Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-4°
Boom metrics
Политика18 мая 2004 16:04

На косе Тузла появился мыс «Комсомольской правды»

Cпустя полгода после межгосударственного конфликта наши корреспонденты побывали на скандальной косе

Впервые с 1945 года российской земли стало больше на 0,19 квадратного километра! По сравнению с исконной территорией - цифра ничтожная. Но ради этого клочочка мы чуть было не вступили в приграничную войну с украинскими братьями. Осенью прошлого года сообщения о строительстве косы Тузлы походили на фронтовые сводки. Пока с российской стороны «КамАЗы» насыпали грунт в море, украинские бронетранспортеры занимали боевые позиции. И когда до берега братского народа оставалось триста метров, а война готова была вспыхнуть от брошенного окурка в сторону Украины, из Москвы поступила команда: строительство прекратить! Сейчас на Тузле тишина. Сняты все кордоны. Вдоль скандальной косы одинокие рыбаки забрасывают сети. Строительство так и не дотянулось до украинского острова. Так что же, все усилия насмарку? Как казаки рубеж сохранили В центре Тамани - памятник Савве Белато, первому запорожскому казаку, высадившемуся здесь в 1792 году со своим отрядом. Сегодня в Тамани живут кубанские казаки. О своих украинских корнях они стараются не вспоминать. Мы встретились с атаманом Таманского казачьего общества и по совместительству замглавы администрации по социальным вопросам Григорием Глинько в штабе казачьего куреня. На стене портрет государя Николая Второго, обрамленный знаменами. Атаман долго изучал наши документы, с кропотливостью, присущей кремлевскому вахтеру. - У нас много бывает всяких журналистов, - поясняет атаман, - и некоторые пишут не то, что мы рассказываем. О прошедших событиях Григорий Константинович вспоминает с теплотой и затаенной казачьей гордостью. Непосредственное участие казаков в операции «Тузла» заключалось в том, что они возвели там будку, на будку водрузили казачий стяг и посматривали в бинокль на ту сторону. А в это самое время с другой стороны на них дывылись в бинокль добровольцы из украинской националистической организации УНА-УНСО. У них тоже были будка и флаг. Причем и те, и другие, по-видимому, покупали камуфляж в одном и том же военторге. А в душе у них полыхал патриотический огонь, правда, разожженный от разных спичек. Чья земля под ногами Мы приехали на косу через полгода после этих драматических событий. Строительство ее как природоохранного сооружения почти завершено. Только кое-где бульдозеры ровняли грунт, местами размытый зимними штормами. Коса была прекрасна. Широкая, могучая, состоящая из огромных валунов, песка и глины, она извивалась в проливе гигантской желтой змеей, жаля Украину в самое дорогое - в самостийность. На конце косы работала бурильная установка. Проверяли прочность основания косы. После пяти метров пошел коренной известняк. - Отлично, ребята! Будет стоять вечно! - радостно заорал бурильщик, стараясь перекричать шум установки. - Знаете, зимой тут волна переваливалась через косу, а ей хоть бы хны! - рассказал нам главный инженер строительства Василий Москаленко. Но в силу политических причин «рука нашей дружбы» повисла над проливом - увы! - непожатой. Нам вдруг стало обидно за державу, и мы решили показать Украине, чья земля под ногами. - К демонстрации флага Российской Федерации - товсь! - прозвучала резкая команда. В душе раздались мощные звуки Российского гимна. Украинская сторона вела себя непривычно тихо. Лишь только из-за земснаряда медленно выплыли два военных катера и продемонстрировали нам в ответ свои украинские флаги. Но такая эскалация военного конфликта нас не остановила. Мы стояли до конца. Пока водитель не стал нам нетерпеливо «бибикать»: пора домой! Мыс «Комсомольской правды» - Земля! Земля! - вдруг закричали мы хором на обратном пути. Водитель резко затормозил. С черноморской стороны косы, словно теленок присосавшийся к корове, вырос песчаный мысок с лагуной посредине. - Чья это земля? - вне себя от неописуемой красы песчаного пляжа спросили мы заместителя главы администрации Тамани Владимира Кумейко. - Да ничья, - ответил Кумейко. - Еще неделю назад ее тут не было. Не успели оприходовать. - Тогда по праву первооткрывателей мы нарекаем ее землей «Комсомольской правды»! Мы вышли из машины и с кропотливостью настоящих хозяев стали рулеткой замерять землевладение. В ширину оно оказалось 10 метров, в длину - 40. Кольцом огибало небольшой заливчик, глубиной до колена. - Здесь построим типографию, киоск «Роспечати», - поделились мы планами с замглавой Тамани, с тревогой следящим за нашими замерами. - Хорошее дело, - одобрил он. Мы покидали косу со светлым чувством. Ведь здесь теперь оставалась не только частица нашего сердца, но и кусочек нашей земли. Ты - мне, я - тебе Мы ехали в Тамань, ожидая увидеть пепелище на месте нерушимой дружбы украинского и русского народов. Хохол целился в москальский наступательный бульдозер. Разве такое забывается? И мы отправились на рынок, где, словно в зеркале, отражаются истинные межнациональные отношения. Крымская татарка продает калоши херсонской фабрики. Колоритный усатый хохол торгует копчеными бычками, выловленными вчера под Керчью. Чернобровая украинка с гордостью выкрикивала: - Дывысь, яко гарно сало! Мы спрашивали иностранных торговцев, как им здесь после тузлинского кризиса. - Паны дерутся, а чубы у нас не казенные! Это пусть политики тужатся. Как жили в мире, так и живем, - подвел итог нашего опроса долгоусый хохол и всучил нам тощего бычка за 20 рублей. Мы вздохнули с облегчением. Бульдозеры не смогли разрушить интернационал. Тем более что он замешан на товарно-денежных отношениях. Наши ведь тоже не перестали ездить в Крым, толкая на тележках коробки с сигаретами и канистры с бензином. Знамение времени: местная администрация завалена заявками от туристических фирм на посещение скандальной косы. Туристы из Новосибирска, Санкт-Петербурга и даже Урюпинска мечтают попрать своими стопами спорную землю. Не рой яму другому А что же стало с неприсоединившимся украинским кончиком косы, который на украинских картах обозначен как остров Тузла? Там и по сей день живут тридцать рыбацких семей и ограниченный контингент пограничной стражи Украины. Рыбаки ловят хамсу и ходят на своих шаландах в Керчь за спичками и горилкой. Съезжать с острова не собираются. Да и куда им деваться? Но суровая природа может изменить их планы. ...Темной январской ночью личный состав пограничной стражи был поднят по тревоге. Сильный шторм стал захлестывать стратегические мешки с песком. «Спираль Бруно» унесло в море. БТРы буксовали в песочной жиже, не в силах выбраться из капониров. Началась срочная эвакуация мешков и техники с прибрежной полосы. Море наступало. Помните украинскую землечерпалку, которая во время кризиса углубляла промоину со своей стороны? Похоже, она перестаралась. Что-то там задела на дне, и геофизические законы обернулись против Украины. Ненасытное море отхватило у острова 400 метров. Процесс, как говорится, пошел! В отличие от нашей Тузлы грунт на островок может доставляться только баржами. Но какие это затраты! По мнению специалистов, островок может бесславно исчезнуть с карты Украины в ближайшие два года. Проблема спорной земли отпадет навсегда. Если бы, да кабы... Ширму для «бульдозерной войны» нашли вполне безобидную. Это краевой природоохранный комитет возводит объект «Укрепление коренной части косы Тузла». Спору нет, коса была нужна и рыбакам, и жителям Тамани, чьи участки смывает море. И нужна она была не в конце прошлого года, а еще семьдесят лет назад! А тут краевое ведомство моментально получает огромные средства на столь грандиозный объект, со всего края слетается тяжелая техника, а темпы строительства природоохранного объекта сравнимы лишь с возведением противотанковых рвов на подступах к Москве. Чудеса? «Стрелочником» назначили губернатора Краснодарского края Александра Ткачева. В случае провала авантюры с Тузлой Москва наверняка свалила бы конфликт на местное самоуправство. А тем временем начались бы обстрелы дорожной техники, приграничные стычки. Ситуацию рассматривали бы в Совете Безопасности ООН. Согласно резолюции, для восстановления порядка в регион ввели бы миротворцев. Причем не из Европы, а из какого-нибудь Сан-Томе и Принсипи. Организовали бы для них курсы русского и украинского. А через девять месяцев бесконечного конфликта по обе стороны пролива стали бы рождаться чернокожие дети. Их бы ласково называли тузлятами... Но Ткачев победил. Победил и на выборах, которые состоялись одновременно с выборами Президента России в марте. Он набрал 82 процента голосов. К слову, у Путина в Краснодарском крае было 72 процента. Но главная победа была в другом. Словно испугавшись продолжения стройки, украинский парламент в апреле наконец-то ратифицировал измордованный договор о Керченском проливе и Азовском море. Теперь и Россия де-юре может считать себя полноправным хозяином на Азове. Ради этого стоило рискнуть... Но паcсаран! Но есть и другая правда жизни. Дмитрий Рогозин то же, как и мы, поднимал российский флаг на косе, запускал в таманское небо голубей мира. - Наша фракция не голосовала за ратификацию договора, - заявил нам лидер думской фракции «Родина». - Договор слишком расплывчатый. В нем нет жирной точки. А строительство косы лишний раз доказало решительность нашего президента. Действительно, договор декларирует совместное использование Азовского моря и Керченского пролива. А дележка шельфа, который богат газом и нефтью, еще впереди. А это значит, что еще рано ставить бульдозеры на запасные пути. ПОСЧИТАЕМ Плюс канализация всей Тамани На укрепление корневой части косы Тузла потребовалось более 721 тысячи кубометров грунта. Длина обновленной косы составляет 3850 метров. Стоимость гидротехнического сооружения перевалила за 200 миллионов рублей. Двести миллионов - много это или мало? Для обывателя это олигархическая сумма. Для России - семечки. А для станицы Тамань - это уже кое-что. - Что бы вы сделали с такими деньгами? - спрашиваем замглавы администрации Тамани Владимира Кумейко. - Есть, ребята, у меня одна мечта. Провести в станице центральную канализацию. И еще на ремонт водопровода осталось бы. - Не жалко, что такие деньжищи закопали в море? Тут Кумейко крепко задумался: - Хорошо вам рассуждать в своей Москве. Мы тут каждую копейку считаем. Субботники созываем. И все же правильно поступили, что косу построили. Для нас будущее России важнее теплого нужника. Будет сильная Россия, и у нас все будет хорошо. От слов Кумейко у нас запершило в горле и набежала скупая слеза. Хорошо, что в России есть люди, которые думают не только о своем дворе, но и о тебе, и обо мне. Правда, еще долго придется ходить таманцам до ветру во двор.