2018-02-21T13:59:00+03:00

Я - секс-рабыня

Дневник нашего спецкорреспондента Ярославы Таньковой. Рискуя жизнью, она прошла путь русских девочек, которым обещают «высокооплачиваемую работу за рубежом», а на деле продают в публичные дома Ближнего Востока
Поделиться:
Комментарии: comments82
Вход в один из самых страшных для проститутки борделей. Едва щелкнул затвор фотоаппарата, как из «заведения» выскочил охранник (его можно разглядеть на снимке) и начал стрелять вслед нашей машине.Вход в один из самых страшных для проститутки борделей. Едва щелкнул затвор фотоаппарата, как из «заведения» выскочил охранник (его можно разглядеть на снимке) и начал стрелять вслед нашей машине.
Изменить размер текста:

(Продолжение. Начало в номерах за 2, 3, 4, 6, 9, 10 и 11 сентября.)

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ ПРЕДЫДУЩИХ СЕРИЙ

В московской фирме Ярославу пригласили работать «танцовщицей в Израиле». Чтобы свести риск к минимуму, она заплатила за опеку израильскому сутенеру Леше, который помог ей под видом рабыни «внедриться» в один из невольничьих караванов. (Их гонят через пустыню из Египта в Израиль.) Трое суток похода по пустыне измочалили рабынь: одна из девочек получила солнечный удар, другую ночью изнасиловали бедуины... Под конец пришлось идти по минному полю. Наша Ярослава уже не верила в возвращение. И все же они дошли до поселения израильских бедуинов...

ЧАСТЬ 8

До Израиля дожили не все

Первое, что я сделала, наплевав на науку Саши об умывании мокрой тряпкой в целях экономии, вылила себе на голову кружку воды. Потом мы сели в тени навеса, и нас начали кормить. Правда, почти никто не ел. Тошнота из-за перегрева была сильнее голода. И все же мы были почти счастливы. Девчонки, еще недавно измученно облизывавшие пересохшие пальцы за неимением воды и постоянно молчащие, чтобы сэкономить остатки слюны, расчирикались о том, кто сколько рассчитывает отправить домой денег в первый месяц. «...А еще куплю себе сразу блок фруктовой жвачки», - выхватила я из разговора, и сердце сжалось. В моем безденежном детстве тоже была эта глупая, милая мечта. Тогда, пытаясь перехитрить проклятую бедность, я вполне могла бы попасться на ту же удочку, что и они...

Скоро за нами приехал джип. И мы подсчитали первые потери: Роза, получившая в пустыне сильный солнечный удар, так и не села с нами в машину. «Она очень плохо себя чувствует, ей вызовут врача», - объяснил нам русский мужик, приехавший за нами. Мы потупили взгляд. Видимо, тоненькая, метавшаяся каждую ночь в бреду девочка все-таки не выжила... Ее подругу - плачущую Таню, несмотря на мольбы остаться с Розой, заставили ехать.

Мы вырулили на асфальтовую дорогу. Асфальт - как много в этом звуке! «Выход будет! Все фигня! Главное - я посреди цивилизации. Улучу момент, позвоню, и меня вытащат».

Под дурацкие вопросы водилы Олега: «Ну что, нашли себе бойфрендов?» - и хихиканье девчонок мы въехали в Беэр-Шеву (это я поняла по указателям на дороге). Атмосфера очень напоминала хеппи-энд американской комедии: крутая иномарка, за окнами - заграница, орущая музыка... Рабством и не пахло.

- Ну что, лапуси, на дискотеку пойдем? - шутил Олег, всячески подзадоривая девчонок.

- Ой, а у этого магазинчика остановить можно? - радостно повизгивала Аленка. - Я только посмотрю...

- Не, сейчас мне вас надо привезти поскорее. Но я сегодня угощаю! Кому чего привезти?

- Мороженое! Ананас! - завопили молдаванки.

- А мне пленку можно проявить и напечатать, из Египта, - тихо вступила Таня.

- Все можно! Я вас сейчас оставлю мыться-бриться, а сам за всем сгоняю... - Олег ворковал с нами, как с родными. Наверное, усыплял бдительность, даже я подуспокоилась.

Панельный дом в несколько этажей, подъезда нет, лестница прямо с улицы. Нас встречает еще один мужик. На секунду мелькает мысль: может, прямо сейчас побежать? Однако не решаюсь. Если меня догонят (а это легко, учитывая мое состояние-то), вместе с мобильным из меня вытрясут душу, и тогда шансов на побег станет гораздо меньше. Нет уж! Еще перед походом в пустыню сутенер Леша получил с меня денежки именно за то, что не только внедрит меня в эту компанию, но и без проблем вытащит из нее. Надо только ему дозвониться...

Невольничий рынок

Третий этаж, тесная квартирка с тремя малюсенькими комнатами-спальнями и центральной проходной комнатой, которая заодно служит и прихожей, и кухней. За столом сидит вышибала Жора и смотрит по телевизору бокс. «Он вас будет охранять, а то еще украдут таких красавиц», - радостно сообщает Олег. «Понятно, побег исключается», - понимаю я.

Как позже выяснится, это квартира-аукцион. Один из современных, комфортабельных невольничьих рынков. Здесь, собственно, решается дальнейшая судьба рабыни. Ведь она зависит от того, какой хозяин ее купит.

Привозя сюда очередную партию рабов, скупщики обзванивают «своих» клиентов и сообщают качество прибывшего «товара». Хорошие экземпляры разбирают владельцы дорогих «махонов» (публичных домов). Что останется, берут те, кто попроще. А самое страшное для рабыни - отправиться в один из махонов низшего класса - в легендарный район «Таханы мерказит» - старой автобусной станции Тель-Авива. Именно там по самым низким ценам обслуживаются израильские люмпены: чернорабочие, бедуины... Именно там самые адские условия для девочек. Именно туда попадают как самые худшие (некрасивые, агрессивные, алкоголички или наркоманки), так и самые лучшие девочки, попавшие в рабство. Под «самыми лучшими» я имею в виду так называемых проблемных девочек, обманутых будущих «официанток» и «медсестер», которые наотрез отказываются работать проститутками, рыдают и просятся домой. Ни один «нормальный» сутенер не возьмет к себе такую. В результате скупщик по дешевке продаст ее на «Тахану мерказит». А уж об умении тамошних сутенеров (кстати, в основном выходцев с Кавказа) «ломать» строптивиц ходят легенды. Девочек сажают под замок и сутки напролет бьют, насилуют до тех пор, пока им не становится все равно, и они соглашаются работать проституткой или умирают.

Так что у попавшей на невольничий рынок рабыни выбор небольшой: либо проституция; либо сначала страшная боль и унижения, а потом проституция.

...А утром меня продали в публичный дом...

(Продолжение в номере за вторник.)

ЕСТЬ МНЕНИЕ

Заместитель председателя комитета по законодательству Госдумы Елена Мизулина: «Еще немного, и мы превратимся в международный невольничий рынок. Сделки будут совершаться на центральных площадях».

Татьяна Холщевникова, координатор рабочей группы Госдумы: «В МВД не возбуждено ни одного дела по секс-рабству. Понятия «торговля людьми» нет в законодательстве. Мы предлагаем восемь новых статей в Уголовный кодекс. Но с «мертвой точки» ничего не движется».

В мае 2001 года начальник паспортно-визовой службы управления МВД России Шарагоров заявил: «в России нет преступных групп, переправляющих людей за рубеж».

Министр труда А. Починок считает, что такой проблемы в России нет, «а есть единичные случаи, и все жертвы получают отклик со стороны государственных органов и СМИ».

В Госдуме давно лежит проект закона «О противодействии торговле людьми».

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также