Общество7 сентября 2006 2:00

Кондопога опять горит

Одни там жгут дома, другие требуют прекратить погромы
В городе уверены, что кавказские погромы - это только начало затяжной войны.

В городе уверены, что кавказские погромы - это только начало затяжной войны.

Минувшей ночью в городе опять случился поджог. Две 20-летние барышни облили бензином здание старой спортивной школы № 1. Стена полыхнула до второго этажа, но дом, отсыревший после недели дождей, так и не загорелся. Поджигателей даже не нужно было ловить. Как рассказали корреспонденту «КП» соседи, они стояли и любовались своим творением. По словам горожан, некогда в доме проживали две семьи из Средней Азии, но они исчезли из Кондопоги еще до погромов. Но осадочек, судя по всему, остался...

По горячим следам толку от пьяных поджигательниц добиться не удалось, и их отправили в Петрозаводск. Там же содержится и остальная сотня погромщиков. Держать их в Кондопоге просто боятся - могут отбить. Да и негде разместить такую толпу народа. Что будет с ними дальше - пока не ясно. Хотя по вчерашнему заявлению зам. прокурора Карелии Петра Клемешова, 20 - 25 парням будет предъявлено обвинение в «организации массовых беспорядков». Сам того не ведая, прокурор лишь подлил масла в огонь. Потому что, по заявлениям местных властей, разгромить ресторан и три магазина они разрешили сознательно, чтобы милиции не пришлось стрелять в свой народ. Теперь получается, что за эту вольность «народу» отвечать придется по полной программе.

Но лучше всего обстановку в городе характеризует встреча главы Анатолия Папченкова с родителями и учителями городского лицея. Одни горожане кричали: «Убрать войска из города!», другие требовали: «Прекратить погромы и поджоги!» Чиновник на эти два взаимоисключающих требования только развел руками. Хотя и признался в разговоре с корреспондентом «КП», что «мы погромов и поджогов уже боимся больше, чем чеченцев».

В то же время сами чеченцы - около 30 человек - размещены в санатории под Петрозаводском. Дают интервью журналистам на фоне глухой карельской тайги. Винить людей в этом сложно, тем более опыт «гуманитарных акций сопротивления» у чеченцев за две войны накопился колоссальный. Уехавшие чеченцы настроены вернуться в город, а местные жители решают, смогут ли они жить вместе.