Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+1°
Звезды11 октября 2004 9:29

На Лубянке начнут раскопки

Читатель «Комсомолки» нашел могилы поэта Тредиаковского и математика Магницкого?
Остатки той самой опоры. Теперь здесь стоянка автомобилей.

Остатки той самой опоры. Теперь здесь стоянка автомобилей.

В редакцию позвонил москвич Игорь Шакунов и рассказал о событии, свидетелем которого он стал лет двадцать назад. Тогда специалисты Мосгорсвета устанавливали на площади Воровского опору осветительного фонаря. Шакунов на грузовике вывозил землю из котлована.

- Чуть-чуть докопать оставалось, как вдруг ковш экскаватора подцепил кусок красноватого камня, - вспоминает Шакунов. - Мы полезли вниз. А там захоронение, внутри - кости и погребальный покров.

Прораб сразу смекнул, чем дело обернется: визит археологов, раскопки и невыполненный план. Тринадцатая зарплата накрывалась...

- На саркофаг кинули пару ковшов земли, яму забетонировали. Раствор на гроб не попал. Так все и лежит.

- Из чего был сделан саркофаг?

- Я думаю, это хорошо отшлифованный туф. Камень очень яркого красного цвета, как будто его покрасили. Странно, правда? Узнайте, ребята, что это за саркофаг?

СПРАВКА «КП»

На этом месте в 1442 году была поставлена Гребенская церковь. Судя по описанию, захоронение рабочие нашли непростое. Именно так хоронили знатных людей. Известно, что под полом трапезной похоронили первого русского поэта, академика, писателя Василия Тредиаковского (1703 - 1768), а где-то рядом лежит создатель первой русской арифметики Леонтий Магницкий (1669 - 1739). В 1935 году церковь снесли, подвалы засыпали.

Фонарей на Воровского давно нет. Там автостоянка ФСБ. Поэтому едва наш фотограф достал аппаратуру, нас задержали. Спецслужбист распахнул дверку в стене, за которой оказался телефон, и долго с кем-то беседовал, а потом вернул нам удостоверения. История про прах великого поэта его не вдохновила:

- Какой поэт? Идите отсюда, ребята, не надо здесь ничего снимать, - посоветовал нам он.

И мы ушли... К главному археологу Москвы Александру Векслеру. Его наш рассказ обрадовал. И будь его воля, Александр Григорьевич прямо на следующий день заложил бы контрольный шурф.

- Да, было бы неплохо исследовать это место, - горячо поддержал нас он. - Но вряд ли нам разрешат...

И на прахе поэта стояли и будут стоять авто. Если только руководство спецслужбы не пойдет нам навстречу.