Общество

Политковская знала своих убийц?

Анна всегда была бесстрашной женщиной и не хотела брать себе охрану.

Анна всегда была бесстрашной женщиной и не хотела брать себе охрану.

В минувшую субботу в лифте дома по улице Лесной в Москве была застрелена из пистолета журналистка и правозащитница Анна Политковская. Вечером она подъехала на своей машине к дому, занесла пакеты с едой, часть поставила возле лифта, чтобы еще раз вернуться за ними. Когда лифт спустился на первый этаж, преступник сделал несколько выстрелов в упор. Следствие и коллеги журналистки связывают ее гибель с профессиональной деятельностью. Политковская получила широкую известность прежде всего своими материалами на тему Чечни и Северного Кавказа и не шла на компромиссы ни с кем. За что и поплатилась. Версий о заказчике убийств несколько, и на момент подписания номера ни одна еще не была окончательной. Сегодня мы решили предоставить слово мужу Анны Александру Политковскому, который знал ее лучше всех...

Александр ПОЛИТКОВСКИЙ: Я виноват в нашем разводе с Аней

- Александр, когда вы последний раз виделись с Анной?

- 25 сентября. Мы хоронили ее отца. А вообще созваниваемся. Вместе в прошлом году женили сына. Мы с Аней официально не разведены, но уже несколько лет живем отдельно. Анна купила квартиру на Лесной, чтобы жить одной, работать. Там ее и убили...

- Вы расстались из-за постоянных угроз в ее адрес?

- Угрозы, конечно, были. Но расстались не из-за них. Все мы за нее переживали. Было тяжело. Особенно нашим детям.

Ей все говорили: будь осторожна! Но она не слушала. Постоянные слежки, опасность... Невозможно так жить. Но не в этом причины нашего расставания.

- А в чем? Анна была не домашний человек?

- Почему же?! Аня была прекрасной женой, хозяйкой. Это только последние годы она занялась серьезной журналистикой, и у нее не оставалось времени для семьи. А так мы с ней 21 год прожили. И в начале семейной жизни все было хорошо. Я мотался по стране, Анна самоотверженно занималась детьми. Правда, поначалу она звонила маме и спрашивала, как варить манную кашу, у нее не получалось. А потом всему научилась. За год до убийства Влада Листьева у нас собрались все «взглядовцы», и был потрясающе вкусный стол - Аня сама приготовила. Каждый раз 15 сентября, в мой день рождения, она придумывала разные хитрые блюда. Любила этим заниматься.

- А как вы с ней познакомились?

- Со мной на одном курсе журфака училась старшая сестра Ани. И однажды мы всей студенческой группой пришли домой к ее родителям - они работали в ООН, часто ездили в Нью-Йорк. Как мы говорили, «хата свободна». Там и увидел Аню. Она тогда еще училась в десятом классе. Симпатичная, обаятельная. Посидели, пообщались. А потом очень быстро стали встречаться. У нас с ней разница в пять лет. Свадьбу отмечали у меня на квартире, в «хрущобе». Что студентам надо: главное - чтобы было «горючее»! Ни я, ни Аня никогда не любили какие-то особые изыски.

А потом она стала общественным деятелем. Начинаешь кому-то помогать, потом другой к тебе обращается, третий, четвертый. И это становится бесконечным. В результате она стала заложником независимой журналистики, которая проповедовалась у нас в доме. Чтобы не за бабло нечто такое делать, а по душе. И никто из нас от этого не отступился - ни я, ни она.

- Но вы-то вроде отошли от независимой журналистики?

- Меня отошли! А куда мне сунуться-то?! Я не умею делать заказные вещи.

- И все-таки почему вы расстались?

- Устали друг от друга. Это моя вина. Меня после смерти Влада Листьева стали постепенно выживать. Я не мог идти на компромиссы. Если я делал что-то безобидное, о кинопутешествиях - все было нормально. А если что-то серьезное - появлялись сложности. Я стал замыкаться в себе. После убийства Влада я не мог спать - такое было нервное состояние. Потом понял: чтобы хорошо заснуть, нужно употребить пиво. Ну стал иногда выпивать. Естественно, Анна высказывала мне претензии. В новое коммерческое телевидение я уже не вписывался, это усугубляло мое эмоциональное состояние. Когда делать нечего, возникают сомнительные друзья по пивбару...

- А как Анна гасила стресс?

- У Анны нет слабостей. Она такая железная леди. Вообще никогда не пила. У нее однажды был нервный срыв, и произошел спазм сосудов головного мозга. Ей врачи рекомендовали выпивать немного коньяка. Так она могла только граммульку выпить, и все.

- А вы?

- А я - да, я мог. Каюсь!

- У вас с ней разные характеры?

- Наоборот, мы с ней очень похожи. Мы оба - Девы по гороскопу...

- А какие у вас традиции были в семье?

- Обязательно отмечали старый Новый год. Сначала праздновали с ее друзьями. Но потом они стали богатыми и перестали к нам приходить. Но мы всегда придумывали друг для друга какие-то загадки, сюрпризы. Это было очень весело.

- Какие ваши подарки ей больше всего нравились?

- Ну, например, мы ей специально прокололи уши, потому что она хотела сережки. И я ей постоянно из командировок привозил новые украшения. Вот только что я получил на руки ее серьги и кольца, которые были на ней, когда ее убили. Сейчас эти украшения лежат у меня в кармане... Вот так...

- А чем ваши дети сейчас занимаются?

- Сын Илья работает рекламным менеджером. Дочь Вера работала до последнего времени в РИА Новости, хотя закончила консерваторию по классу скрипки. Сейчас она беременна. В феврале ей рожать. Должна была сделать Аню бабушкой, а меня дедушкой. Анна не дожила...

КСТАТИ

Александр Политковский сегодня успешно занимается коммерческой деятельностью. Он учредил туристическое Общество с ограниченной ответственностью «ТУР-СТУДИЯ ПОЛИТКОВСКОГО» и является гендиректором ЗАО «СТУДИЯ ПОЛИТКОВСКОГО».

Альбина НАЗИМОВА-ЛИСТЬЕВА:

Найдут «стрелочников»

Бывший муж убитой журналистки Александр Политковский работал во «Взгляде» вместе с Владом Листьевым, который тоже был убит. Мы позвонили вдове Листьева.

- Эти два убийства нельзя сравнивать, - сказала Альбина. - Политковскую убили из-за ее профессиональных расследований. Влад не проводил расследований. Он занимался реформами телевидения. Убийство Политковской политическое. Оно оказалось в центре внимания всего мира.

- Вы говорили, что уже на второй день убийства Листьева не верили, что преступников найдут, а по этому поводу что думаете?

- Думаю, что на этот раз «замылить» дело не дадут. Расследованием убийства Политковской будут заниматься, а чем кончится - не известно. Думаю, найдут не реальных заказчиков, а «стрелочника».

- Вы с Владом дружили семьями с супругами Политковскими?

- Нет. Мы общались мало. За все время были только два раза у них в гостях. Тем более последнее время Политковские жили отдельно. Они были закрытыми людьми.

Алексей ВЕНЕДИКТОВ:

Разговоры про дом в США - вранье

Политковская говорила, что ее любимое радио - «Эхо Москвы». Рассказывает главный редактор «Эхо Москвы» Алексей ВЕНЕДИКТОВ:

- Я много общался с Анной. Последний раз виделся с ней 20 сентября - она выступала на «Эхе». Анна была абсолютно честным человеком. Даже мои друзья в спецслужбах, которые совершенно не признавали того, что она делала, ценили ее искренность. Многие люди были с ней не согласны, но считали: все, что она пишет, это то, что она видела своими глазами и во что сама верит. За это ее уважали.

Еще она была абсолютно бескомпромиссным человеком. Ей часто предлагали: ты не пиши того, а мы тебя пустим туда. Она на это не шла и наживала себе угрозы и неприятелей.

- Вроде бы она последнее время жила в Америке, где родилась? Говорят, у нее там был дом?

- Это не так. Когда ей поступали угрозы, она уезжала из России. Но не в Америку, а в Вену. И ненадолго. Работала и жила она здесь. И большую часть времени проводила в Чечне. Никакого дома в Америке у нее нет. Знаете, на какой машине она ездила? На старенькой «Ладе»!

- Она говорила вам об угрозах?

- Это было для нее обычным явлением.

- И она ничего не предпринимала?!

- Она говорила: как ты представляешь журналиста с охраной? На ее жизнь уже покушались. Ее пытались отравить. Но она продолжала заниматься расследованиями. Анна очень хорошо знала, кто ей угрожает. Она говорила об этом. Круг людей ей был известен. Я сейчас не могу называть этих имен.

А В ЭТО ВРЕМЯ

Следствие считает, что за Анной охотилась целая банда киллеров. Предположительно, пять человек: две женщины и трое мужчин. Четверо посменно следили за журналисткой, еще один - стрелял. Это удалось узнать по видеозаписи с камеры слежения над подъездом.

Так вышло, что корреспондент «КП» за час до трагедии заходил в один из офисов в соседнем подъезде. Он обратил внимание на подозрительного человека возле подъезда Политковской. Теперь наш корреспондент является одним из главных свидетелей. С его помощью составлен фоторобот возможного киллера.