Звезды

Никита Михалков: Я не мог устоять перед напором Меньшикова!

Российский актер и режиссер №1 разоткровенничался с кинообозревателем «КП»

Послушаешь многих коллег - так Никита Михалков только что кровь невинных младенцев не пьет и хрусткими детскими костями закусывает. Лично мне разбираться в околокиношных дрязгах (справедливо или нет был он вновь избран председателем Союза кинематографистов и т. д.) недосуг, увольте. Что мне Гекуба? Тем более миллионам наших читателей. Им ведь другое важнее.

Появление Михалкова в «Статском советнике» вызывает аплодисменты и на пафосной премьере в «Пушкинском», и на рядовом киносеансе где-нибудь в глубокой провинции. Его актерская работа в этой неровной, мягко скажем, картине - едва ли не самая весомая причина, по которой ее стоит смотреть.

А впереди еще два фильма, в которых Михалков блеснул после долгого молчания, - «Жмурки» Алексея Балабанова и «Персона нон грата» Кшиштофа Занусси...

В поисках утраченного времени

- Сколько лет вы не снимались в кино?

- C «Сибирского цирюльника». Пять или шесть лет!

- Не жалко потерянного времени? Конечно, вы ответите: жалко, но кто, если не я...

- Действительно, жалко. И, наверное, есть кто, кроме меня... Но просто я не привык оставлять незаконченными дела. Это меня гнетет и не дает спокойно заниматься ничем другим.

- Неужели за шесть лет не было интересных предложений?

- Были те, что, как говорится, занимали бы мою занятость. Но ничего принципиально нового в них не было.

- Вам самому интересно быть ТОЛЬКО актером и режиссером?

- А это для меня было и остается главным! Если бы мной двигал чиновничий азарт, жажда власти и благ, я бы давно в Министерстве культуры сидел или в Думе, причем все созывы.

Я больше могу сделать именно на своем месте. На любом уровне говорить то, что думаю, не боясь оказаться белой вороной. И это тоже для меня процесс творческий, неотъемлемый от того, что я делаю в кино.

- А учреждение премии «Золотой орел», президентство на Московском кинофестивале - не свидетельства этого азарта?

- Фестиваль я возглавил в нагрузку к креслу председателя Союза кинематографистов. Другое дело, что, если я и выйду из Союза, мне какое-то время придется остаться президентом ММКФ, потому что у меня есть что скрывать, определенный международный авторитет, и грех его не использовать для того, чтобы в Москву приезжали звезды и картины.

А что касается того, что я учредил собственный приз, то это чистый блеф. Идея создания Российской киноакадемии принадлежит еще пионеру советской кинематографии Льву Кулешову. И когда она наконец была создана, «Нике» было предложено стать ее премией. Но учредители «Ники» предпочли создать свою академию. И поскольку наша уже была создана, остаться без собственной премии было немыслимо! Так и появился на свет «Золотой орел».

Поверьте, мне гораздо интереснее конкурировать с кем-то на теннисном корте, охоте или футбольном поле. На этой работе я очень много потерял даже чисто финансово! Я бы столько денег мог заработать!

- В том-то и дело, что невозможно представить себе, скажем, Спилберга, который бросил бы снимать по фильму в год и начал заниматься посторонними делами.

- Мы тем и отличаемся от «них», что слова «сопереживание» и «сострадание» для нас не пустой звук. Иногда слушаешь пришедших за помощью коллег, и волосы становятся дыбом от того, они живут! Я не собес, но стараюсь помочь. И мне смешно, когда кто-то собирается подать на меня в суд за то, что я нелегитимно избран в председатели Союза.

Погнать меня не удастся, я уйду сам. Потому что я абсолютно чист перед Союзом. Я даже не испытываю желания отвечать своим критикам, потому что все это не значит ни-че-го! Есть ты, подушка...

Мой духовник мне сказал гениально: «Это демонов немощные дерзости!» Эти люди что, меня знают? Я их обманул? Украл у них? Нет! Мы с ними водку пили, детей крестили, баб трахали? Ах, вам не нравится, как я что-то говорю? Ну и Бог с вами!

- Вас не удивляет, что ваше «сопереживание и сострадание» вызвало в обществе лишь негативную реакцию?

- (Резко). Нет пророка в своем Отечестве! Знаете, если бы мной правило честолюбие, жажда личного счастья, тогда было бы поделом! Но и тогда бы это меня задевало, потому что раскрыли мои замыслы. А так...

Я сделал для себя важный вывод, который мне очень помогает в жизни: не страшно быть ненавидимым ни за что, страшно, когда есть, за что ненавидеть.

«Утомленные солнцем-2»: Котов оживет, как Остап Бендер

- За то, что вы до сих пор не приступили к давно обещанному продолжению «Утомленных солнцем», тоже нужно благодарить общественную работу?

- Не только. Четыре мучительных года ушло на написание сценария, перелопачивание гигантского количества материалов, воспоминаний, хроники... С другой стороны, мне необходима была пауза, чтобы реформировать свой киноязык. Он ведь меняется с большой скоростью, а подражать кому-то я не хочу.

Мне нужно было переосмыслить то, что я вижу в современном кино, не предавая при этом своего почерка, чтобы понять, на каком языке нужно разговаривать с теми, до кого я хочу достучаться своим фильмом. Но при этом вовсе не лечь под тех, кому сейчас 15 - 17! Посмотрите, что снимают многие мои коллеги, исступленно делающие «свое» кино, - это невозможно смотреть современному человеку!

- В каком состоянии сейчас проект?

- Надеюсь, в этом году мне удастся снять несколько сцен, просто чтобы зафиксировать мою дочь Надю в ее сегодняшнем возрасте! Если это удастся, то весной будущего года мы начнем основные съемки.

- Какой бюджет у картины?

- Пока это невозможно сказать. Нам нужны немецкие партнеры с их технологиями, актерами, техникой, костюмами, оружием. Просчитать их участие пока трудно. Для того чтобы начать подготовительную работу без капитальных затрат по строительству декораций, нам нужно полтора миллиона долларов. А дальше - переговоры с французскими, итальянскими и, главное, немецкими партнерами определят, кто возьмет на себя какую часть матобеспечения картины, которая потом будет обсчитана как реальные деньги. Как только мы спакетируем проект - бюджет «Утомленных солнцем-2» будет объявлен.

- Говорят, что с тех пор, как вы посмотрели «Спасти рядового Райана», вам не дает покоя эта картина Спилберга.

- Меня задевает, что после просмотра фильма у зрителей складывается однозначный вывод, что именно американцы выиграли вторую мировую войну. Есть смысл, чтобы рассказать о ней и с другой стороны. У меня нет задачи переплюнуть Спилберга - это бессмысленно и невозможно. Задача в том, чтобы снять кино о войне для тех ребят, кто смотрит Спилберга. Нравится кому-то или нет, но кино для ветеранов уже снято.

- Вам не обидно, что не мы открыли эту серию военных картин, а тот же Спилберг или Жан-Жак Анно во «Враге у ворот»? В результате мне с пеной у рта приходится доказывать своим заграничным сверстникам, что именно мы понесли самые страшные потери и победили фашизм. Безуспешно, между прочим, доказывать. Никто этого уже не помнит!

- Ужасно обидно! Мы столько просрали всего, включая достоинство собственное, поэтому что уж там о заграничной молодежи говорить, если наша собственная ничего не помнит!

- Зачем непременно было оживлять умерщвленных в первой части Котова и меньшиковского Митю?

- У меня есть невероятное преимущество: я могу использовать кадры с 7-летней Надей сейчас, когда ей 18. И потом, Шерлока Холмса тоже оживили и Остапа Бендера. Если будет интересно смотреть, то какая разница?!

- Раскройте секрет: что спасло Котова от смерти в сталинских застенках?

- В то время часто приходили извещения о расстрелах людей, которые на самом деле были живы. Так произошло и с ним. Лагерь, где его содержали, разбомбили в первые дни войны. Сбежав, он оказался в штрафбате. Человек без имени и звания. Никто из его семьи не знает, что он жив...

Моя заветная мечта, чтобы, выйдя из кинотеатра, люди подумали: «Какое счастье! Вот моя рука... Машина заводится... Светофор... Еду!» Вот это ощущение счастья, что ты здесь и сейчас, а не там и тогда, мне передать очень важно!

- Может, оттого вы и переиграли всех в «Статском советнике», что не снимались долгие годы. Вот и произошел колоссальный выброс энергии.

- Не могу с этим согласиться не из кокетства или скромности. Видит Бог и все мои партнеры, я не пытался тащить одеяло на себя. Просто вдавался в подробности: что за человек Пожарский? Почему руками террористов убирает чиновников? Молодой карьерист, как было у Акунина? Мне было интересно поднять этот персонаж на другой уровень. Я это сделал, и для меня появился в этом образе некий смысл. Вот эта работа и создала впечатление, что я всех задавил. А я просто хорошо подготовился к роли.

- Тогда, может быть, дело в том, что другие актеры плоховато готовились?

- Такова школа нашей молодой режиссуры. Они ведь не репетируют! Им нужно, просто чтобы актеры не забыли свой текст. А мне интересно не только то, что сейчас в кадре, но и то, что было 15 минут назад. Начинаешь играть и понимаешь, например, что Фандорин не может поверить Пожарскому на слово и пойти под пули, не зная ничего о подготовленном для него укрытии. Я настоял на том, чтобы сняли эту сцену. В книге ее нет.

Я допускаю, что мои затраты на эту работу были больше, чем у других. Допускаю, что режиссер может счесть, что все это ни к чему, потому что сам сюжет будет тащить картину. Как артист, я обязан это принять. Но если то, что я делаю своим методом, не вызывает у него отторжения, то я буду действовать своим методом.

- Оттого и ощущение, что по сравнению с другими актерами вы существуете будто бы на другой планете.

- (Долгая пауза). У меня были свои варианты, как снять ту или иную сцену, но из нежелания быть обвиненным в том, что я не дал Филиппу Янковскому снять картину, я держал их при себе.

- Все равно ведь обвинят. Люди, которые были на площадке и которым я доверяю, рассказывали, что не было никаких сомнений, кто на съемках главный.

- Послушайте, в этой картине у меня большая роль. Я проигрывал всю сцену - а у меня там есть огромные куски, которые я частично даже писал, - и то, как я двигался от мысли к мысли, диктовало режиссеру, как это снимать. Я не кричал ему: «Меня покрупнее сними, а всех остальных помельче!»

Я уж не говорю о том, что никогда не приходил на площадку, когда Филипп снимал кого-то другого.

- Актерская анемия Меньшикова в роли Фандорина - это осознанный ход?

- Думаю, Олег правильно избрал такой рисунок роли. По-моему, это единственный путь, по которому нужно было идти, играя гибкого, как губка вбирающего все в себя Фандорина. Все остальные персонажи эмоционально окрашены, и только он - нейтрален. Олег довел кажущуюся бесцветность Фандорина до абсолюта - и она стала его цветом. Неярким, но сияющим, как перламутр.

«Сибирский цирюльник»: как Олег, не сыграл бы никто

- Не первый год мы слышим и о телеварианте «Сибирского цирюльника».

- Он выйдет осенью этого года. С огромным количеством эпизодов, которых не было в киноварианте.

- Вы не жалеете сейчас, что взяли 40-летнего Меньшикова на роль безусого юнца? Кино ведь, как ни крути, искусство безусловное.

- Наверное, это была бы совсем другая картина, если бы в центре стоял совсем юный человек. Может быть, она была бы лучше... Но жажда Олега сыграть эту роль была настолько велика, энергия столь позитивна, что я не мог устоять. И не жалею об этом! Я знаю несколько планов в картине, которые выдают его возраст. Но, боюсь, молодой актер не смог бы расписать такой огромный купол яркими красками.

- Зато ему не пришлось бы симулировать наивность.

- Согласен. Зато мастерства бы не было. Что уж теперь говорить? Как говорится, «умерла, так умерла».

- Меньшиков выломал вам руки?

- Это не так! Мы писали этот сценарий 20 лет назад - для Олега. Потом все заглохло: не было денег. Потом я предлагал ему другую роль - Палиевского (которого сыграл Марат Башаров). Было понятно, что на роль Толстого Олег уже не очень годится. Но...

Это очень трудно объяснить... Я не считал себя вправе обмануть его надежду! Есть вещи, через которые я не могу перешагнуть! Он так истово начал худеть для роли! Кстати, только у нас «...цирюльника» критикуют за это, ни в одной другой стране мира никому до этого и дела нет!

Пять лучших фильмов Никиты Михалкова:

«Раба любви»«Неоконченная пьеса для механического пианино»«Пять вечеров»«Родня»«Утомленные солнцем»

НЕ ПРОПУСТИТЕ

«Жмурки»: продолжение следует

- Не странно ли, что вы играете в кино чаще всего отрицательные роли?

- Вы еще не видели новый фильм Балабанова «Жмурки», в котором я снялся сразу после «Статского советника»! Я сыграл в нем пахана, криминального авторитета. Вот после него мои недруги точно скажут: наконец Михалков открыл свое истинное лицо...

(Премьера «Жмурок» - 25 мая. Подробно о своей работе в этом фильме Никита Михалков расскажет на страницах «КП».)