Общество

Как Кондопога сбросила чеченскую «крышу»

До сих пор никто не может объяснить внятно, почему тихий карельский городок взорвался народным бунтом.
Сгоревший мебельный цех в поселке Березовка: чеченцы благодарны русским пожарным - большинство станков удалось спасти.

Сгоревший мебельный цех в поселке Березовка: чеченцы благодарны русским пожарным - большинство станков удалось спасти.

До сих пор никто не может объяснить внятно, почему тихий карельский городок взорвался народным бунтом. Причин называется множество - провокации националистов, передел сфер влияния местными авторитетами, вызывающее поведение кавказских диаспор, бездействие продажной милиции, ксенофобия местных жителей... И каждый из этих экспертов-аналитиков прав по-своему. Не было у столь массовых народных выступлений одной-единственной причины. Десятки разноцветных стеклышек сложились не в узор, а в атомный взрыв. Корреспондент «КП» попытался понять, как «разминировать» этот сложный многокомпонентный заряд. На будущее.

Депрессивный город-сад

По официальным версиям, магазины в городе громила безработная провинциальная молодежь, озверевшая от дешевого алкоголя, безысходности и безделья. Увиденное никак не вязалось с услышанным.

В безветренную погоду прямо у въезда в Кондопогу уже пахнет благосостоянием - крупнейший в России целлюлозно-бумажный комбинат (ЦБК) коптит небо в три смены. И ровно треть населения этого 32-тысячного городка производит бумагу. «Комбинат - наш кормилец», - говорят об этом чадящем монстре горожане. И действительно, сразу за волной густого химического запаха вырос новенький, модерновый Ледовый дворец, на который облизываются даже искушенные в зимних видах спорта скандинавы. Они частые гости на всевозможных городских чемпионатах, и юниоров для своих команд зарубежные соседи подбирают именно в местных спортивных школах. В маленькой Кондопоге два бассейна, и строится третий. Час занятий стоит 10 рублей, и большинство молодежи занимается спортом - это видно хотя бы по подтянутым фигурам парней и минимальному количеству отвисших животов у мужчин постарше. Дворец, спортшколы, бассейны - все это строит и содержит комбинат. Более того, каждую работницу ЦБК, родившую ребенка, у роддома встречает «Мерседес» с багажником, набитым памперсами, пеленками и игрушками. Материнское пособие от комбината - 90 тысяч рублей, а есть еще скромный бонус в виде 3-летнего оплачиваемого отпуска. Собственно, демографическая реформа в отдельно взятом городе России проведена успешно, и детей здесь рожают не опустившиеся алкоголики ради пособий, а нормальная молодежь. Убитый чеченцами возле кафе «Чайка» 35-летний Григорий Слезов в ноябре ждал сына...

На последний народный сход в минувшую пятницу комбинат отправил своих дружинников. Не сам, по просьбе администрации. Местная милиция, чей авторитет упал даже не ниже плинтуса, а на уровень линолеума, только спровоцировала бы новый виток беспорядков.

Живешь в России - дерись по-русски!

Первые кавказцы появились в Кондопоге очень давно - еще в 60-х годах сюда приезжали строительные бригады чеченцев-шабашников. Осели в холодном краю считанные единицы. Этих «старых чеченцев» в отличие от «новых» местные искренне жалеют и сочувствуют, что попали они под каток русского бунта, «бессмысленного и беспощадного». Пригород Кондопоги, район Березовка. На крыше полусгоревшего мебельного цеха возятся двое парней с лопатами - русский и чеченец. Сбрасывают вниз полопавшийся от огня шифер. Двор маленькой мебельной фабрики заставлен станками в струпьях обгоревшей краски. Асвад Муртазаев, разоренный хозяин, несмотря на то, что живет здесь с 1964 года, похож почему-то на ковбоя: кожанка, шляпа-стетсон, джинсы и причудливые желтые ботинки на толстенной подошве. Все старое, поношенное, но крепкое. Руки у мебельщика - сплошная мозоль, понятно, что этот ч