2015-02-04T04:01:05+03:00

40 лет назад во Владивостоке снимали настоящий блокбастер

Изменить размер текста:

- Здравствуйте, я звоню из Владивостока, где 40 лет назад снимался фильм по роману Юлиана Семенова «Пароль не нужен»…

Одной фразы было достаточно, чтобы участники тех давних событий начинали вспоминать… Нам удалось связаться с главным режиссером фильма Борисом Григорьевым («Георгий Седов», «Петровка, 38», «Огарева, 6», «Приступить к ликвидации», «Бес в ребро», «Исповедь содержанки»); исполнителем роли разведчика Исаева Родионом Нахапетовым («Мне 20 лет», «Нежность», «Влюбленные», «Раба любви», «Торпедоносцы», как режиссер – «С тобой и без тебя», «На край света», «Не стреляйте в белых лебедей», «Зонтик для новобрачных», «Русские в городе ангелов»); исполнителем роли командарма Блюхера Николаем Губенко («Застава Ильича», «Директор», «Последний жулик», «Дворянское гнездо», «Прошу слова», «Они сражались за Родину», как режиссер - «Пришел солдат с фронта», «Подранки», «...И жизнь, и слезы, и любовь», «Из жизни отдыхающих») и с ассистентом режиссера фильма «Пароль не нужен» Верой Линд. С их помощью сегодня мы рассказываем читателям, как снимался фильм.

Почему «Пароль не нужен»?

В 1965 году читатели познакомились с романом Юлиана Семенова «Пароль не нужен». Действие романа происходило в 1921 году во Владивостоке, оккупированном в основном японцами и американцами. Правили в Приморье их ставленники – братья Меркуловы. Собранная ими белая армия вместе с казаками атамана Семенова двинулась на Читу, столицу «буферной» Дальневосточной республики, в правительстве которой были и большевики.

Чтобы узнать планы белых и помешать их исполнению, во Владивосток был послан разведчик Максим Максимович Исаев (настоящая фамилия Владимиров), впоследствии – Штирлиц из «Семнадцати мгновений весны».

Связным Исаева во Владивостоке был его старый знакомый чекист Марейкис (для других - кореец-коммерсант Чен). Пароль для связи им был не нужен. Отсюда и название романа, а позже и фильма, работа над которым началась в сентябре 1966 года во Владивостоке.

Под носом у Никиты Михалкова

Вспоминает Борис Алексеевич Григорьев, главный режиссер фильма «Пароль не нужен»:

- Я к тому времени как раз окончил ВГИК и работал на киностудии имени Горького. А тут Юлиан Семенов принес на студию сценарий двухсерийной картины. Мне предложили с этим сценарием ознакомиться.

Я прочел, мы встретились с Юлианом, подружились. Работали над сценарием у него на даче, на Николиной горе. Там дача Михалковых была неподалеку. Работали дружно, много, согласно. А когда все было готово, директор киностудии имени Горького Григорий Иванович Бритиков неожиданно предложил мне еще до съемок съездить во Владивосток и Хабаровск. Сказал: - Никто из нас толком, в подробностях истории тех мест не знает. Походи там, поройся в архивах. Разыщи людей, которые что-то еще помнят.

Разведчик Григорьев

И Борис Алексеевич отправился в закрытый порт Владивосток на разведку. Встречался с людьми, рылся в архивах. Осматривал места, упомянутые в романе. Был в деревнях, гулял по сопкам. Заехал в Уссурийск, где раздобыл уникальную фотографию Василия Константиновича Блюхера, одного из главных героев романа и фильма.

- В Хабаровске тоже нашлось немало людей, которые помнили времена Гражданской войны, - вспоминает Борис Григорьев. - В частности, был такой Шахматов-врач, Феофан Акимович, который помнил Блюхера. Из рассказов Шахматова родилась целая сцена, которая, к сожалению, не вошла в фильм. Кстати, не все из задуманного удалось сделать во Владивостоке. Для съемок некоторых эпизодов нужен был снег, а его все не было и не было. Наконец он выпал на два-три дня. Мы лихорадочно что-то сняли. Но, к сожалению, целая линия, связанная с провокатором князем Мордвиновым, подстроившим покушение на Блюхера, выпала из картины из-за того, что просто не успели это снять. Так же, как не смогли «взять» здесь Волочаевку. Пытались сделать это и под Москвой, и в Мурманской области, в Апатитах. Но и там не получилось.

Ленинская стала Светланской, «Челюскин» - «Версалем»

Начало съемок запланировали на сентябрь не случайно. Григорьев уже знал, что в наших местах это самый безоблачный месяц. Первыми во Владивосток приехали декораторы и художники. Они «переодели» Миллионку, украсив ее вывесками со старинными ерами и ятями, китайскими и японскими иероглифами. Главная улица Владивостока – Ленинская – была «переименована» в Светланскую (повесили таблички на дома). Советская гостиница «Челюскин» вновь стала буржуйским отелем «Версаль», где проживал Исаев. Однако снимать в «Челюскине-Версале» было не с руки, уж больно советская там была обстановка.

Зато привели в старорежимный вид бриннеровский пакгауз в торговом порту (отец голливудской звезды Юла Бриннера в 20-е годы был одним из самых состоятельных людей во Владивостоке). И там же сделали ровный настил, по которому ездила машина с кинокамерами.

- В кино подготовительной работы всегда много, - поясняет Борис Алексеевич. – Местные власти с энтузиазмом нам помогали. Ведь «Пароль не нужен» был первым фильмом, который снимался во Владивостоке. Большую помощь, причем совершенно безвозмездную, оказали военные. Когда снимался большой эпизод встречи атамана Семенова, которого привезли из Токио во Владивосток японцы, командование ТОФ предоставило нам 11 старых кораблей. Втянули их в бухту Золотого Рога. Одним загородили телевышку на горе. Другим закрыли новостройки Эгершельда. На двух кораблях снимали, для связи использовали катер. Правда, за это мы выступали с творческими встречами в воинских частях и на кораблях.

Китайцев и японцев искали в Советской армии, а белых казаков – в колхозах Для съемок требовалось много японцев и китайцев. Последних в тогдашнем Владивостоке было только двое. Один работал грузчиком в фирменном винном магазине напротив гостиницы «Челюскин» («Версаль»). Другой, помоложе, трудился электриком в трамвайном депо. Японцев вовсе не было. Людей с характерной восточной внешностью нашли среди солдат, призванных из среднеазиатских республик – Киргизии, Казахстана и других.

В фильме должны были появиться казаки атамана Семенова. Перебрасывать на Дальний Восток знаменитый кавалерийский полк, созданный для «Войны и мира» Бондарчука, было бы слишком накладно. Тогда военный консультант фильма генерал-лейтенант кавалерии Осляковский сказал Григорьеву:

- Есть у меня один хороший человек. Давайте его отправим в Приморье пораньше. Он соберет лошадей в деревнях и молодежь, которая умеет сидеть в седле. Обучит их.

Так и поступили, сэкономив большие деньги, которые потом очень пригодились. В роли казаков-семеновцев снимались жители Владивостока и окрестных деревень, а также колхозные лошадки.

Николаю Губенко достался конь Буденного и Наполеона

Есть в фильме «Пароль не нужен» очень яркий эпизод. Красные партизаны дарят военному министру ДВР Василию Блюхеру необъезженного коня. Мол, если справится, то и мы выполнять приказы будем. С большим трудом Блюхеру удалось укротить коня.

Роль сноровистого скакуна исполнил чистокровный жеребец по прозвищу Циркач, исключительно умный и заслуженный. Говорили, что, до того как попасть в кавалерийский полк студии «Мосфильм», Циркач ходил под Буденным, а позднее, во время съемок «Войны и мира», был конем «Наполеона». Готовясь к съемкам, Губенко встретился с одной из жен Блюхера - Глафирой Ефимовной (кажется, пятой по счету). От нее он впервые узнал горькие подробности трагического финала жизни прославленного маршала. Оказывается, ордер на арест Блюхера подписал Ворошилов. Актер изучал биографические материалы и был поражен огромным личным мужеством Блюхера, тем, что он был полным Георгиевским кавалером, тем, как он переносил пытки в сталинских застенках.

Главной героине поменяли лицо и фамилию

И вот во Владивосток приехали актеры Николай Губенко (Блюхер), Родион Нахапетов (Исаев), Михаил Федоров (Постышев), Владимир Солопов (начальник контрразведки белых полковник Гиацинтов), Всеволод Кузнецов (атаман Семенов), Леонид Князев (Меркулов-старший), Эдуард Бредун (Меркулов-младший) и другие.

- Евгения Шальникова (умер в 2003 году. – Прим. ред.), игравшего большевика Петрова, я видел раньше, когда приморский драмтеатр имени Горького приезжал в Москву на гастроли, – рассказывает Борис Григорьев. - К тому же он был похож на свой прототип. Федора Николаевича Петрова, члена партии с 1896 года, мы застали уже стареньким, почти ничего не помнящим.

А вот Анастасии Вознесенской, снявшейся в роли Сашеньки, в которую влюблялся Исаев, во Владивостоке вообще не было.

Вспоминает Вера Евгеньевна Линд, ассистент режиссера фильма «Пароль не нужен»: - Во Владивостоке в роли Сашеньки снималась Ариадна Шенгелая. Владивостокцы знали ее по фильму-опере «Евгений Онегин» и экранизации повести Куприна «Гранатовый браслет». Массовка с ней снималась, люди фотографировались на память.

А когда мы приехали в Москву, выяснилось, что Арочка ждет ребенка и дальше сниматься не сможет. Поэтому Шенгелая была срочно заменена, и в картину пригласили Анастасию Вознесенскую.

Но во Владивосток вернуться было уже невозможно. Поэтому крупные и средние планы досняли в Москве. Пригласили других статистов и одели их точно так же, как тех, что снимались с Арой Шенгелая во Владивостоке.

На общих и средних планах, где не очень заметно, осталась Шенгелая. А вот на крупных планах – уже Ася Вознесенская. Смонтировали так, чтобы никто ничего не заметил. Однако владивостокцы, участвовавшие в съемках, после выхода фильма на экраны, стали писать письма: «Неужели экран так изменил Ариадну Шенгелая? Совершенно другое лицо! И фамилия другая. Она что, ее поменяла?» Пришлось все объяснять.

Костюмы гладила массовка

- Я проработала в кинематографе более 40 лет, но ваш город запомнился на всю жизнь тем, что более дисциплинированной массовки у меня никогда не было. А ведь порой в съемках было занято до четырех тысяч человек, - рассказывает Вера Евгеньевна. – Мы поначалу не знали, где и как хранить так много костюмов. Но, пообщавшись с людьми, раздали одежду по домам (паспортные данные лишь переписали). Статисты ее погладили, какие-то детали добавили, подогнали по фигуре. Впрочем, с костюмами связаны и смешные эпизоды. Почти месяц снималась сцена, когда Исаев по заданию Дзержинского вместе с атаманом Семеновым бежит из Владивостока. На экране же это – всего один день.

Через неделю многим женщинам надоело сниматься в одном и том же платье или шляпке. И они начали меняться друг с другом. Хорошо, что мы, ассистентки, вовремя это заметили. Если бы все эти обмены выявились при монтаже, пришлось бы все переснимать!

А вот что вспомнил о съемках бегства из Владивостока главный режиссер фильма Борис Григорьев: - Во время репетиции сцены эвакуации оборвался трап. А там зазор был между причалом и кораблем. Но, слава Богу, туда никто за борт не упал. Потом люди прибегали ко мне (они-то думали, что мы уже снимаем) и спрашивали: «А вы сняли это? А как я падал, сняли?» Чтобы не разочаровывать их, естественно, приходилось говорить: «Да-да. Все успели снять».

Питались рыбой, раками и диким виноградом

Актеры и участники группы поселились в гостинице «Приморье» (улица Посьетская). Питались в основном в гостиничном ресторане. Покупали в близлежащей кулинарии трепангов и кальмаров. Свозили их и на рыбалку на Русский остров. Когда одолевала тоска по домашней снеди, приносили с рынка картошку и варили прямо в номере, предварительно вскипятив воду в кастрюле кипятильником. Люди из массовки частенько угощали любимых актеров и членов съемочной группы домашними пирожками и жареной рыбой.

Как-то раз прилетевшего из Москвы на съемки Юлиана Семенова местное начальство пригласило на охоту. Писатель вернулся с богатыми трофеями – медвежатиной и мясом кабарги – и решил закатить по этому поводу царский пир. Пошел просить шеф-повара «Приморья» изжарить дичь каким-нибудь фирменным образом.

- Юличка, - начали доставать Семенова товарищи по искусству, - а ты эту дичь случайно не в Москве на Сретенке, в «Дарах природы», купил?

Маститый романист стал с жаром доказывать, что это не так.

Впрочем, и кинематографисты вскоре убедились, сколь богата провизией Уссурийская тайга. Вспоминает Борис Григорьев:

- Для съемок некоторых эпизодов фильма мы построили настоящую таежную заимку в районе реки Пачихеза (сейчас Сиреневая, течет в районе станции Сиреневка. – Прим. ред.). Жили три дня в этих красивых местах и снимали. Питались рыбой и диким виноградом. А еще раков ловили. Договорились всей группой: «Свободен – лови раков. Хочешь есть – кидай их в большой чан над костром. Хочешь сладкого – иди в тайгу за виноградом».

Исаев говорил голосом Ленина

Владивостокские съемки завершились только в декабре. Далее снимали в Москве, павильонах киностудии имени Горького. В 1967 году двухсерийный фильм «Пароль не нужен» вышел на экраны. Его посмотрели 21,7 миллиона зрителей. В 1968 году фильм завоевал один из призов на Всесоюзном кинофестивале в Ленинграде. За исполнение роли Исаева отметили Родиона Нахапетова.

- По сегодняшним меркам, этот фильм – настоящий блокбастер, - говорит Родион Рафаилович. - Сейчас картину такого масштаба поднять было бы очень тяжело. А тогда она снималась за счет государства.

До этого у меня уже были четыре главные роли. В том числе молодой Ленин в фильмах «Сердце матери» и «Верность матери» (но больше всего 21-летнего Нахапетова зрители любили за роли в фильмах «Нежность» и «Живет такой парень». – Прим. ред.).

И я был очень благодарен Борису Григорьеву за то, что он предложил мне роль Исаева. Потому что, когда два раза подряд играешь Ленина, есть страх, что теперь пожизненно будешь исполнять роль вождя.

У меня, когда я снимался в роли Исаева, и так время от времени проскакивали ленинские интонации. Ведь я в свое время прослушал немало записей речей Ленина. Овладевал его характерной картавостью. Когда Исаеву нужно было говорить спокойно, я контролировал себя. Но когда речь моего героя была эмоциональной – прорывался Ленин. Жесты были не ленинские, но интонации и картавость вдруг вылезали наружу. Конечно, мы пересняли и переозвучили эти эпизоды. Но, честно говоря, я сильно испугался. Подумал: «Неужели это у меня уже в подсознании».

Владивосток – любовь моя!

- Ощущение теплоты, дружелюбия, гостеприимства, возникшее тогда во Владивостоке, осталось до сих пор. Люди проникали за барьеры, которыми огораживали место съемок. И мы не просто общались, мы начинали дружить. Гуляли по городу, ходили к морю, - признается Нахапетов. - Тогда мы все жили в социалистическом государстве. И такие вещи, как импортный магнитофон, или одежда, или фирменная авторучка, казались уникальными. Поэтому то, что я впервые купил во Владивостоке японский магнитофон, тоже не забудется. Я летал туда-сюда довольно много. В Москву вез гостинцы - красную икру и крабов.

В то время тяжело болела моя мама, в 66-м она умерла. И для меня эти перелеты были не просто физическим перенесением собственного тела из одной точки в другую, они были настоящим эмоциональным испытанием. Из места, где мне было хорошо, где было много друзей, я перемещался туда, где была умирающая мать, где я прощался с самым дорогим для меня человеком. Вот это сочетание так и осталось у меня в сердце, когда я вспоминаю о фильме «Пароль не нужен».

Александр КУЛИКОВ.

Фото из архива Веры Линд.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также