Общество2 сентября 2003 10:43

«Говорил же, б..., уходи вправо!!.»

Полная расшифровка «черного ящика» вертолета Ми-8, на котором разбились сахалинский губернатор и еще 19 человек
«Восьмерка» лежала на открытом месте. Но искали ее очень долго: пилоты давали диспетчерам ложные координаты маршрута...

«Восьмерка» лежала на открытом месте. Но искали ее очень долго: пилоты давали диспетчерам ложные координаты маршрута...

РАЗБОР ПОЛЕТОВ

20 августа 2003 года на Камчатке разбился вертолет Ми-8 RA-25194, на борту которого находились три члена экипажа и 17 пассажиров, в том числе губернатор Сахалинской области Игорь Фархутдинов.

Как уже установила комиссия, экипаж без согласования с диспетчером изменил в середине полета маршрут и сильно уклонился от установленной трассы. При этом летчики докладывали на землю ложную информацию.

Ниже вы прочтете расшифровку речевого самописца (одного из «черных ящиков») погибшего Ми-8 с комментариями специалистов.

В целом картина трагедии выглядела примерно так.

В условиях густой низкой облачности Ми-8 летел на недопустимо малых высотах.

По данным «КП», маршрут был изменен по требованию представителя заказчика рейса Михаила Викульцева, который хотел показать VIP-персонам красоты Камчатки - долину реки Толмачева, каскад водопадов, Толмачевское озеро - красивейшие места, куда возят иностранных туристов. Экипаж ругался, но деваться летчикам было некуда. Они сразу договорились, что на землю будут давать не фактическую информацию, а то местонахождение, которое должно быть по утвержденному маршруту. Ведь радиолокационного контроля в тех местах нет.

В густых облаках экипаж метался...

Пилоты в момент падения находились на рабочих местах. Посторонних в кабине не было.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»:

Экипаж вертолета Ми-8:

КВС (Командир воздушного судна) - Александр Гузанов. Ему 50 лет. Половину из них он провел за штурвалом Ми-8 и Ан-2. По трассе Елизово - Северо-Курильск летал сотни раз. Знал ее хорошо.

2П (Второй пилот) - Богдан Здор.

Б/м (Борттехник) - Игорь Осипов.

2.05.48 (время международное, на Камчатке плюс 12 часов).

Второй пилот (в распечатке - 2П): Но там прогнозы не проходят. То есть нам до Лопатки все равно лететь, как по старому маршруту.

(Прогноз погоды, который дали экипажу, не оправдывается. Летчики отвернули от планового маршрута и говорят, что потом вернутся на старый. Мыс Лопатка - поворотная точка на нем. От Лопатки - 45 км до Северо-Курильска, где вертолет должен был сесть.)

2.05.58.

Командир воздушного судна (в распечатке - КВС): Миша - урод, ну почему не сказать раньше, б..., а? Я х...ю.

(Миша - Михаил Викульцев, директор предприятия «Авиатор», заказчик полета. Командир возмущается, что его раньше не предупредили об изменении маршрута.)

2.08.18.

КВС: Это Приставная.

(Приставная - сопка или населенный пункт.)

2.10.14.

Борттехник (в распечатке - Б/м): Система герметична, посторонних шумов нет.

(Борттехник делает установленный доклад о гидросистеме - проще говоря, об исправности техники.)

2.10.30.

КВС: Интересно, как Бендер пошел, слушай его, б...

(Бендер - Владимир Бондаренко, командир первого вертолета Ми-8 с другими членами команды губернатора, который летел тем же маршрутом и благополучно сел в Северо-Курильске. Командиру интересно, каким маршрутом полетел Бондаренко. Он просит второго слушать доклады «Бендера» в эфире.)

2.10.32.

2П: Он по берегу пошел, по восточному, я слушал.

(Восточный берег Камчатки тоже выходит на мыс Лопатка, над водой, по берегу лететь удобнее, возвышенности не мешают.)

2.10.35.

2П: Потом вые...т и высушит, на траверзе Мутновки п...ц.

(Траверз Мутновки - это когда пункт Мутновка будет справа или слева под курсовым углом 90 градусов. Второй пилот опасается или заказчика, или какого-то начальника.)

2.10.41.

КВС: Так, следи за ним, вдруг он, х... его знает, еще вернется.

(Командир понимает, что в такую погоду лучше вернуться на место вылета или сесть. Видимо, он надеется: если Бондаренко вернется из-за непогоды, то и ему с шефом на борту будет проще убедить в том же заказчика или начальника.)

2.10.47.

2П: Но пока тихо, он Поворотный рассчитал.

(Второй пилот информирует: Бондаренко пока не возвращается, он рассчитал время прохода мыса Поворотный.)

2.10.49.

КВС: Че он рассчитал?

2.10.52.

2П: Мыс Поворотный.

2.11.00.

КВС: Да, Васю крепко шандарахнуло тут, б..., ну не крепко так, порядочно, прилично уже.

(Видимо, командир вспоминает коллегу «Васю», который в этом же месте мог войти в «тряску» в осадки с ветром.)

2.11.05.

Неустановленный член экипажа - в распечатке Э: (неразборчиво).

2.11.06.

КВС: Вот верховье Паратунки смотрю, обороты уже.

(Командир видит верховье реки. Словом «обороты» он контролирует режим работы двигателей.)

2.11.10.

Э: А помнишь, мы тогда вернулись на (неразборчиво) только дошли до этого места.

2.11.14.

КВС: Даже раньше.

(Экипаж обсуждает, что уже бывал здесь при плохой погоде, но тогда они вернулись, не продолжили полет.)

2.11.30.

КВС: Озерное настрой на GPS.

(GPS, Global Positioning System - приемник спутниковой навигации. В него вводят любую точку маршрута, и он показывает расстояние до нее и момент ее пролета. Точка Озерное - очевидно, вблизи поселка Озерновский.)

2.11.35.

Э: Понял.

2.12.07.

КВС: И че он выдал?

2.12.09.

Б/м: (неразборчиво) Я смотрю: пройдем, не пройдем здесь?

2.12.12.

КВС: Не пройдем, стопроцентной уверенности нет, поэтому лучше надежным вариантом.

(Наверняка вертолетчики видят, что сопки становятся выше и вершины их уже входят в облака. А не ниже, как было у предыдущих возвышенностей. Командир понимает: нет гарантии, что могут над ними пройти. Надежный вариант - развернуться или сесть.)

2.12.17.

КВС: Толмачевку не прошел еще, возвращаться?

2.12.20.

КВС: Миша за голову возьмется.

2.12.22.

2П: Пусть берется, раньше думать надо было.

(В экипаже усиливается «вариант возвращения» из-за плохой погоды.)

2.12.45.

2П: Пиратков 25-ю рассчитал.

(Видимо, член экипажа первого Ми-8 Пиратков рассчитал пункт маршрута.)

2.12.50.

КВС: Ты озеро Курильское дал полсотни минут, да?

(«Ты сообщил на землю, что озеро пройдем в 2 часа 50 минут международного времени?» Часы и секунды при таких докладах не говорятся.)

2.12.53.

2П: В сороковую.

(Второй пилот уточнил время: пройдем на десять минут раньше.)

2.13.18.

КВС: Что у нас с речкой, впереди будет, да?

2.13.25.

2П: Поперечная, потом Апача, потом Толмачева, все притоки.

2.13.32.

2П: Через Толмачева же идет вот так?

2.13.35.

КВС: Я тебя и спрашиваю, что там за речка?

2.13.41.

КВС: Это еще, б..., Крестовая (сопка. - Прим. ред.), вот, облаками закрыта, да?

2.13.45.

2П: Да.

(Экипаж не может точно определить, где находится. Маршрут их полета пролегает через несколько речек. Экипаж больше внимания уделяет просмотру сопок, чтобы избежать столкновения, а не ориентировке на местности, тем более что приемник GPS текущие координаты выдает. Плюс погода тревожит экипаж, облачность все возрастает, ухудшается видимость.)

2.13.46.

КВС: Мы ее.

(Очевидно, «мы ее обойдем».)

2.13.47.

Б/м: А вот перевал между Хребтовой и Опалой сопкой, а вот там Апача.

2.13.52.

КВС: Ну мы уже почти прошли, так смысла нет туда соваться.

(Скорее всего, летчиков попросили лететь через этот перевал, чтобы показать его красоту VIP-пассажирам.)

2.14.09.

2П: Вот Толмачевская трасса.

(Очевидно, экипаж использует для ориентировки участки дорог. Вертолетчики часто используют совпадение маршрута с направлением дороги, так как летают по видимости. Есть даже профессиональная поговорка: «Глаза у них - только в землю» и шутка: «Навигация у вертолетчиков - это сесть у деревни и спросить, как она называется».)

2.14.46.

КВС: Порули пока.

(Командир передает управление вертолетом второму пилоту.)

2.17.07.

КВС: Повыше иди, это же не Коряки, блин, а?

(Имеется в виду: это же не Корякская сопка, которую сверху не обойти. Корякская сопка - действующий вулкан у аэродрома Елизово, высота 3456 м, на этой сопке, кстати, лежат десятки разбившихся самолетов и вертолетов.)

2.17.10.

2П: Что?

2.17.11.

Б/м: Повыше!

2.17.12.

КВС: Не Коряки, говорю.

2.17.21.

КВС: Что-нибудь не понравится.

(Не понравится вид на землю пассажирам: если войдут в облака, не видно будет.)

2.17.28.

2П: Тут тоже ветер сильный, вон, по деревьям.

(Очевидно, реальная высота в этот момент над землей, на которой летит вертолет, 40 - 100 м, очень низко.)

2.18.12.

КВС: Значит, Озерная среднюю верхнюю дала.

(Командир констатирует, что пункт выдачи погоды дал информацию, что облачность будет на среднем и верхнем уровнях, а облака оказались на нижнем - до земли.)

2.18.22.

2П: Это последняя погода была, он говорит: «Я ее отпустил».

(Непонятно. Возможно, второй пилот сообщает, что Владимир Бондаренко, командир первого вертолета («он»), в эту минуту докладывает на землю, что тоже проходит у нижней кромки облаков.)

2.18.35.

КВС: Ниже надо, Богдан, ты же видишь, нижнюю кромку цепляем.

(Нижняя кромка облаков опускается. Командир говорит второму: не влезай в облака, чтобы землю видно было.)

2.18.39.

КВС: И вправо уходи.

(Впереди стало вырисовываться очередное препятствие, возможно, сопка. Командир решает ее справа обойти.)

2.19.49.

КВС: Вправо уходи, я же тебе говорю, потом, ты же видишь, она ухудшается под прямым углом.

(Облачность ухудшается, возможно, летчики наблюдают быстрое снижение нижней кромки облаков.)

2.20.00.

КВС: Еще вправо.

2.20.03.

Э: А вообще не летать надо.

(В такую погоду лучше не лететь.)

2.20.07.

КВС: Говорят же, вы видите, мы все время по кромке (облаков. - Прим. ред.), п...ц, хоть ты усрись на х...й.

2.20.18.

2П: Что теперь делать, б...?

(Второй пилот не выполняет энергично указания командира, как тот того хотел. Второй понимает, что обстановка ухудшается быстро - кромка облаков понижается, а, видимо, наличие препятствий на пути и их высота увеличиваются. Летчик не может сам принять решение.)

2.20.30.

КВС: Опала в GPS-ку забей, идем на Опала.

(Опала - точка поворота возле одноименной сопки, идут на одноименный населенный пункт.)

2.20.33.

2П: Понял.

2.20.34.

КВС: Говорил же, б..., уходи вправо, не цепляй ты за нижнюю кромку, нет, б..., надо.

(Второй пилот отворачивает вправо от препятствия неэнергично. Наверняка командир в этот момент дернул ручку на себя, в резкий набор высоты, и вправо. На себя и отворот - у истребителей это называется «пошел в боевой разворот». От этого резкого маневра лопасти несущего винта вертолета бьют по хвостовой балке. Она, разрушаясь, улетает на 70 метров от места падения вертолета. Ми-8 начинает вращаться, лопасти винта частично разрушились, и вертолет с высоты около 40 метров, вращаясь, падает на землю.)

2.20.43.

Конец записи.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Эксперт по авиабезопасности Виктор ТИМОШКИН:

- Ситуация похожа на историю, когда погиб генерал Лебедь. Тогда тоже вылетели с хорошей погодой, а потом подошли к месту, где нижняя кромка облаков опускалась. В обоих случаях командир должен был выйти к VIP-пассажирам, заказчику и доложить: «Обстановка требует или вернуться на аэродром вылета, или сесть между сопками и переждать». Ясно, что полет был неспокойным. Пилоты, видимо, плохо отдохнули. Им наверняка сказали: давайте полетим так. Они имели право отказаться. Но не смогли сделать это. Видимо, потому что директор «Авиатора» - давний партнер руководителей «Халактырских авиалиний», которым принадлежал вертолет.

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

Может, эти слова не ко времени. Но их надо сказать: летишь проверять готовность северокурильских чиновников к зиме - так и лети. Никакие виды из иллюминаторов не стоят человеческих жизней. Лети и помни: ты - губернатор, не Господь Бог. Красоты смотреть будешь за свои кровные частным порядком. Если время останется от государственных забот. Кому это напоминание? Живым, конечно. А погибшим - вечная память и земля пухом.