Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+10°
Boom metrics
Политика30 июля 2006 22:00

Как Лужкова исключали из комсомола

Юрий Лужков как-то заметил, что, после того как уйдет со своего «мэрского» поста (а случится это уже в 2007-м), он наконец займется своим любимым делом - на собственной пасеке будет разводить пчел и заготавливать мед.
Так выглядит обложка бестселлера столичного мэра.

Так выглядит обложка бестселлера столичного мэра.

Юрий Лужков как-то заметил, что, после того как уйдет со своего «мэрского» поста (а случится это уже в 2007-м), он наконец займется своим любимым делом - на собственной пасеке будет разводить пчел и заготавливать мед.

Похоже, запасливый столичный градоначальник слегка покривил душой - он заготовил для себя впрок еще одну профессию: журналиста, причем политического. По крайней мере такое ощущение возникает после прочтения новой книги Юрия Михайловича «Тайна Гостиного Двора», которая недавно вышла в Москве 10-тысячным тиражом. Судите сами...

«Дурак ты, Лужок»

Однажды с утра объявляют: никому не расходиться, приезжает товарищ Мухитдинов.

- Ну и хрен с ним! - говорю. - Мне работать надо. (20-летний Лужков тогда работал на целине комбайнером - убирал хлеб. - А. Г.)

- Дурак ты, Лужок. Он тут, знаешь, кто? Кандидат (усек?) в члены (понял?) Политбюро.

...Мухитдинов начал читать свою лекцию... Подчеркивал, что урожай - общенародный подвиг. Педалировал, что каждый должен приложить максимум усилий. И прочую хренотень.

...Вдруг один из местных механизаторов его прервал.

- ...А вот жратвы бы нам ну хоть какой. А то жрем эти... субпродукты тухлые. Суп из кишок варят, воняет хуже дерьма...

Мухитдинов в некотором раздражении его оборвал... Я сказал, что нельзя так обрывать человека, если он говорит дело.

Повернувшись ко мне, хозяин степи произнес:

- А вас, молодой человек, прошу покинуть собрание!

...Я, проходя мимо, панибратски похлопал «кандидата в члены» по плечу:

- Ну ты, дорогой, далеко пойдешь. Если не остановят.

...Товарищ Мухитдинов еще полтора года теребил институт звонками «сверху» и требовал от ректора и комсомольских боссов моего исключения. Но институт держался.

«Не ходи туда, там три болвана страну развалили»

...Поехали мы с семьей отдыхать в Белоруссию, в Беловежскую Пущу. Были в Вискулях - там, где подписывались Беловежские соглашения.

...Оля (младшая дочь Лужкова. - А. Г.) идет вместе с мамой и спрашивает:

- А почему папа никогда не ходит вон по той дорожке и к тому домику не подходит?

- Нехороший это домик, - отвечает мама, - вот папа его и не любит... Такая вот была страна. Большая и сильная, которую все уважали. Называлась Советский Союз. Нашлись три дяди, которые захотели, чтобы у них была власть. И вот в этом самом «нехорошем домике» они написали такую бумагу, чтобы большой страны не было, а вместо нее были страны помельче.

...Оля стоит и по сторонам как-то задумчиво смотрит... Старшую сестру Алену увидела. А та по дорожке идет как раз к тому «домику». И вот проносится младшая мимо меня к Аленке и кричит: «Не ходи туда, там три болвана страну развалили»...

Проделки «вороньего петуха»

...Так стояли мы, задрав головы, в полном молчании, не в силах двинуться с места.

- Кто это сделал?

- Не знаем, Юрий Михайлович.

- Да как туда забрались-то?

- Да и забраться никак невозможно!

Стеклянное перекрытие крыши только что отреставрированного Гостиного Двора было хамски поколото.

...А выяснилось вот что. Стоило ремонтным службам заменить побитые стекла на целые, как громадная стая ворон стала собираться на крыше... Уселась по кругу, как на стадионе... И вот одна старая... Ну не ворона, а... так скажем, «вороний петух» берет в клюв увесистый камень, взлетает высоко-высоко и оттуда, как бомбу, бросает на новенькую крышу. Бах!

...Стекло трескается, летят осколки. И тут весь вороний стадион взрывается! Публика хлопает крыльями и кричит: «Гол!» Ворон разогнали. Но каждый раз, обнаружив, что все стекла целы, они вновь собирались в стаю...

Поставили на крыше специальные излучатели, отпугивающие птиц, и те больше не возвращались.