2015-02-04T03:45:36+03:00
КП Беларусь

Кардиохирург Юрий ОСТРОВСКИЙ: я собрался уезжать из страны, но обстоятельства изменились

Изменить размер текста:

Еще год назад приход корреспондента к кардиохирургу с мировым именем Юрию Петровичу Островскому был обычным делом. Но за год произошло столько событий, что, показывая мне дорогу к кабинету без таблички, все переспрашивали: «К Островскому? Из «Комсомолки»? Так он не уезжает? Остается?» Большинство было явно радо получить утвердительный ответ. Юрий Петрович был дружелюбен, энергичен, вот только прежнего куража поубавилось. Блестящий хирург, первый в Беларуси сделавший операции на открытом сердце, один из основателей белорусской школы кардиохирургии, практически был отстранен от дел и от больных.

Формальным поводом было то, что некоторые из его подчиненных были осуждены за то, что брали с больных деньги за операции. А на самом деле борьба честолюбий и страстей в медицине ничуть не меньше, чем в любом человеческом сообществе, и кто-то просто свел счеты

Такие операции портят статистику, но дают больным шанс на жизнь

- Юрий Петрович! Что значит «отстранили от дел»?

- А то и значит. Сначала освободили от должности заместителя центра по хирургии. В июле прошлого года отстранили от обходов и консилиумов.

- Кто подписал приказ?

- Это было устное распоряжение. Я практически перестал работать. Делал восемь операций в неделю, сейчас три. Сегодня у меня нет операций, вчера не было.

- Кто-то рискует жизнью оттого, что вы не оперируете?

- Без комментариев.

- Это произошло с вами. А что стало за год с центром, я имею в виду работу хирургического блока? Ходят разговоры, что его “разбомбили”?

- Разрушить трудно. Потому что создана структура, которая сама себя поддерживает. Создан коллектив, который способен многое сделать, несмотря на организационные перестановки. Но… За этот год уменьшилось количество сложных операций. Общее количество операций на сердце увеличилось на 2,8%, а на открытом сердце с искусственным кровообращением уменьшилось на 12%. Уменьшилось также количество экстренных операций с острым коронарным синдромом. Это когда случился инфаркт или вот-вот произойдет. Мы начали широко делать такие операции три года назад и достигли очень неплохих результатов. Сейчас дело пошло на спад, появилась тенденция к отказу от сложных операций, особенно у пациентов после семидесяти лет. Это очень грустная тенденция. Если такие операции не делать, то больные оказываются один на один со своей болезнью и приходят к известному фатальному исходу. Такие операции портят статистику, но дают больным шанс на жизнь. А мы должны действовать в интересах больных. Поехать за границу они не могут, в Вильнюсе, например, такая операция стоит 9 тысяч евро. У подавляющего большинства больных таких денег нет, Минздрав тоже не в состоянии заплатить за всех.

- Что самое тяжелое в этой ситуации для вас?

- Невостребованность. Я привык работать на полную катушку. А невостребованность - это постоянный стресс и унижение. Когда чувствуешь свою беспомощность и не можешь изменить ситуацию. Был случай, когда я вынужден был отказаться от операции, так как считал, что ее надо делать по-другому. Я оказался прав, но больного потеряли. Совсем стало невыносимо, когда запретили обходы и консультации. Это была пощечина. Вот я и засобирался уезжать.

В России я бы выиграл в деньгах минимум в четыре раза

- Вы пытались бороться за себя?

- Конечно, пытался. Но я не смог ничего доказать. Достаточно много людей пытались мне помочь, но тоже не смогли.

- Куда вы собрались уезжать?

- Было несколько предложений. Я брал отпуск, ездил оперировать, присматривался.

- На чем остановились?

- В России создается шесть кардиохирургических центров, я согласился возглавить один из них. В России сейчас столько денег, что она может позволить оснастить эти центры не только с учетом лучших технологий сегодняшнего, но и завтрашнего дня.

- В деньгах выигрывали?

- Да, минимум в четыре раза. Но главное - работа, ее будет очень много, а это то, что нужно.

- Что вас заставило изменить планы?

- Раздался звонок от нашего вице-премьера, профессора Александра Касинца, с приглашением поговорить. Решил сходить. Это ведь очень тяжело уезжать, поверьте. Он предложил восстановить меня в прежней должности и принять участие в создании программы демографической безопасности страны. Не секрет, что население Беларуси уменьшается и стареет. Скоро некому будет кормить стариков. Кардиологические проблемы - это проблемы номер один. В прошлом году сердечно-сосудистые заболевания стали причиной 54% смертей. Кардиохирургия может кардинально изменить ситуацию, спасти людей не только от преждевременной смерти, но и от инвалидности. Нужно создавать кардиохирургические центры в каждой области. Работа захватывающая, и хотя я уже втянулся, но жду решения. Если сдержат слово, я останусь. Чтобы работать в полную силу, нужно иметь полномочия. И очень хотелось бы восстановить прежнюю команду.

- Господи, Юрий Петрович… Слов нет. Неужели так родину любите?

- Можете смеяться, но есть такое. Была бы работа, а остальное приложится.

- Вы не стали пить за время вынужденного простоя?

- Пить - не мое. Я нашел чем заняться. За это время написал книгу “Хирургия сердца у взрослых”. Я написал о том, что лучше делать в наших условиях, а что пока нереально. Она нужна практикующим хирургам.

- Я была неприятно поражена, когда в прошлом году, собирая материал для статьи о вашем снятии, я столкнулась со следующим. Сотрудники центра, милые и интеллигентные люди, очень хорошо говорили о вас. Но каждый добавлял: «Только не ссылайтесь на меня». На коллег в этой ситуации вы могли положиться или каждый сражается в одиночку?

- В таких ситуациях неизбежна переоценка людей, которые рядом с тобой. Это же понятно. Прямого предательства нет. Но люди всегда заинтересованы в собственном благополучии, некоторые отошли от прямой поддержки, это было заметно.

- Это болезненно?

- Конечно.

- Затаили обиду или сможете простить?

- Впечатление останется на всю жизнь. Но мщение - глупость. На работе главное - профессионализм. Будем работать дальше. Другое дело, что человеческого доверия больше не будет. Но вообще-то как дальше будет, я слабо себе представляю.

- Кто больше всех поддержал?

- Старые друзья, кстати, совсем далекие от медицины.

- Удачи вам, дай Бог не обмануться в ожиданиях.

- Спасибо.

P.S. Это интервью ждало своего выхода два месяца. К моменту подписания номера в служебном положении Юрия Петровича Островского ничего не изменилось.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также