Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+9°
Boom metrics
Общество17 октября 2005 22:00

Чего добился Басаев?

Нальчик после налета боевиков
Два дня спецназ держал город под прицелом.

Два дня спецназ держал город под прицелом.

Маленькая победоносная война

Отгремели бои в Нальчике, новости из этого города все реже появляются в телеэфирах, местные жители продолжают жить своей обычной жизнью, а большие чиновники утверждают, что операция по обезвреживанию банды была проведена профессионально и слаженно. Министры силовых ведомств заявляют, что нападение на город было ожидаемо и к нему хорошо подготовились. При этом силовики не уточняют, почему эти бои, если они были ожидаемы, все-таки произошли.

- Конечно, мы все этого ждали, - рассказывает нам председатель филиала одной из демократических партий России Анзор Шахмурзов. - И были готовы к такому повороту событий. Причем уже несколько месяцев этих экстремистов видели в городе, о них говорили и простые люди, и милиционеры. Рано или поздно должно было прорвать.

Оказывается, еще полгода назад во все силовые структуры республики поступили специальные телеграммы, где указывалось о готовящемся террористическом акте. Но меры никто не принял.

- Да и не нападение это было вовсе, - продолжает Анзор Шахмурзов. - Все боевики были из местных, все же наши дети. Это обычные молодые люди, которые не нашли, как себя реализовать в жизни. А тут появились эти идеологи из Чечни... Если бы не Чечня, ничего бы у нас не было. Да и нападали они целенаправленно на сотрудников милиции. Я как раз в 9 утра ехал на своей машине, смотрю, трое парней в масках с автоматами трактор к оружейному магазину «Арсенал» подгоняют. Я остановился посмотреть, один из боевиков ко мне подошел и спросил: «Ты из милиции?» Нет, говорю, и он ответил: «Уезжай лучше отсюда и спрячься дома».

Социальная сфера в Кабардино-Балкарии, как и в любой другой северо-кавказской республике, очень низка. Средняя заработная плата - около трех тысяч рублей, при этом рядовой милиционер в месяц получает чуть больше двух тысяч.

- У нас менты делятся на две части, - рассказывает местный правозащитник Игорь Саидов. - Первая - это практически финансовая корпорация. Все при хороших «хлебных» должностях, на хороших машинах. А вторая - обычные работяги, которым и зарплату-то месяцами задерживают. Вот и не знают они, с какой стороны прилетит очередная пуля - либо боевики пристрелят, либо свои подставят. Когда Закон о монетизации льгот вступил в силу, весь наш полк милиции в полном составе заявления на увольнение подал. Город чуть без милиции не остался. Сделали с горем пополам правоохранителям бесплатный проезд в городском транспорте, они и успокоились. Ребята в основном все сельские, и податься им по большому счету некуда - либо к вахам, либо в менты. У нас на должность обычного постового целые очереди стоят. О каком служебном рвении тут можно говорить? Да и власть у нас та еще.

Кланы решают все

Клановость на Северном Кавказе - вещь обыденная, но в Кабардино-Балкарии есть свои особенности. Здесь в отличие от того же Дагестана правящие кланы не делятся по этносу. Да и самих национальностей тут немного. Поэтому чиновники нормально уживаются друг с другом. Если пост министра занимает представитель одного клана, то его первый заместитель обязательно из другого. А недавно в Кабардино-Балкарии произошел прецедент, практически невозможный на Кавказе. Президентом республики стал неклановый человек - Арсен Каноков.

- Но ведь ему тоже надо с кланами сотрудничать, - вздыхает Анзор Шахмурзов. - Думаю, рано или поздно он все-таки разгонит эту команду. Мужик он жесткий, сам себя сделал. А весь этот экстремизм - он же на руку чиновникам. Всегда Москве можно пальчиком погрозить - если не мы, то у власти будут террористы. Центр выбирает, естественно, кланы, и им многое прощается - разворовывание дотационных денег (РКБ - на 80 процентов финансируется Москвой), дележка бизнеса...

Ваххабитское общежитие

Самые тяжелые бои 13 октября велись у погранотряда, который боевики пытались взять штурмом, чтобы завладеть оружием.

- Откуда они появились, ума не приложу, - рассказал нам прапорщик на КПП. - Человек 30, наверное.

Обходим погранотряд, натыкаемся на небольшое общежитие. В таких живут люди, приехавшие в Нальчик на заработки из сел. Около общежития несколько женщин оживленно обсуждают пережитое.

- И с чердака нашего они отстреливались, и из подвала, - показывает нам бывшие огневые точки Луиза Сатиева. - И ведь что удивительно, нескольких из них я уже видела в нашем общежитии, они, кажется, на третьем этаже жили. Парни как парни, вроде торговали чем-то в городе.

А оказалось, что у нас под носом террористы жили.

Судя по всему, из этого здания боевики и совершили вылазку с атакой на погран-отряд. А сколько еще таких общежитий в разных концах города? Сейчас по всему городу идут адресные зачистки, возможно, милиция вскроет все «лежки» бандитов. Но почему такие зачистки не происходят систематически, если были телеграммы, предупреждения. Вместо этого нам рассказывают об улучшении взаимодействия силовых структур.

- Да, у нас была информация, что готовится нападение, - признал наш источник в УФСБ по Кабардино-Балкарии. - Силы были стянуты заранее, военная техника уже была в городе на момент нападения. У аэропорта дежурило подразделение Минобороны. Но у нас не было точных данных ни о времени, ни о месте проведения диверсии. И уж тем более мы не ожидали, что будут атакованы сразу все силовые объекты. Причем среди белого дня - ночью-то здание захватить намного проще. С точки зрения тактики операция у боевиков получилась на удивление бездарной.

«Одно из двух лучших»

Между тем вчера через сайт боевиков Шамиль Басаев заявил, что в нападении на Нальчик участвовали 217 боевиков. При этом он признал потерю 41 террориста (на самом деле более 90, трупы боевиков до сих пор находят в городе). О своем участии в операции «Одно из двух лучших» («Победа или рай») «одноногий» высказался призрачно:

«Командовал операцией амир Кабардино-Балкарского сектора Кавказского фронта Сейфуллах. Я осуществлял общее оперативное управление (таковы наши правила - всегда командует амир сектора, на территории которого происходит операция, а все вышестоящие амиры, участвующие в операции, переходят в его подчинение на время ее проведения). Вряд ли сам Басаев лично входил в город, но, учитывая его нездоровое самолюбие, он вряд ли пропустил бы такую заваруху. Возможно, он был где-то недалеко от Нальчика, на базе отхода. В том, что кто-то из террористов мог уйти из города, местные жители и не сомневаются.

Несмотря на большие потери, Басаев основной своей цели добился, расшатав гнилой зуб «священной войны» в очередной северо-кавказской республике. Местные аналитики сходятся на том, что, скорее всего, произошедшее 13 октября - это весь максимум, на который были способны кабардино-балкарские ваххабиты. Но не исключают, что это лишь начало дестабилизации в республике. Ведь ряды террористов постоянно пополняются за счет молодежи, часто обиженной и властями, и милицией. Что за люди идут к бандитам, мы попросили рассказать оперативника местного МВД.

Наш собеседник отказывается и от чая, и от минералки: нельзя до темноты, сейчас разгар Рамадана, мусульманского поста.

- Хотите поговорить с родственниками погибших ребят? А зачем? - Анвар сверлит нас глазами. Отвечаем вопросом:

- А за что они погибли? Кто-то же должен это объяснить и про это написать!

Анвар бросает:

- Поехали, тут недалеко. Тут вообще никого искать не нужно, все и так знают, кто во что верит и чем занимается.

Искать действительно никого не пришлось: три минуты езды от разгромленного здания ФСБ - и мы в частном секторе. Небольшой каменный дом в четыре окна, облупившаяся розовая штукатурка. На входе - крошечный магазинчик с нехитрым ассортиментом, такие лавки держат в Нальчике многие семьи, иначе не выжить. Прибыль мизерная - пара тысяч рублей в месяц, но этих денег как раз хватает на оплату коммунальных услуг. Не можешь платить, продавай дом в городе, уезжай в село. Пожилая женщина сидит на табуретке у входа, мать одного из погибших боевиков. По словам Анвара, ее 20-летнего Али убили в городском парке, когда он пытался выйти из города. Эльмисан, мать, была в морге горбольницы на опознании, но тело сына не отдают. Женщина мнет без остановки свои огромные руки, распухшие от бесконечной домашней работы, и рассказывает про сына, глядя куда-то вверх по улице. Как будто он выйдет сейчас из-за поворота.

- Я вот чувствовала, что ничем хорошим это не закончится. Мне улица вся завидовала. Али не пил, не дрался, не курил. На соседских детишек посмотришь - того пьяным принесли, а еще один в тюрьму сел на всю жизнь. А мой, как с детства книжек о героях начитался, таким и был. Я уж потом сообразила, дура, что его переломало. У нас собирали деньги на мечеть, еще в начале 90-х. При СССР порушили все мечети. Ну собрали верующие республики около миллиона долларов, потом в банк их положили и разворовали. Али маленький тогда был, а недавно ему кто-то эту историю рассказал. Он пришел домой на себя непохожий, трясется. Говорит: мама, как так можно было поступить? Это же веру нашу украли! Я умру, но людей, которые это сделали, в живых не будет. И я сына своего не осуждаю, пусть Аллах его судит.

Наш провожатый показал, где жил Али. Голые беленые стены, низкая и очень жесткая тахта. В углу свернутый трубкой молельный коврик. Корана в комнате не было: маленький томик карманного издания Али взял с собой. По этому томику его и опознали - пуля из снайперской винтовки разворотила его лицо до неузнаваемости. Сколько еще таких молодых парней на Северном Кавказе, которым заморочили голову ваххабиты, считают, что все проблемы решаются только «калашниковым».

КСТАТИ

Каким газом выкуривали бандитов?

В магазине «Подарки» на проспекте Ленина боевики с двумя заложницами просидели всю ночь. Еще вечером 13 октября они обменяли двух женщин на воду. Решение об обмене было спонтанным, и спецслужбы не успели подмешать в бутылки с минералкой «чудодейственных» веществ. Под утро бойцы Центра специального назначения ФСБ России предприняли попытку штурма, но боевики, яростно отстреливаясь, ранили в ногу одного из спецназовцев. Тогда было принято решение применить газ. Один из бойцов ЦСН буквально по-пластунски подполз под окно магазина и из спецсредства для метания дымовых и слезоточивых гранат выстрелил несколько раз, не целясь. Штурмовая группа тут же ворвалась внутрь и расстреляла двоих террористов. Двух заложниц удалось спасти.

Как сообщил нам источник УФСБ по Кабардино-Балкарии, ничего общего с газом, примененным в «Норд-Осте», эти гранаты не имеют:

- Этот газ - так называемый ирритант раздражающего действия. Проще говоря, слезоточивка. При ее воздействии человек моментально теряет ориентацию, начинает задыхаться от кашля и становится полностью небоеспособным. Конечно, заложницы тоже испытали эти не самые приятные ощущения, но зато остались живы.