Звезды

Режиссер Тимур Бекмамбетов: Тарантино «Ночной Дозор» понравился своей дикостью

Создатель первого российского мегахита, который выходит в американский прокат, побеседовал с кинообозревателем «КП» на фестивале в Карловых Варах.

Публике, в большом количестве пришедшей на полуночный показ «Ночного Дозора» в Карловых Варах, показали американский вариант картины - в начале осени она выходит на экраны в США. Это третий случай, когда субтитрованный фильм попадает там в широкий коммерческий прокат - американцы, как известно, не любят читать даже субтитры. До российского мегахита в Штатах имели подобный успех лишь азиатские боевики «Крадущийся тигр, затаившийся дракон» и «Герой».

Бекмамбетова этот беспрецедентный успех, кажется, не очень изменил. Режиссер ничуть не забронзовел, до сих пор не утратил способности удивляться количеству зрителей, собравшихся на его картину на фестивале в Чехии: «Ух ты, как на футбольном поле!» Не изображает из себя мировую звезду и носит зловещую черную рубашку, украшенную серебристыми костями и черепами...

«Анна Каренина» страшнее «Кошмаров на улице Вязов»

- Как изменилась ваша жизнь после того, как на вашу картину положила глаз кинокомпания «ХХ век - Фокс»?

- Не буду врать, этот успех изменил многое. Мне открылись совершенно другие поляны... то есть возможности. Раньше я даже не знал о существовании всех этих голливудских студий-мэйджоров, никаких имен продюсеров и актеров не знал. Сейчас у меня появилась возможность познакомиться с этим миром на ощупь, вживую. Он оказался огромным и интересным, и я рад, что это произошло.

- Говорят, в Голливуде у вас один агент с Тарантино?

- Он очень много делает для меня. Предложений хватает. В основном это проекты, в той или иной степени напоминающие «Ночной Дозор». Истории о вампирах, параллельных мирах... Попадаются и очень хорошие сценарии. Однажды даже возник разговор о «Мастере и Маргарите». Но пока он беспредметный: нет ни сценария, ни бюджета. Предлагали и «Анну Каренину» в очередной раз снять...

- Я так и вижу, как размашисто вы бы сняли сцену самоубийства Анны.

- Да, страху там можно было бы такого напустить - мало бы не показалось! Уж мы бы переехали ее поездом - кошмар был бы такой, что и улицам Вязов не снился! (Смеется.) А если серьезно, меня очень радует, что в Голливуде меня воспринимают как человека, который в состоянии «творить миры»: они думают, что в «Ночном Дозоре» создан некий мир, не вполне похожий на окружающий, не догадываясь, что это обычная Москва. Что я вошел в число режиссеров, которые имеют право на нестандартные, что ли, решения. Что меня не будут использовать там для того, чтобы сварганить рядовой фильм. В Голливуде меня числят по ведомству такого дикого киберпанка и, надеюсь, не поручат ничего ординарного.

- Правда, что Тарантино принял вас в свой «клуб»: дескать, раньше были они одни с Родригесом, а сейчас появилась еще одна родственная душа?

- Он посмотрел кино, и оно почему-то ему понравилось. Может быть, дикостью своей. Сам-то он сейчас снимает гламурное, глянцевое кино - посмотрите «Килл Билл». Мне кажется, он смотрел «Ночной Дозор», и ему вспомнились времена, когда они делали «Бешеных псов» и «Десперадо». Плюс еще сама наша история о «темных» и «светлых» напоминает сегодняшнюю американскую ситуацию с усиливающимися мракобесием и неуверенностью в завтрашнем дне...

- На сколько времени вы принадлежите «Фоксу»?

- По контракту я должен сделать с ними три фильма. Первым должен стать третий «Дозор». Плюс еще две картины. Навязывать мне они ничего не будут. Будут предлагать, а я - выбирать из предложенного.

- Вас пугает этот «долг» крупнейшей кинокомпании?

- Пожалуй. Как и любой долг.

«Человек-паук» хочет в «НД»

- Сиквел «Ночного Дозора» будет отличаться от оригинала?

- Да, причем довольно сильно. Во-первых, это будет почти комедия. Во-вторых, там будет много любовных историй.

- Между кем?

- Между Городецким (Константин Хабенский) и Светланой (Мария Порошина). Но дальше я рассказывать не буду. Скажу только, что это будет очень сентиментальная история.

- А третья часть?

- Она будет продолжением двух предыдущих, но действие развернется в другой стране.

- Я даже догадываюсь, в какой именно.

- Нет, вовсе не обязательно в Америке. Может, даже в Китае. Просто картина будет сниматься на американские деньги с участием голливудских актеров. Бюджет - от 80 до 100 миллионов долларов.

- Что человек, прошедший школу гуру низкобюджетного кино Роджера Кормана, станет делать с такими деньжищами?

- Даже ума не приложу! Впрочем, львиная их доля уйдет на зарплату паре-тройке больших звезд.

- Вам сейчас легко дают деньги?

- Дают, потому что понимают, что я не сумасшедший. Что мне не нужно их больше, чем для того чтобы снять кино. У меня нет ограничений, кроме собственного здравого смысла.

- Кто из больших звезд рвется в «Ночной Дозор-3»?

- Многие американские актеры знают фильм, любят его, хотят сниматься в продолжении. Исполнитель роли «Человека-паука» Тоби Магвайер, например, поехал на бульвар Фэрфакс, где есть русский магазин, торгующий солеными огурцами и пиратскими дисками, купил себе DVD «Ночного Дозора» и крутит его всем своим друзьям. За ним и другие потянулись...

- А с кем вы бы по-настоящему хотели бы поработать?

- С Гэри Олдменом (это главный отрицательный герой фильмов «Лион», «Пятый элемент»), с Джеком Николсоном...

Рядом со Сталиным Толкиен отдыхает

- В 1994 году вы получили в Карловых Варах приз за режиссуру фильма «Пешеварский вальс». Как получилось, что вы здесь впервые?

- А меня кинофестивали никогда особо не интересовали. Приз тогда получил мой товарищ и сорежиссер Гена Каюмов. Он, кстати, и привел меня в режиссуру - по образованию я ведь художник-постановщик. Гена положил много сил на продвижение картины, а я предпочел заниматься рекламой. Снимал тогда серию роликов банка «Империал».

- Что вас так привлекает в рекламе? Разумеется, помимо возможности заработать.

- Полное отсутствие ответственности за содержание. Это очень полезная и приятная работа. Можно пробовать новые технологические примочки, хулиганить, играть с формой. Режиссерская профессия по сути не предполагает, что ты являешься автором. Режиссер - по-английски всего лишь «директор». Который должен взять «литературу», собрать команду и воплотить вместе с ней ее на экране.

- Вы разрушаете миф вокруг одной из самых престижных некогда профессий. Все в нашем кино вертелось всегда вокруг режиссеров.

- Да ладно! В советском кино был гениальный продюсер. Звали его Сталин. Он выбирал сценарии, утверждал актеров, назначал режиссеров... Про наш режиссероцентризм лучше бы помолчать!

- А Путин мог бы быть продюсером?

- Нет, для этого ему нужно придумать собственный художественный мир. Сталин такой создал - от пионерского галстука до «советского диснейленда». Он - автор такого фэнтези, что по сравнению с ним любой Толкиен отдыхает!

- Какую последнюю рекламу вы сняли?

- Аморальный ролик про колье, которое молодой человек отбирает у девушки, чтобы купить себе пиво «Сибирская корона». Ролик о царе Александре III на ту же тему. А еще снял в Киеве рекламу мобильной телефонной связи с Жераром Депардье. В России ее не увидят. Сюжет там такой: Депардье в Киеве садится в такси ехать в аэропорт, а таксист напевает колыбельную дочери по телефону. А поскольку на дорогах очень опасно, Депардье забирает у него трубку и сам принимается петь. Когда Жерар, не зная слов, пел, импровизируя, по-французски «Спи, моя радость, усни», было очень смешно.

Реклама как ядерное оружие

- Ваше имя - торговая марка дорогой и качественной рекламы.

- Но снимал я отнюдь не только ее! Я снимал все что ни попадя, пока на фестивале рекламы ни подошел ко мне Миша, ныне Михаил Юрьевич Лесин, который создавал компанию «Видео интернэшнл». Он предложил снять для разнообразия что-нибудь такое качественное и красивое, например, исторические анекдоты про королей. Так началась серия роликов банка «Империал». Ровно 10 лет спустя все то же самое повторилось с «Ночным Дозором». В 2002 году я встретил Максимова и Эрнста, и они дали мне книгу Лукьяненко, и сказали, это будет первый русский блокбастер...

- И какова же была первая реакция?

- Страшный испуг. Но это был мой собственный комплекс. Качество литературы, видите ли, меня тогда не устраивало! Не разглядел...

- Когда б вы знали, из какого сора...

- Да, проза Лукьяненко - это посткультурное явление. Он создал какой-то новый язык на стыке американской жанровой литературы и нашей реальности, увиденной чуть-чуть в ностальгическом, «советском» свете. Это сочетание будоражит. Моя реакция на книгу была такой же, как и у критиков на наш фильм. У Лукьяненко отсутствует самоконтроль, его несет, и то, что выходит из-под его пера, - где-то на грани между графоманством и гениальностью. Когда я понял, что созданный писателем мир любопытен, мне захотелось перенести его на экран.

- Что вы чувствовали, когда о сборах «Ночного Дозора» по Первому каналу вещали как о сводках с посевной в советские времена?

- Я знаком со способами воздействия рекламы и прекрасно понимал, что применяется ядерное оружие широкого радиуса действия. Посредством такой пропаганды можно было добиться чего угодно. Но нельзя не признать, что это было впечатляюще! По сути, у нас не было выбора. Мы ведь не только фильм продвигали! Мы создали прецедент, заставили людей пойти смотреть российское кино. До нас это казалось невозможным. Инвестиции вкладывались не только в «Ночной Дозор», но и в следующие отечественные кинорелизы этого года!

- А к режиссуре этого действа вы имели отношение?

- Я снял только последние ролики, в которых Медведь считал зрителей «Ночного Дозора» и сбивался со счета. Снял его, чтобы извиниться перед аудиторией за агрессивность нашей рекламы.

«Фильм Тимура Бекмамбетова «Ночной Дозор» появился как раз тогда, когда мы едва успели пережить «Властелина колец» и еще не были морально готовы к встрече с не менее захватывающим шедевром фэнтези! Как и Ридли Скотт, Тимур - потрясающий визионер, а его картина - эпическое произведение необычайной силы!»

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Тимур БЕКМАМБЕТОВ родился 25 июня 1961 года в городе Гурьев, Казахстан. Учился в Московском энергетическом институте, окончил факультет живописи Ташкентского театрально-художественного института. С 1989 года работает в рекламе.

Поставил фильмы «Пешеварский вальс», «Гладиатрикс» (последний для известного независимого продюсера Роджера Кормана). С постановкой картины «Ночной Дозор» вошел в высшую лигу мировой кинорежиссуры.

Как перемонтировали фильм

Фильму предшествует заставка студии «ХХ век - Фокс» и титры с именами актеров и авторов идут по-английски.

Песня группы «Уматурман» заменена куда менее выразительной, но зато на английском языке.

Английский же закадровый голос терпеливо объясняет аудитории нюансы борьбы «темных» и «светлых» сил.

Вырезана вся роль Гоши Куценко, сильно сокращен эпизод с втянутым в «воронку» самолетом, летящим из Анталии.

Изобретательно придуманные субтитры не просто переводят русскую речь персонажей, но и делают картинку еще более «прикольной». В соответствии с происходящим на экране они то наливаются кровью, то растворяются в воде, их смахивают движением руки и т. д.