2018-02-21T13:58:52+03:00

Я - секс-рабыня

Дневник нашего спецкорреспондента Ярославы Таньковой. Рискуя жизнью, она прошла путь русских девочек, которым обещают «высокооплачиваемую работу за рубежом», а на деле продают в публичные дома Ближнего Востока
Поделиться:
Комментарии: comments34
Изменить размер текста:

(Продолжение. Начало в номерах за 2, 3, 4 и 6 сентября.)

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ ПРЕДЫДУЩИХ СЕРИЙ

В московской фирме Ярославу пригласили работать «танцовщицей в Израиле». Чтобы свести риск к минимуму, она заплатила за опеку израильскому сутенеру Леше, который помог Ярославе под видом рабыни «внедриться» в один из невольничьих караванов. (Их гонят через пустыню из Египта в Израиль.) Он обещал встретить ее по прибытии каравана в Израиль. Итак, наша Ярослава среди других девочек идет по пустыне...

Поначалу девчонки еще переговаривались, но очень быстро разговоры стихли. Солнце припекало очень сильно (жара - градусов 50). Платок на моей голове был раскален так, что больно было дотрагиваться. Я плеснула на него немного воды из бутылки и за неимением второго платка намотала поверх первого еще и одну из футболок. Воду и носовой платок, чтобы вытирать пот, решила нести в руках. Так же поступили и остальные девчонки.

Следующие несколько часов «сказка» становилась все страшнее и страшнее. Нам захотелось в туалет. Так как вокруг не было даже намека на укрытие, мы попытались просто отстать от каравана. Но, увидев это, Саша тоже остановился как вкопанный. «Иди же! Мы догоним!» - махали мы на него руками. «Давай! Быстро!» - ехидно улыбался Саша, не двигаясь с места. Стало ясно, он не уйдет. Выхода не было... Мне повезло больше - длинная юбка позволяла почти не оголяться. Девчонки же были в джинсах. У Саши наши терзания вызывали приступы живейшего веселья. Поначалу, чтобы не хотеть в туалет, мы стали меньше пить, несмотря на страшную жару. А потом всем стало наплевать, потому что начались более серьезные проблемы.

У всех поднялась температура и кружилась голова. Солнечные лучи выплавляли мозги. Страшно сохли руки, а еще больше ноги. Все время хотелось намочить хотя бы их. Но горячая от солнца, обжигающая язык вода у всех быстро подходила к концу, и пополнения не ожидалось. У молдаванки Алены начался конъюнктивит, и воспаленные глаза, казалось, сейчас вылезут из орбит. Чтобы промыть их, она истратила всю свою воду и принялась просить у всех подряд. Девочки давали, но поджав губы. Наконец, Таня из Хабаровска высказала ей, что «свою воду беречь надо было!» И Алена расплакалась.

Из-за жары Розу из Хабаровска начало рвать, и наконец она рухнула в обморок. В качестве медицинской помощи Саша сунул ей под нос пузырек, видимо, с нашатырем. А когда она открыла глаза, усадил ее, еле живую и серую, на верблюда.

Вот теперь я без всяких скидок чувствовала себя частью невольничьего каравана. Правда, мы были дорогим товаром, поэтому нас не заковывали в кандалы и не били кнутами. Но в остальном рабыня Изаура рядом с нами была беспечной, «не нюхавшей жизни» вертихвосткой.

Тем временем солнце наконец-то начало спускаться к горизонту. Давление на голову слабело. Жизнь возвращалась вместе со способностью мыслить. И тут я поняла, что по крайней мере сегодня никакого Израиля не будет.

Вечер: в яме

К ночи мы подошли к гряде невысоких гор и теперь шли вдоль россыпи камней. Но, когда Таня попыталась подойти к ним, Саша заорал: «Снейк!» И, порыскав глазами, вполне серьезно показал на песке идущий к камням еле заметный след. Я никогда не видела следов змеи, но по Сашиному взгляду поняла, что это именно они. Следующие пару часов эти зловещие, еле заметные ложбинки мне мерещились повсюду.

Верблюд остановился внезапно, просто у одного из больших валунов. Никакой палатки и близко не было видно. Однако прямо за валуном оказалась вырыта землянка примерно 4х4 метра. Как и обычная бедуинская палатка, эта яма была устлана ветошью, на которой нам предстояло спать ночью. Здесь стояли два баллона с водой и ящик с сигаретами и печеньем. Темнота спустилась резко. Еще до того, как на примусе закипел чайник. Кружек было только три. Пили из них по очереди. У арабов с собой оказались еще сыр и лепешки. Весь разговор сводился ко всеобщему нытью про головную боль и рассказам Алены про какую-то девочку из ее села, которая «работала танцовщицей в Израиле, ничего ТАКОГО не делала, а теперь уехала в Германию, вышла там замуж за очень богатого человека и пишет маме письма...» У меня же в голове билась одна мысль: как бы хоть немного помыться. Решила, что сделаю это, когда пойду в туалет. Благо темно и за валуном можно спрятаться от неусыпного наблюдения Саши. Но дальнейшие жуткие события полностью перевернули мои планы и заставили меня всю ночь просидеть в яме в слезах, стуча зубами от страха...

...В землянку заползла рыдающая молдаванка Алина и простонала:

- Меня изнасиловали...

- Кто?!

ФАКТ

Тема именно русских секс-рабынь сейчас очень актуальна в мире. Например, недавно в Европе наделал шуму новый фильм шведского режиссера Лукаса Мудиссона «Лиля форевер», то есть «Лиля навсегда». Это страшная картина о судьбах русских девчонок, пропадающих в зарубежных публичных домах.

(Продолжение в следующем номере.)

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также