2018-02-21T14:11:20+03:00

Пилоты Ту-154, взорванного «шахидкой», боролись за жизни пассажиров до самого конца

Они не знали, что на борту рейса 1047 Москва - Сочи прогремел взрыв, а у самолета оторвался хвост, и пытались сесть во что бы то ни стало
Поделиться:
Комментарии: comments7
Изменить размер текста:

В редакции оказалась полная расшифровка содержимого речевого самописца самолета Ту-154 авиакомпании «Сибирь», взорванного 24 августа над Ростовской областью. Это полный драматизма документ. Но публикуем мы его, чтобы в первую очередь показать героизм летчиков, которые в невыносимых, просто невероятных условиях вели себя достойно и главное - правильно. Безусловно, за штурвалом оказался высокопрофессиональный экипаж, о поведении которого надо непременно написать в учебниках по авиационной психологии. Об этом должны знать родные летчиков, их коллеги, друзья и все читатели «Комсомолки». К сожалению, в документе, что оказался у нас, не указано точно, кто именно произносил конкретные слова и фразы.

Все штатно. Экипаж делает свою обычную работу.

22:53:10,4. Интенсивный звуковой эффект и начало шумов (до конца записи).

Звук взрыва. По звуку пилоты не могут определить, что это именно взрыв. Они слышат мощный хлопок. Сразу после этого происходит резкое падение давления внутри самолета, оно сравнивается с тем, что за бортом. Это как будто пережить подъем в барокамере со скоростью 12 км в секунду! Воздух из кабины ринулся вытекать в разлом, образовавшийся в хвосте. Летчиков тоже тянет в хвост. Тот, кто был не пристегнут, вылетает из своего рабочего кресла. Кто-то мог удариться сильно или даже что-то сломать. К тому же при таком резком изменении давления - страшная боль в ушах!

22:53:11. Протяжный крик.

Крик свидетельствует, скорее всего, о боли.

22:53:13,7. Начало звучания прерывистого сигнала.

Это сигнал о разгерметизации. В кабине экипажа гаснет свет. Тут или совсем темно, или работает аварийное освещение. У самолета отваливается хвост.

22:53:15,4. Крики.

22:53:23,1. Ругань.

Это, скорее всего, первая оценка ситуации. Человек шокирован или поражен произошедшим.

22:53:31,8. Стон.

Вероятно, стонет тот, кто кричал первым. Возможно, у него перелом или пошла кровь.

22:53:36. Крик.

Человек в состоянии стресса.

22:53:45,9. Протяжный крик.

Человек травмирован.

22:53:48,7. Ой! (Ругань, крик.)

Человек травмирован.

22:53:52,7. Протяжный крик.

Человек травмирован.

22:53:56,6. Где мы?

Трудно сказать, что эта фраза значит. Скорее всего, член экипажа пытается сориентироваться, в каком районе они находятся. Оценивает, где у них сейчас прекратится полет. Вопрос, видимо, задает бортинженер или второй пилот.

22:53:57,7. Крик.

22:53:58,9. Крик.

Крик свидетельствует о боли или переживаемом стрессе, ужасе от изменения обстановки или от чего-то увиденного, например, от травмы, полученной товарищем.

22:53:59,9 - 22:54:11,6. Прерывистый сигнал с частотой около 1000 Гц (6 включений).

Это может быть сигнал о каких-то изменениях в бортовых системах самолета.

22:53:59,9. Э-э.

Человек стонет.

22:54:00. Где?

22:54:06,7. Где?

Возможно, член экипажа оценивает ситуацию. Скорее всего, командир или бортинженер выясняет: «Где разлом в фюзеляже?» или «Где произошло что-то?»

22:54:09,6. Э-э. (Ругань.)

Видимо, у стонущего усилилась боль.

22:54:10,6. Э, прощайте.

Скорее всего, он же прощается с товарищами по экипажу или даже с родными, понимая, что случилось что-то непоправимое.

22:54:11. Крики одновременно двух человек.

22:54:13,1. Разгерметизация.

Через минуту и три секунды после взрыва, после царящего бардака в кабине, стонов и криков дается четкая оценка произошедшего. Она сделана на основании перепада давления и срабатывания сигнализации. Скорее всего, ситуацию оценил командир.

22:54:14,5. Диспетчер: 85556, высота?

Диспетчер видит, что с самолетом что-то происходит, и запрашивает у экипажа высоту полета. 85556 - бортовой номер

Ту-154. Очевидно, у диспетчера меркнет отметка самолета на экране радара.

22:54:19,2. Что случилось?

Этот вопрос мог задать штурман или другой член экипажа.

22:54:21,1. Разгерметизация.

22:54:22,8. Разгерметизация возникла.

Скорее всего, командир правильно оценивает ситуацию и пытается ее исправлять! В то время как рядом кричат и стонут товарищи.

22:54:25. Крики, стоны.

22:54:28,4. Давай, давай штурвал от себя.

22:54:31,7. Штурвал от себя. (С трудом.)

Командир принимает решение снизиться, как и полагается при разгерметизации самолета. Он не знает, что у лайнера уже нет хвоста. Ибо штурвалом управляется руль высоты, расположенный именно там.

22:54:32,5. Диспетчер: 85556, высота?

22:54:38,3. Восемь.

Вероятно, это ответ экипажа на запрос диспетчера, что высота - 8000 метров. Кратко, по-авиационному: без «тысяч» и без «метров».

22:54:43. Где мы?

Кто-то из членов экипажа пытается выяснить, над каким районом пролетает самолет.

22:54:45,2. Подожди.

Старший по должности просит подождать с вопросом.

22:54:46,1. Вот и все!

Кто-то оценивает ситуацию как безысходную.

22:54:48,4. 81.

22:54:49,5. Есть.

Другие члены экипажа в это время продолжают ситуацию исправлять. Они оценивают какой-то параметр полета или снимают показание с прибора.

22:54:56,8. Господи!

Кто-то еще раз оценивает ситуацию как безысходную.

22:55:01,6. Нет, нет, не здесь, не здесь. (Ругань.)

В это время другие по-прежнему что-то делают, пытаясь исправить ситуацию, и один поправляет другого. Скорее всего, это командир и второй пилот. Дальше следует диалог между ними.

22:55:07,5. Ну на себя бери.

22:55:08,8. На себя?

22:55:09,8. На себя.

22:55:10,3. Давай!

Пилоты по-прежнему пытаются управлять падающим самолетом, хотят уменьшить вертикальную скорость снижения. Ибо они уже поняли, что, она огромная. У летчиков - представление, что, если они возьмут штурвал на себя, это падение замедлится. Но в данном случае это бесполезно. Хвоста ведь нет. Управлять нечем. А за стеклами кабины не видно ничего - те-мень! И понять элементарно, где - небо, где - земля, трудно.

22:55:12,5. Ты здесь?

22:55:14,8. Уходи.

Положение в кабине - как в автобусе, падающем с обрыва. Темнота, перегрузки, перемещение тел, оказавшихся в обморочном состоянии. Скорее всего, летчик, ориентирующийся на ощупь, видит лицо человека или тело, которое ему мешает, например, оказалось на штурвале.

22:55:16,7. Где мы?

Где мы сейчас упадем? Или: что с нами?

22:55:19. А-а-а!

22:55:20,3. На себя!

Штурвал тяни на себя, уменьшай скорость снижения! У летчиков все еще представление, что это все-таки какой-то бросок самолета вниз, сваливание - такое было под Иркутском, когда разбился владивостокский Ту-154. Пилотам кажется, что они свалились. И им не до разгерметизации. Да, что-то грохнуло, они слышали. Но то, что это был именно взрыв, что хвоста уже нет, они не осознают. У них до последнего момента остается ощущение, что самолет управляется. По словам коллег, летчики действовали в сложившейся ситуации мужественно, единственно верно и профессионально. Но земли, скорее всего, не видели. Они могли быть в этот момент вверх ногами или даже во вращении.

22:55:23,1. Стоны.

22:55:23,7. Прекращение записи.

Столкновение с землей.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Летный экипаж 4-й авиаэскадрильи отряда № 3 авиакомпании «Сибирь»

Командир воздушного судна, инженер-пилот первого класса. Родился 6 апреля 1956 года в селе Жовтнево Волынской области Украины. Окончил Балашовское высшее военное училище. Общий налет составлял 5732 часа, в том числе на Ту-154 3505 часов (все - в качестве командира). Авиационных происшествий и инцидентов в прошлом не имел. До 2004 года служил в ВВС РФ. Воевал в Афгане, боевые награды получал лично из рук Президента РФ. Долгое время был шеф-пилотом разных министров обороны. Заслуженный военный летчик России. Полковник запаса. Был интеллигентным, скромным человеком. Прекрасно рисовал. А свои картины дарил друзьям. Проживал в Чкаловском Московской области.

Второй пилот, инженер-пилот второго класса. Родился 3 июня 1970 года в Донецке. Окончил Кировоградское высшее летное училище гражданской авиации. Общий налет составлял 3800 часов, в том числе на Ту-154 3320 часов. Авиационных происшествий и инцидентов в прошлом не имел. До 2004 года работал в авиакомпании «Башкирские авиалинии». Всегда был душой компании, балагуром и фантазером, но при этом очень целеустремленным человеком. Проживал в Домодедове Московской области. У Юрия остались жена Наташа и двое маленьких детей.

Штурман первого класса. Родился 26 мая 1964 года в Погребище Винницкой области Украины. Окончил Киевский институт инженеров гражданской авиации. Общий налет составлял 9165 часов, в том числе на Ту-154 2497 часов. Авиационных происшествий и инцидентов в прошлом не имел. До 2002 года работал во «Внуковских авиалиниях» и Диксоновском авиаотряде (Красноярский край), где 12 лет летал на Ми-8. Север наложил на него отпечаток основательности, особой ответственности. При этом был очень открытым, добрым человеком. Читал много специальной литературы, стремился к знаниям. Проживал в Климовске Московской области.

Бортинженер второго класса. Родился 15 марта 1966 года в Риге. Окончил Киевский институт инженеров гражданской авиации. Общий налет составлял 3260 часов (все - на Ту-154). Авиационных происшествий и инцидентов в прошлом не имел. До 2002 года работал во «Внуковских авиалиниях». Писал музыку, стихи, прекрасно пел. Обладал талантом компьютерного дизайнера. Проживал в Москве. У него остались жена и приемная дочь Оля.

СПРАВКА «КП»

Ту-154 авиакомпании «Сибирь» (бортовой номер RA-85556) выполнял 24 августа рейс 1047 Москва - Сочи. На борту находились 38 пассажиров и 8 членов экипажа. Около 23 часов самолет пропал с радаров авиадиспетчеров. А утром его обломки нашли в Ростовской области.

Причиной гибели лайнера явилось «разрушение конструкции самолета в полете в результате воздействия заряда взрывчатого вещества в пассажирском салоне». Эпицентр взрыва находился с правой стороны, в районе 25-го ряда кресел. После взрыва в течение секунды произошла полная разгерметизация салона. Затем практически сразу у лайнера отделилась хвостовая часть. А остальные разрушились следом из-за перегрузок в неконтролируемом полете.

В совершении теракта на борту Ту-154 Генеральная прокуратура подозревает пассажирку Сациту Джебирханову, жительницу Грозного.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Виктор ТИМОШКИН, эксперт по авиационной безопасности:

- Из радиообмена четко видно, что аварийная ситуация возникла на борту внезапно. Предпосылок для нее не было. Те люди, чьи голоса записались, можно сказать, распредилились условно на две группы. Первая - профессионалы. Они оценили ситуацию и пытались ее исправить. Действовали совершенно четко. При таком стрессе говорить о параметрах полета и о штурвале - вот достойный пример поведения во время катастроф! Вторая: те, кто был поражен случившимся. Стресс ими овладел, и никто не имеет права осуждать их за это. Не исключено, что люди в обеих условных группах были травмированы. За штурвалом погибшего Ту-154, я бы сказал, была элита авиации. Пусть земля этим ребятам будет пухом!

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также