какой точки зрения невозможной партии, видимо, поддерживали спецслужбы. Чтобы, увидев фашистов и испугавшись их, обыватель начал бы пуще любить власть. Власти решали свои проблемы, а дети - изуродованные фашистской идеологией глупые дети - совершали в это время акции и садились в тюрьму... Утешает меня тоже только одно. В среднем в нацболах человек пребывает года два. Виртуозно построенная под психологию недоросля (или Лимонов гений, или ему действительно помогали спецслужбы), партия становится НЕИНТЕРЕСНА ему, как только он вырастает. И тогда он возвращается из революционной реальности - в обычную... ...Пожалуй, я отнесу голодающей уже четыре недели Арине банку меда. Ей только двадцать лет. Я не хочу, чтобы она умерла. Р. S. Автор приносит глубокие извинения троллейбусному парку Москвы номер пять. ИЗ ДОСЬЕ «КП» Самые известные акции НБП: 1999 год, Москва - два нацбола закидали режиссера Никиту Михалкова тухлыми яйцами за дружбу с президентом Казахстана Назарбаевым; приговор суда - по два с половиной года лишения свободы, амнистия; 2000 год, Рига - три активиста НБП захватили самую высокую башню Европы - колокольню церкви Святого Петра; угрожали взорвать здание, разбрасывали листовки с требованием прекратить преследования советских ветеранов. Башню брал спецназ «Омега», из оружия у «террористов» оказался муляж гранаты «лимонка». Приговор - пять и шесть лет лишения свободы; в июне 2002 года заключенные этапированы в Россию. 2001 год, Рига - шестнадцатилетняя школьница Алина Лебедева (отделение НБП города Даугавпилса) хлестнула наследного принца Великобритании Чарльза по лицу букетом гвоздик. Мотив - протест против вступления Латвии в НАТО. Принц простил девочку, уголовного преследования не велось. ИЗ ПРОГРАММНЫХ ДОКУМЕНТОВ НБП: «Гитлер смог, сможем и мы!» ...Все члены партии образуют семью. Во главе ее стоит вождь. Все члены семьи обязаны беспрекословно подчиняться вождю. ...Если партия говорит на черное - «это белое», верь, что это белое. Сомнениям не должно быть места в НБП. ...Ленин смог, Гитлер смог, сможем и мы. ...Национал-большевистская партия обещает вам, парни и девушки, жизнь, полную героизма и приключений, гордую и сильную жизнь и героическую смерть.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также