2018-04-02T12:20:55+03:00

Как Сталина из Мавзолея выносили

40 лет назад Пленум ЦК КПСС принял историческое решение о перезахоронении Иосифа Виссарионовича
Поделиться:
Комментарии: comments6
Изменить размер текста:

Судя по всему, Федор Тимофеевич Конев, бывший командир Кремлевского полка, остался единственным в живых из руководителей этого действа. Когда из левого выхода Мавзолея показалась мрачная процессия, полковник стоял неподалеку, рядом с радистом, держащим наготове рацию со штыревой антенной. На случай какой-либо неожиданности весь полк, которым командовал Конев, был наготове и в любую секунду мог выступить. Впереди процессии, держа фуражку за козырек согнутой левой рукой, печатал шаг комендант Кремля А. Я. Веденин. В трех метрах за комендантом восемь молодых офицеров Кремлевского полка несли гроб с мумией, обитый кумачом. На таком же расстоянии за ними шла безмолвная комиссия по перезахоронению останков вождя. И замыкали процессию несколько сотрудников комендатуры Мавзолея. Коневу приказали держать непрерывную радиосвязь с подразделениями Кремлевского полка. Но ничего неожиданного не произошло. Да и не могло произойти: еще в 18 часов Красная площадь была зачищена от праздного люда и на всех подступах к ней стояли посты. Этих мер предосторожности показалось мало. Командующему Московским военным округом генералу армии Белобородову приказали одновременно с выносом тела Сталина провести репетицию парада 7 ноября. Нескончаемая колонна пустопорожних грузовиков, в которых рядом с водителем сидел только один офицер, по десять машин в ряд утюжила Красную площадь. Колонна и в самом деле была нескончаемой: покидая площадь, машины уходили направо, по набережной катились вдоль стен Кремля и мимо Александровского сада вновь выезжали на главную площадь страны. Это было сплошное колесо. Оно вращалось около четырех часов, пока на задворках Мавзолея не завершилась мрачная пантомима. Стоял поздний вечер 31 октября 1961 года. Было сумрачно, холодно. И вот спустя сорок лет сидим в небольшой квартирке Конева, где он живет вдвоем с женой, и вспоминаем тот холодный октябрьский день. Тогда в Кремлевском Дворце съездов проходили заседания XXII съезда партии, где обсуждался вопрос о культе личности Сталина и перезахоронении его останков. Решение об этом было принято 30 октября. - Что вы делали в тот день? - спрашиваю Конева. - Чтобы выяснить настроение людей, я переоделся в гражданскую одежду и вышел на Красную площадь. Люди в группах вели возбужденные разговоры. Содержание их можно свести к следующему: «Почему этот вопрос решили, не посоветовавшись с народом?» Было известно, что решение о выносе тела Сталина приняли по предложению И. В. Спиридонова от имени Ленинградской партийной организации. Но окончательное решение, видимо, было принято все-таки на следующий день, 31 октября, на Пленуме ЦК КПСС. - Вы получили какой-то приказ? - Как только начал работать Пленум, меня вызвал в здание правительства начальник Управления личной охраны Хрущева полковник Владимир Яковлевич Чекалов и приказал подготовить одну роту для перезахоронения Сталина на Новодевичьем кладбище. - То есть как, на Новодевичьем кладбище?.. - Именно так. Но когда я возвратился в полк, мне снова позвонил Чекалов и сообщил, что захоронение будет за Мавзолеем Ленина у Кремлевской стены. - Почему же переменили решение? - Было высказано опасение, что грузины могут выкрасть гроб с телом с Новодевичьего кладбища и увезти на родину. А с Красной площади не украдешь. - Вы присутствовали в тот момент, когда снимали саркофаг? - Нет. Я занимался охраной и спустился в Мавзолей, когда Сталина уже вынесли из саркофага. Он лежал в соседней маленькой комнате, в гробу, обитом красной тканью, и наполовину закрытый черной вуалью. - Живым-то вы вождя видели? - Да нет, не довелось. Меня взяли в Кремль замом начальника службы и боевой подготовки в Управление Московского Кремля в 1957 году. Сталина уж не было. - Значит, вы впервые так близко стояли к нему... И каким он вам показался? - Знаете, он был совершенно седой и лежал как живой. Как будто уснул только что. - Кто-нибудь еще был возле гроба? - Сначала только сотрудники комендатуры Мавзолея и научные работники. До прихода членов комиссии они аккуратно срезали золотые пуговицы с мундира Сталина и пришили латунные. А в 22.00 прибыла комиссия по перезахоронению, которую возглавлял Н. М. Шверник. - А родственники вождя? - Родственников не было ни здесь, ни возле могилы. - И что же члены комиссии? Они что-нибудь говорили? - Нет. Все молчали. У всех было крайне подавленное состояние, особенно у Шверника. Он тяжело дышал, в уголках глаз виднелись слезы. - И долго все это продолжалось? - Трудно сказать... Гробовое молчание нарушил комендант Кремля А. Я. Веденин: он сказал, что надо закрыть гроб и вынести из Мавзолея. Могила была отрыта приблизительно в 21 час. Ее обнесли листами фанеры и осветили прожектором. Подвезли десять железобетонных плит размером приблизительно 100х75 см. - Это зачем? - Чтобы обложить могилу изнутри со всех сторон. Две плиты положили на дно, по две слева и справа, по одной в голове и ногах. И еще двумя собирались гроб сверху закрыть. Чтобы железобетонный саркофаг получился. Но полковник В. Д. Тарасов, начальник хозотдела Мавзолея, сказал Швернику: «Николай Михайлович, давайте не будем класть эти плиты, а то как бы не сорвались...» - Можно представить картину, если бы такое случилось... - В общем, Шверник немного подумал и согласился. В 22 часа 15 минут гроб поднесли к могиле и установили на подставки. И после минуты-двух молчания стали осторожно опускать. Кое-кто из офицеров, и я тоже, бросили по горсти земли. Потом солдаты стали закапывать могилу. Когда все закончилось, сверху положили гранитную плиту, на которой были выбиты годы жизни и смерти. Дни не были указаны. Ну, конечно, инициалы, имя... - Оркестр играл, салют гремел? - Ничего не было, кроме гробового молчания. - Цветы? - Цветы на следующий день только кто-то принес. И, знаете, цветы всегда на этой могиле лежали. Да, предусмотрели, кажется, все и ничего не забыли. Но, когда перед выносом из Мавзолея гроб закрыли крышкой и приготовились прибить ее, не оказалось... гвоздей. Начальник хозотдела Мавзолея полковник В. Д. Тарасов по своей прямой обязанности, никому не доверяя, слетал за ними сам. В тот день Ильич осиротел. Во всяком случае именно 31 октября в глазах тех, кто его видел, он выглядел одиноким, покинутым. Его ученик и последователь И. В. Сталин переселился в другое место, смешавшись с толпой верных последователей Ильича. В могилу, вырытую уже на задворках Мавзолея и истории.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также