2018-02-21T15:01:26+03:00

Почему Израиль проиграл войну Ливану

Мы входим в эпоху новых войн, где победу одержит идея, за которую люди готовы умирать, союз древнего фанатизма и современного оружия
Поделиться:
Комментарии: comments236
Наша Даша не могла найти ни пяди улицы без развалин...Наша Даша не могла найти ни пяди улицы без развалин...
Изменить размер текста:

«Божественная победа!» Так на трех языках - арабском, французском и английском - кричат плакаты по всему Бейруту. Ежедневно телевидение «Аль-Манар» крутит кадры с окровавленными израильскими солдатами, рыдающими у подбитых танков «Меркава». На рекламных постерах «Хезболлы» («Партии Бога») мужественные бойцы в романтичной предрассветной или закатной дымке, снятые обязательно со спины. (Никто и никогда не должен видеть лица боевиков, пока они живы.) У многих ливанцев, особенно у не пострадавших, - эйфория и праздничное состояние духа. Наконец-то! Ввязавшись в шестую войну со времени своего основания как государства, Израиль бесславно отступил. У колосса обнаружились и стали крошиться глиняные ноги. «Божественная победа!»

Но была ли победа? А если была, то как случилось, что одна из самых мощных армий в мире, истинный баловень войны, потерпела поражение в столкновении с маленькой военизированной группировкой?

Юг Ливана. Хуже не бывает

Шиитский городок Бинт-Джибейл. Ливанский Сталинград. Более 70 процентов домов уничтожено. Центр города полностью стерт с лица земли - бомбили дом за домом. Жара, развалины, пыль, мертвая тишина. Кое-где уцелевшие стены с окнами, похожими на пустые впадины глаз, видевших слишком много. Среди руин бесшумно передвигаются вернувшиеся жители. Молча смотрят на развалины, прикидывают, оценивают. Ни слез, ни криков, ни истерик. Мусульманское воспитание, возводящее в ранг добродетели покорность воле Аллаха, поддерживает в местных шиитах стоический фатализм и умение трезво смотреть на вещи. «Сколько раз юг Ливана стирали с лица земли! - усмехается немолодая женщина в традиционной черной одежде, приехавшая в Бинт-Джибейл вместе с мужем оценить потерю. - Но, как видите, мы еще живы».

В тех местах, где дома уцелели, уже кипит жизнь. Из магазинчиков доносится местный «рэп» - речи лидера «Хезболлы» Хасана Насраллы под ритмичную музыку. На стене разбомбленного дома надпись: «Рука, которая потянется к оружию «Хезболлы», будет отрезана, потому что это израильская рука». Рядом плакат с изображением руин Южного Бейрута, задающий вопрос: «Это и есть ваша новая демократия?» - и страшная фотография раненого младенца с подписью «Абсолютно точные мишени».

Соседняя деревня Марун-эль-Рас прямо на границе - стратегическая высота, захваченная израильтянами во время войны. Солдаты ушли отсюда всего пару недель назад, разрушив и осквернив все, что попалось под руку. Старик Мусса Диаб совершает полуденный намаз в своем разоренном доме прямо под намалеванной углем на стене шестиконечной еврейской звездой. Закончив молитву, он ведет нас в дом, причитая: «Посмотрите, что они натворили!» Всюду битая посуда, разрушенная мебель, разорванная одежда, коробки из-под израильских сигарет, пустые капельницы. «У евреев тут пост был, - объясняет старик. - Видать, и раненые у них были, раз капельницы остались. А вот это уж совсем безобразие». Расстроенный хозяин дома указывает на арабскую надпись на стене под все той же еврейской звездой (многие бойцы элитного израильского спецназа отлично владеют арабским). Перевод совсем неприличный: «Имел я вашего Насраллу...»

У меня на языке вертится вопрос, и я не стесняюсь задавать его всем встречным-поперечным: «По-вашему, это победа?» «Разумеется, победа, - отвечает мне 22-летний студент из Бейрута Исмаил, приехавший к родственникам в Бинт-Джибейл. - Начиная войну, Израиль ставил перед собой две задачи: освободить захваченных солдат и уничтожить «Хезболлу». И что в результате? Солдаты по-прежнему в плену, а «Хезболла» сильнее и популярнее, чем когда-либо. Посмотрите: всюду желтые флаги «Партии Бога» и фотографии Насраллы. Это наш новый герой, и не только для нас, но и для всех арабов! Впервые израильтяне узнали на собственной шкуре, что такое бомбардировки». «Но «катюши» «Хезболлы» не нанесли столь серьезного ущерба, как израильские бомбы Ливану», - возражаю я. «Да смысл был не в этом, - фыркает Исмаил. - «Хезболла» не воюет с гражданскими. Смысл был в страхе. Пусть только одна из двухсот «катюш» ранила или убивала, но евреи побежали и еще как побежали. Полмиллиона израильских беженцев отсиживались в безопасных районах. А прибавь к этому экономические потери. В Израиле земли мало, там возделан и обработан каждый кусочек, значит, любая ракета - прямой ущерб собственности, а евреи ох как этого не любят». «А где сейчас бойцы «Хезболлы»? Почему их не видно?» - спрашиваю я. «Они везде, - смеется Исмаил. - Это же Hezbollaland».

«Это правда, «Хезболла» везде, но даже мы, местные жители, можем только догадываться, кто из соседей - боевик», - говорит Биляль Шарара, представитель ливанского парламента. Мы сидим под тентом во дворе разбомбленного дома. Неунывающая хозяйка дома стряпает в уцелевшей летней кухне изумительные блюда ливанской кухни. Война войной, а обед для гостя - это святое. Царское гостеприимство арабов уже давно вошло в поговорку.

«На юге Ливана в каждом доме есть оружие, все умеют стрелять, - говорит господин Шарара. - Я сам сплю с автоматом М-15. Он мне ближе, чем родственник или жена. Но вы никогда не увидите людей с оружием на улице. Хотите разоружить «Хезболлу»? Рискните, если найдете их боеприпасы. Секрет успеха «Хезболлы» - молчание и еще раз молчание. У шиитов есть поговорка: держи свои мысли при себе, свое золото - на теле и никому не говори, куда идешь».

«У моей соседки-подружки муж в «Хезболле», - рассказывает русская Марина М. из Тира, вышедшая замуж за ливанца. - Он хороший электрик, в городе его знают. В рабочее время он лампочки крутит, а раз в две недели дня на три уезжает, никогда не говорит куда. На тренировки, наверное. Да жена и не спрашивает, здесь так не принято».

«Не болтай! Болтун - находка для врага!»

Сверхсекретности, которой окружена «Хезболла», могут позавидовать ЦРУ, ФБР и «Моссад» вместе взятые. Рты ее членов закрыты так же надежно, как сейфы ливанских банков, не выдающих тайну вкладов. Подозрительность они нарастили в себе, как мышцу. «Организация устроена гениально просто, - говорит ливанский политолог, автор книги о «Хезболле» Имад Ризк. - Маленькие боевые группы по 3 - 5 человек. Никаких отношений с другими группами. Приказы отдаются по телефону неизвестным человеком, у которого есть только кличка. Три независимых главных командования - в Бейруте, в долине Бекаа и на юге. Если даже один командный пункт уничтожен, остальные смогут действовать. Максимальная изоляция друг от друга. Люди могут жить в одной деревне, дружить семьями, но не знать, что состоят в одной и той же организации. Все любят секреты, особенно мужчины. Это так естественно. «Хезболла» дает людям ощущение значимости и необычности в обыкновенной жизни».

Имад Ризк - христианин, но не скрывает своего восхищения лидером «Хезболлы» Насраллой. «Если бы у ливанских христиан был герой, я бы пошел за ним, - объясняет Имад. - Но у нас нет героя. И я готов идти за Насраллой. Он стал ливанским Че Геварой».

«Опыт «Хезболлы» уникален, его будут изучать в военных академиях мира, - уверен экс-министр обороны Ливана, а ныне военный эксперт Абдеррахим Мрад. - Что мы имели до этой войны? Регулярные армии, у которых есть базы и вооружение, ведущие войну по всем правилам, с одной стороны, и партизанские группировки - с другой. «Хезболла» - это первая профессиональная армия в мире, целиком использующая партизанскую тактику. У нее хорошее русское оружие, легкое и мобильное (три вида ракет разной дальности, ручные противотанковые гранатометы, ну и, «калашниковы», разумеется), и моральный капитал, личная религиозная мотивация. Для «Хезболлы» был самый удачный момент, когда израильтяне вторглись в Ливан, когда с врагом можно встретиться лицом к лицу. «Хезболла» готовилась к этому много лет. 28 подбитых танков «Меркава» в один день! Фантастический успех! Еще весной Израиль подготовил план маленькой трехнедельной войны, согласованный с американцами. Первая неделя - атака всего Ливана, вторая - уничтожение позиций, баз и лагерей «Хезболлы», третья неделя - оккупация юга Ливана до введения многонациональных военных сил (НАТО - в том числе) по примеру Боснии, но никак не ооновского миротворческого контингента. Израиль недооценил противника. Уже на второй неделе войны он был готов к прекращению огня, но Америка все тянула, надеясь на победу. Все планы рухнули, когда израильтяне не только увязли в ливанской земле, но даже не смогли уничтожить пусковые установки «Хезболлы», чем немало разочаровали американцев. На кой черт американцам вкладывать деньги, кормить и пестовать израильскую армию, выполняющую роль полицейского на Ближнем Востоке, если она даже не смогла разоружить «Хезболлу». У Израиля сейчас серьезные проблемы с Америкой», - не без злорадства добавляет господин Мрад. Потом выдерживает паузу и торжественно заявляет: «Запомните, на сегодняшний день в мире нет такой силы, которая способна разоружить «Хезболлу».

К войскам ООН в Ливане относятся скептически. «От них ни холодно ни жарко. Сколько лет они уже здесь стоят», - вздыхают люди. Но на этот раз ООН подошла к делу серьезно. Контингент увеличен до 15 000 военнослужащих. Италия и Франция из чувства чести прислали элитные батальоны морских пехотинцев и спецназа. Однако никто не рвется разоружать «Хезболлу». «У нас пока нет такой задачи, - объясняет пресс-секретарь UNIFIL (миротворческий контингент в Ливане) Александр Иванько. - В нашем мандате указано: защита гражданского населения и содействие ливанской армии. Вот если ливанская армия попросит нас помочь разоружить «Хезболлу», тогда нам придется нелегко. Но пока, слава Богу, не просили».

Чтобы разоружить, нужно знать, где спрятано оружие. В течение последних десяти лет «Хезболла» упорно, словно крот, опутывала юг Ливана и долину Бекаа сетью подземных туннелей и убежищ. Туннели берут начало в подвалах частных домов и заканчиваются в покрытых лесом горах. Ходят слухи о колоссальном подземном коридоре, тянущемся из долины Бекаа аж до южной границы Ливана. «Мы знаем одну такую подземную фортификацию прямо на границе с Израилем, - говорит Александр Иванько. - Что-то вроде бетонного бункера размером в два квадратных километра всего в ста метрах от израильского блокпоста и в двух шагах от поста ООН. Во время войны израильтяне пытались его разбомбить с воздуха. Не вышло. Бункер построен слишком глубоко и забетонирован сверх всякой меры. Как «Хезболле» удалось соорудить такое прямо на глазах у израильтян, уму непостижимо. Пусть даже они вырыли его бесшумно, но как сделать бетон! Бетономешалка-то стучит! Почему никто не слышал?»

«До войны мы, конечно, находили тренировочные лагеря «Хезболлы» в горах, - говорит военный наблюдатель ООН, пожелавший остаться неизвестным. - Там даже постов нет, просто сидит человечек и сторожит. Двое наших ребят натолкнулись на него. Им было сказано: «Сунетесь еще раз, закопаем». А что мы? Наше дело - сторона. Мы - люди, по закону, безоружные - вмешиваться в дела чужого государства права не имеем. Если государство Ливан такая ситуация устраивает, то нам остается только помалкивать».

Продолжение следует.

«Имел я вашего Насраллу... в извращенной форме!»

Вот фото, сделанное Дарьей Асламовой во время командировки на Ближний Восток.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также