Звезды6 ноября 2001 1:00

Гарри Каспаров: Старой истории - шах и мат!

Завершение рассказа шахматного короля о новой версии истории развития нашей цивилизации

(Окончание. Начало беседы см. в номерах от 30 октября и 1 ноября с. г.) Заповеди Макиавелли - Еще раз повторю вопрос, Гарри: зачем нужна была столь глобальная историческая мистификация? - Вспомним заповедь Никколо Маккиавелли: «Кто владеет прошлым - владеет будущим». Все просто: Романовых, этот захудалый боярский род из Западной Руси, мучил комплекс царской неполноценности, нужно было подтверждать права на престол. Богоизбранность монарха - серьезный аргумент для России. Обстановка в стране могла резко обостриться, если бы возникли сомнения в законности правления Захарьиных - Романовых или всплыли бы их очевидные немецко-польские связи. - Разве кто-то пытался их скрывать? - Вряд ли русским царям пришлись бы по вкусу обвинения в попытке захватить при помощи немцев власть на северо-востоке Ордынской империи. Российскую историю нужно было переписывать вкупе с мировой. Концепции перелицовывались, чтобы удовлетворить запросы новых монархических династий, оседлавших троны в Европе. Принцип-то всегда существовал один: чей род древнее, тот и считается более знатным, уважаемым. Как думаете, почему центром мировой империи оказался Рим? Все просто, надо лишь вспомнить, что в первые десятилетия после изобретения Гутенбергом нового способа книгопечатания подавляющее большинство книг - до 70 процентов! - издавалось в Италии. Как говорится, что охраняем, то и имеем. Вот и все! Спустя сто лет уже трудно было отличить подлинный документ от фальшивки. Все, не вписывавшееся в новую хронологию, подчищалось, а чаще попросту сжигалось. С середины XVI века Ватикан открыто публикует индексы запрещенных книг, то есть трудов, подлежащих уничтожению. Первый такой список появился в 1559 году. Книгопечатание едва появилось, а уже столько крамолы? Как ее успели издать? А главное: кто допустил ересь? Да просто власть резко поменяла ориентиры, и старые книги оказались ненужными, вредными. Ньютон - сумасшедший? - Что же приключилось? - С нашей точки зрения, к началу XVII века гигантская империя окончательно распалась, на ее обломках сформировались национальные государства. Сменились ценности как у светского, так и у церковного руководства. Потребовалось идеологическое промывание мозгов. История стала частью бытия. Более того, она превратилась в современную религию. Поэтому все, что не соответствует канонам, с гневом отметается, хотя еще в начале XVIII века Ньютон мог подвергать сомнению старую хронологию. - Но это стоило ему обвинений в потере рассудка. - В глаза Ньютона никто сумасшедшим не объявлял, но после его смерти сказали: дескать, старик в конце жизни малость тронулся. Это и сегодня повторяют некоторые, с позволения сказать, историки, такие, как Бестужев-Лада. Впрочем, величие Ньютона вряд ли уменьшится от оценок сегодняшних деятелей от науки. Английский гений поглядывает на происходящее из вечности и, наверное, усмехается. Кстати, о гениях... В 59-м сонете Шекспир четко указывает дату написания Библии. За пятьсот лет до появления этого сонета «впервые в письмена вместилась мысль». Что получается? XI век. Совпадение? А вы знаете, что словарь Шекспира составлял более 18 тысяч слов? Ни один другой писатель даже близко не подошел к этой цифре. Например, Уинстон Черчилль, к слову, лауреат Нобелевской премии по литературе, занимает в английской истории второе место с 14 тысячами слов, а наш родной Александр Сергеевич Пушкин вообще обошелся 10-тысячным лексиконом. Что же за уникум такой Шекспир? Думаю, это псевдоним группы лиц, которая не только создавала современный английский язык, но и писала английскую историю. Шекспир появился вовремя. Если бы его не было, то его стоило бы придумать. Империя разваливалась, и ее части нуждались в самоидентификации. Писались собственные истории, возникали новые языки. Даже церковь разделилась! В Англии появилась англиканская, во Франции галликанская, на Украине униатская, в России Патриарх Филарет создал православную. В 1603 году с подачи Ахмета Первого зародился ислам. К концу XVII века список пополнился иудаизмом, который, на мой взгляд, стал реакцией на еврейские погромы, прокатившиеся в ту пору по Европе. Когда империя рушится, кого бегут бить и грабить первым? Конечно, казначея, банкира, того, кто сидит на деньгах. А мы уже говорили с вами, что евреи не народ, а каста финансовых управленцев. - Больно просто, Гарри, у вас получается! - Не призываю вас верить на слово, а предлагаю порассуждать вслух. Кстати, раз мы заговорили о религии... Ответьте, могут ли три классических символа веры - крест, полумесяц и шестиконечная звезда - находиться рядом? С точки зрения современного человека, нет. Но если заглянуть в недалекое прошлое, века этак на три назад, окажется, что такое соседство вполне возможно. Полюбуйтесь на старые гербы российских городов или фамильные гербы русской аристократии. Вы не встретите там православных крестов, зато полно католических, мальтийских. Еще больше шестиугольных звезд. И на печати Ивана Калиты нет креста, а лишь буддийский знак вечности и все та же звезда. Теория о Великой Орде - Что из этого следует? - Для людей той эпохи и крест, и полумесяц, и магендовид были символами некоторого единого религиозного пространства. Это идеально вписывается в нашу версию, что традиционно воспринимаемые сегодня христианство, ислам и иудаизм были частями монотеистической религии, ветвями единого дерева. Значит, все привычные рассуждения о развитии религии рассыпаются в прах, зато подтверждается теория о Великой Орде, существовавшей чуть ли не до XVII века. Скажем, французскую революцию и появление Наполеона я считаю последним аккордом формирования новой Европы. А для России очень важной фигурой была императрица Екатерина Вторая. На мой взгляд, ее роль в нашей истории незаслуженно принижается. Это она вместе с Александром Суворовым создала Российскую империю! - ...которая официально существует с 1721 года, когда Петра Первого объявили Великим? - Не было тогда еще Российской империи! Предлагаю взять на выбор десять западных карт первой половины XVIII века. Уверяю вас: ни на одной из них нет России в пределах от Санкт-Петербурга до Камчатки. Везде в районе бассейна Волги проходит граница - с Великой Тартарией, с Сибирью, еще с чем-то, но граница есть обязательно. До прихода на трон Екатерины Второй Романовы не контролировали большую часть империи. Было несколько государств - Россия, Китайская Тартария, Московская Тартария со столицей в Тобольске и Независимая Тартария с центром в Самарканде. Не было и бунта маркиза Пугачева (а именно так величали «безродного» бандита переписывавшиеся между собой Вольтер и Екатерина Великая!), а была гражданская война Романовых и огромной страны. Позже сочинили легенду о восстании простолюдинов. К слову, и Пушкин, взявшийся рассказать о пугачевском бунте, жаловался, что его не допускают к архивам. Спрашивается: почему? Ответ очевиден: хотели скрыть правду. Долгорукий Чингисхан - Слушаю вас и вижу лицо Лужкова, которому предлагают поверить, что Москву основал вовсе не Юрий Долгорукий, а Чингисхан, и именно ему должен стоять памятник на Тверской напротив столичной мэрии. Реакцию Юрия Михайловича представляете? - Наша цель - расширить круг вовлеченных в дискуссию. Кардинальные сдвиги в общественном сознании на самом деле готовятся небольшим числом. Нужны дрожжи, которые начнут бродить. Нам предстоит пробиваться через очень плотные слои официальной науки, но это не самое страшное в жизни, поверьте. Мы рассчитываем, что доля нигилизма в обществе достаточно высока и найдутся люди, которые не испугаются поверить в новое. Момент сейчас весьма благоприятный. Мой прогноз: четверть населения потенциально готова воспринять нашу позицию. Это много. - Вы, Гарри, человек горячий? - Эмоциональный, скажем так. - Самолюбивый? - Есть немного. - Значит, отдаете отчет, что ставите на кон собственную репутацию? - Еще как отдаю! В шахматном мире, знаю, надо мной постоянно смеются. Мол, Гарри занялся черт знает чем. Примитивное общественное сознание, увы, живет прописными истинами. Многие, услышав краем уха о проблематике, которую я поднимаю, начинают думать, что Каспаров сошел с ума или бесится с жиру. Мол, нашел бы более полезное дело! - Значит, сегодня вы больше потеряли, чем приобрели? - Несомненно. Я наверняка лишился многих болельщиков и союзников. Вижу, как люди меняют мнение обо мне на резко негативное. Что теперь делать? По сути, это даже не вопрос убеждений, а веры, поскольку, как мы уже говорили, история сегодня вполне может конкурировать с религией: принимаешь ты эту версию прошлого или нет. - Обвинениями в дилетантстве и шарлатанстве дело ведь, боюсь, не ограничится. Наверняка услышите: мы же не учим Каспарова играть в шахматы, пусть и он не трогает нашей истории. - Я уже слышу это, но аргумент из серии «Сам дурак» вряд ли можно считать серьезным... Мы с вами уже много времени провели в диалоге, но мне важно объяснить следующее: я рассматриваю историю как инструмент для понимания настоящего, и поэтому убежден, что многие нынешние российские проблемы уходят корнями в искаженное прошлое страны. Официальные историки держатся за свои концепции как за последний бастион, который нельзя отдать врагу. Разница нашего подхода в том, что для адептов классической истории негативный результат означает крах всей жизни. А что я теряю, если выяснится, будто наша теория неверна? Для меня, для всех нас это не конец, а интеллектуальное приключение, некий вызов. Мы можем посмотреть на ситуацию отвлеченно. - И поражение готовы признать в случае чего? - В чистом виде проигрыша не будет. Хоть в чем-то мы окажемся правы. Например, в том, что привлечем внимание общественности России к вопросам истории, которая, как и прежде, окружена мифами. Итог не должен зависеть от политической конъюнктуры - сегодняшней или завтрашней. Это аксиома. Хотя мы понимаем: власти не нужны непрогнозируемые результаты. Да и история привыкла служить власти - со времен Генриха Бурбона до Сталина и Брежнева. - А почему не Путина? Сегодня что-то изменилось? - Нет, конечно. Мы не узнаем истинной причины гибели «Курска», если ее не захотят открыть... Нам всем надо уяснить простую вещь: прошлое не является собственностью историков. Они могут сколь угодно долго отстаивать свои взгляды, но при этом должны помнить: нельзя обращаться с историей, как с любимой игрушкой: мол, мое, не отдам никому. Иногда полезно делиться и делать не только то, что хочется... Тем же, кто хочет подробнее узнать о новой хронологии или задать дополнительные вопросы Гарри Каспарову, советуем заглянуть в Интернет на сайт www.newchrono.ruлибо адресовать письма в редакцию. Рассчитываем, что разговор, начатый Гарри Каспаровым, послужит прологом к серьезной дискуссии о прошлом нашего государства.