2018-04-02T12:25:28+03:00

Богатый урожай разорит страну

Корреспондент «КП» побывал в рязанском селе, где большое зерно оборачивается большой бедой
Изменить размер текста:

Третий год подряд в стране рекордные намолоты хлебов. Крестьянам бы радоваться и подсчитывать барыши. Но цены на зерно падают и грозят разорить село. Кто виноват и что делать? Об этом - сегодняшний выпуск «НЭП». Хлеб засыпали даже в коровник Это в других селах рядом с колхозной конторой клуб или почта. А в Максах напротив председательских окон - церковь. Новенькая, из итальянского кирпича. Рассказывают, года три назад, когда до уборки оставались денечки, град размером с помидорину втоптал в грязь посевы по всей округе, только у максовцев пшеничка осталась стоять хоть бы хны. «Не зря, видать, по весне батюшка всходы освящал», - перекрестились колхозники, и с той поры в поле без церковного благословения - ни ногой, ни колесом. - Вообще-то, прости Господи, верующие из нас, как из кавалериста балерина, - признался главный агроном Михаил Лаханов. И, виновато покосившись на церковь, выудил из пыльного стола книжицу. - Вот, брат, в чем наша сила. В интенсивной технологии! В брошюрке, тиснутой еще в 1985 году, об этой самой технологии в два голоса талдычили Минсельхоз и ВАСХНИЛ. Только тогда деревня им не вняла, к чему кряхтеть и тужиться, если государственные денежки и так давали. Заветы советской профессуры в Максах припомнили в рыночном 1997-м. Раскошелились на авиацию и удобрения. И урожайность поперла, как на дрожжах. Нынче с каждого гектара здесь намолотили по 62 центнера с гаком. Столько не то что в центральной полосе - на юге не каждый колхоз собирает! Зерном завалили все тока и даже коровник. Благо буренки пока отъедаются на «летних квартирах». Как правительство тракториста надуло Пожимать руки героям в район прикатил сам рязанский губернатор Вячеслав Любимов: - За тонну такой пшенички и три тыщи триста просить не грех! - Не грех, - хмыкает председатель Сергей Серегин. - Она ж у нас семенная! Да только немного продали по такой цене. Никто не берет - наелись! Вырученных денег хватило аккурат на зарплаты колхозникам. А тут, как назло, наступают на горло кредиторы. - Сейчас озимые сеять пора! - горячится Серегин. - А где на соляру денег набрать? Распродаем зерно за бесценок. - Вот и получается, что виртуально мы миллионеры, а на деле - последний хрен без соли доедаем, - машет рукой главный агроном. ...Мужики на току толковали о большой политике. - Й-йех, - икает с бодуна долговязый тракторист Димка. - Кабы прорву зерна намолотили одни мы. Дык ведь урожаи всю страну третий год подряд мордуют! - Это еще кто кого мордует! - гневится его напарник Михалыч. - При таких ценах спекулянты нас враз обанкротят и к рукам приберут. А правительство им потакает: нате закон о торговле землей, прибирайте! С правительством у Михалыча свои, отдельные счеты. Почти 10 лет проишачил на Севере, привез оттуда чек на покупку «Жигулей». А вместо машины получил фигу. Но от мечты о «Жигулях» не отказался: соседи свои огороды картошкой да кукурузой засаживают, а он из года в год - зерном, все 50 соток! - Куда его теперь девать - ума не приложу, - вздыхает Михалыч. С мечтою о холдинге Российская деревня только начала восставать из пепла. Теперь крестьяне, не менжуясь, идут в банк за кредитом - две трети набежавших процентов отдает правительство. Заработал лизинг: по весне в Максах получили 3 новых комбайна - под грядущие урожаи. Но, видно, государевы мужи привыкли, что сельское хозяйство - бездонная дыра, и не ждали столь скорой отдачи: куда девать выращенное, не подумали. - Кто сейчас на коне, так это агробароны, - рассуждает максовский председатель. - Вон, районный элеватор москвичи прибрали. Там зерно годами может лежать. А под нашим навесиком пропадет! Пару лет назад в рязанские Максы приезжали соседи-пензяки - учиться передовым технологиям. А учиться, оказалось, надо было рязанцам. Пензенские гости не только зерно выращивают, но и муку мелют, булки пекут и продают их в собственной сети магазинов. Им сдавать урожай по дешевке без надобности. Теперь и на Рязанщине задумались над созданием такой цепочки. А пока максовский агроном все косится на церковь за окошком: - Хоть снова к батюшке на поклон иди, проси, чтоб Господь послал щедрого покупателя... Пять наивных вопросов о хлебе Сколько зерна намолотит Россия? Прогнозам министра Гордеева -мол, соберем 75 - 77 млн. тонн - уже никто не верит. Комбайны прошли чуть больше половины уборочных площадей, а намолочено уже намного больше, чем за то же время в прошлом году. По мнению независимых экспертов, каравай-2002 потянет на 90 млн. тонн - на 6% тяжелее, чем в 2001 году. А если учесть прошлогодние запасы, зерна у нас будет больше 100 млн. тонн. Чем плох большой каравай? Лишь тем, что цены на зерно могут упасть до уровня себестоимости его производства и разорить крестьян. Потому и скромничает с прогнозами сельский министр, чтобы окончательно не обрушить рынок. Что предпримет правительство? На днях было решено поддержать село закупочными интервенциями. Правительство само будет покупать зерно до тех пор, пока рынок не стабилизируется и хлеборобам не предложат достойную цену. На это понадобится 5 - 6 млрд. рублей. Но селяне ждут не сиюминутной помощи, а продуманной политики, способной обуздать дикий зерновой рынок. А заграница нам поможет? Европа - нет. Там от своего зерна закрома трещат по всем швам. Основные наши покупатели - Азербайджан, Израиль, Турция. В этом году к ним прибавятся Египет и еще несколько стран Северной Африки. Без ущерба для себя Россия может продать 6 - 7 млн. тонн и получить около $500 млн. Аналитики говорят о возможности экспорта 20 млн. тонн зерна. Но все упирается в наши железные дороги и порты - их пропускная способность слишком мала. Подешевеют ли булки и калачи в магазинах? Скорее всего, нет. Вздорожал бензин, и мукомолы и хлебопеки предпочтут направить «освободившиеся» деньги на транспортные издержки. Во-вторых, когда буханка стоит дешевле кило комбикорма, большая часть хлеба попадает не на столы россиян, а в кормушки скоту. КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА Елена ТЮРИНА, директор Института аграрного маркетинга: Селянам бы сгрудиться в кучу - В США ни один фермер не станет сеять хлеб, не зная точно, сколько он его продаст и по какой цене. Зерновой рынок там регулируется посредством госзаказов. Такая система могла бы стабилизировать рынок и в России и решить еще одну проблему: несмотря на небывалые урожаи, производство качественной продовольственной пшеницы снижается. А в той ситуации, что сложилась сейчас, в выигрыше окажутся крупные агрохолдинги и перепродавцы зерна. Ведь переработчикам невыгодно собирать мелкие партии в разрозненных хозяйствах. Последние могли бы побороться за свое финансовое благополучие, объединив усилия по сбыту урожая. Так они избавятся от услуг перепродавцов, которые сбивают цены. А КАК У НИХ? В Европе рожью будут топить печи Жители Старого Света не очень-то жалуют черный хлеб: две трети урожая ржи ежегодно оседает в хранилищах, и те несут колоссальные убытки. Чтобы избавиться от них, чиновники Еврокомиссии предлагают продать невостребованные запасы зерна на топливо для электростанций. Подобное уже было в середине 1980-х. Тогда печи топили... растительным маслом. Как вы спасаете свой урожай? Вице-премьер, министр сельского хозяйства России Алексей ГОРДЕЕВ: - Чтобы стабилизировать зерновой рынок, правительство решает вопрос о выделении денег для приобретения зерна в госрезерв. Прилагаются усилия к увеличению экспорта зерна за границу. Хлеб в отличие от нефти и газа - ресурс возобновляемый, и зерно может стать главным экспортным продуктом России. Конкуренция на мировом хлебном рынке жесткая, но у нас есть большое преимущество - российское зерно качественное и самое экологически чистое. Василий СТАРОДУБЦЕВ, губернатор Тульской области: - У нас проблема не в том, чтобы зерно убрать, а в том, чтобы его продать. Рыночные цены на зерно ниже его себестоимости. Чтобы помочь хозяйствам получить прибыль, мы установили твердые закупочные цены - в 1,5 раза выше рыночных. А из областного бюджета компенсируем крестьянам часть затрат на ГСМ, минеральные удобрения и пополнение семенного фонда. Любомир ТЯН, президент нижегородской зерновой компании «Линдек»: - Чтобы рекордный урожай в стране не пропал, правительство должно немедленно закупить зерно у российских товаропроизводителей силами Росрезерва и создать государственный стабилизационный фонд. Если этого сейчас не сделать, то наших товаропроизводителей ждет массовое банкротство - закупочная цена зерна сейчас ниже себестоимости. К резкому же увеличению экспорта российской пшеницы за границу не готовы наши порты и мировой зерновой рынок. Элла ПАМФИЛОВА, глава Комиссии по правам человека при Президенте РФ: - У меня на даче пшеница, конечно, не растет. Но в этом году необычайно разрослись розы и декоративная тыква. А вот пару лет назад мы буквально страдали от урожая фасоли - высадили ее, чтобы немножко обогатить землю. А ее народилось столько! Помню, ведрами собирали, раздавали соседям. Леонид ЯРМОЛЬНИК, актер: - Каждый год у нас большой урожай яблок. Приходится раздавать соседям, гостям, но все равно яблок остается огромное количество. Потому, как ни жалко, приходится яблоки закапывать. Илья ЧЕЛПАНОВ, коммерческий директор ОАО «Ростсельмаш»: - Наш завод традиционно выпускает большинство российских комбайнов - ими и спасаем урожай. Но высокие урожаи, как ни странно, бьют и по нам: цены-то на зерно падают. В итоге меньше комбайнов произведем. Спасать положение должно правительство. Маргарита ПУШКИНА, поэтесса: - Излишек яблок съедает соседская корова. А вот собака не прочь отведать наши картофельные очистки. Яблоки также раздаем соседям, в том числе режиссеру Элему Климову, у которого любимый сорт - «китайка». Александр ФОМИН, лидер движения «Аграрная Россия»: - Больше хлеба, чем раньше, я есть не стал. А если серьезно, вижу два способа решения проблемы большого урожая. Во-первых, России нужен цивилизованный рынок зерна. Кстати, созданием зерновой биржи я сейчас активно занимаюсь. Во-вторых, нужно заставить правительство защищать интересы наших экспортеров, а МПС - снизить тарифы на перевозку зерна. Сергей ЗВЕРЕВ, стилист: - Однажды возникло желание, ради хохмы, загрузить свой подмосковный урожай в машину да отвезти его на рынок. К счастью, это было лишь мимолетное желание. Олег ЯКОВЛЕВ, группа «Иванушки International»: - Овощей много не бывает. Стараюсь съедать все сам. Еще мне помогают родственники, они закатывают банки, варят варенье на зиму. Куда девать излишки урожая? а) запасать впрок б) продавать за границу в) переработать на водку Голосуйте в разделе «Есть вопрос»

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также