2018-04-02T12:40:00+03:00

Весело, задорно я снимаю порно. Окончание

Наш корреспондент отправился представлять свой порнофильм на Международном фестивале эротического искусства в Барселоне
Поделиться:
Комментарии: comments28
Мешков снимал свое кино с добрым сердцем. - Хоть в фильме ты порноартист, но в жизни честен ты и чист!Мешков снимал свое кино с добрым сердцем. - Хоть в фильме ты порноартист, но в жизни честен ты и чист!
Изменить размер текста:

Начало в номере от 8 ноября с. г.

Краткое содержание первой части

Корреспондент «КП» Александр Мешков получает приглашение на фестиваль эротического искусства в Барселоне. Но мятежная душа не позволяет ему просто описать этот фестиваль, и он решает представить на фестивале свою порнографическую картину «Первые слезы бедуина». Он создает фильм и приезжает на фестиваль. Происходящее на фестивале потрясло даже раскрепощенный разум Мешкова.

Конец «шоколадного зайца», или Как мавр порок победил!

Не обошлось и без досадных казусов. На сцену вышел кряжистый, накачанный афроиспанец. За ним выползает чья-то заблудшая доча - страстная, рыжая - и начинает любовные игры с его орудием порока, предвкушая неземную плотскую радость. Однако не тут-то было! Копье потомка Отелло не реагировало на плотские игры. Сын саванн смущенно улыбался, поигрывал мышцами, словно заблудившийся чемпион по бодибилдингу, случайно попавший на фестиваль. Полчаса он под бестактный свист и улюлюканье злобных зрителей старательно развенчивал миф о сексуальной мощи африканских парней. А ведь почти два века африканцы прочно лидировали в этой номинации. Вскоре мавр, так и не сделав своего дела, потеряв всякую надежду на успех мероприятия, торжественно раскланялся, как если бы он был Хосе Каррерас после исполнения арии, и покинул сцену аки чистый ангел, избежав порока. Видимо, накануне истощил себя длительными тренировками или переел анаболиков и стероидов, направив всю производительную мощь в бицепс, трицепс и мускулюс глютеус.

Посмотрите меня, посмотрите!

На фестивале я понял, что слегка недоработал в плане промоушена своего кинопродукта. На витринах моих конкурентов были выставлены образцы в ярких коробках, на обложках которых были отображены самые смелые сцены из фильмов. А мой скромный фильм в простой магазинной упаковке не очень бросался в глаза. Он был как бедный родственник, приехавший в столицу из глубокой провинции в бабушкиной кофте. Да и витрины как таковой у меня пока не было. Все это выглядело так, как если бы я на Парижскую выставку ювелирных изделий привез из Бугульмы деревянную лошадку. Оставалось рассчитывать на хороший вкус жюри. Я долго искал, кому всучить на просмотр свой шедевр. Что удивительно, все кругом весело общались на испанском и почти никто на английском, я не говорю о великом и могучем - русском. Карлос Реза, председатель жюри короткометражных фильмов, отмахнулся от меня и послал к какому-то Хулио. Один раз я подходил к великому Марку Дроселю, мэтру мировой порнографии, продюсеру и режиссеру из Франции, но тот лишь приветливо улыбался мне и устало покачал головой. В отчаянии я даже предложил посмотреть фильм знаменитому актеру Рокко Сиффреди. Он, можно сказать, Кларк Гейбл порнографического кино. Его нефритовый стержень в рабочем состоянии достигает 32 сантиметров! (Сам-то я не бачил, мне девчата с восторгом рассказывали.) Неутомимый труженик кинематографа, передовик порнографического производства, наставник молодежи, он способен трудиться на съемочной площадке по 10 часов не покладая уд своих. Я, признаться, с опаской подходил к нему. Он посмотрел на меня если не с недоумением, то с некоторой настороженностью. Мало ли на этом фестивале бродит неуравновешенных людей. Понятное дело: ему смотреть эти фильмы - все равно что гинекологу после работы разглядывать прелести самки гамадрила. Кстати, он отличный семьянин и отец двух детишек.

Как нас зажимают

Но после пресс-конференции мне-таки удалось выловить одного мужика, члена оргкомитета, говорящего по-английски.

- Вот я, Мигель, фильм вам привез на фестиваль, - ткнул я ему свой скромный DVD.

Тот недоверчиво повертел его в руках, осмотрел меня на предмет моего психического состояния.

- Это очень хороший фильм! - пылко убеждал я его. - В России он пользуется успехом в определенных кругах! Вы хотя бы посмотрите, чтобы потом не пришлось жалеть!

- Во-первых, все участники утверждены в течение года. Во-вторых...

Он не успел договорить, потому что увидел какого-то лысого парня и окликнул его. Он что-то долго говорил ему, кивая на меня. Тот мрачнел.

- Хорошо! Пошли! - сказал он наконец по-английски.

Мы прошли в зал, где стояли мониторы, и несколько человек сдержанно, без эмоций смотрели на бессюжетные безобразия, творившиеся перед их глазами.

Парень вставил мой диск в дисковод. Я сидел, нервно ерзая на своем стуле, как Сакко и Ванцетти в последние минуты жизни (они провели эти минуты на электрических стульях). С первых же кадров он еще сильнее помрачнел, будто смотрел похороны своей бабушки.

- Ты это на что снимал? На телефон?

- Почему? На Panasonic! Первого выпуска. Да вы посмотрите на сюжет! Это же бомба!

Он послушно посмотрел еще пару минут. Но его не торкало, не цепляло и даже не перло с моего шедевра.

- Существуют рамки жанра, - поучал он меня. - Герой должен быть красив, молод и обладать мужской мощью. А у вас урод какой-то...

- Вообще-то этого героя играю я... - деликатно заметил я ему. Тот, нисколько не смутясь, взглянул на меня мельком и пробормотал:

- В жизни вы лучше.

Критика фестиваля - в лице этого парня - очень резко отозвалась о моем фильме, обвинив меня в непрофессионализме, национализме и амбициозности.

- Да ты не волнуйся! - успокоил меня позже Боб Джек, единственный представитель российской порнографии на этом фестивале, основатель кинокомпании Tanya Tanya Film, они тут только своих продвигают. Этот фестиваль - промоушн испанской порнопродукции. Кто платит, тот и заказывает музыку.

Я потом узнал, что крупнейший европейский фестиваль эротики FICEB - это семейный бизнес самого крупного клана производителей взрослой кинопродукции. Они организуют фестивали в Испании, Португалии и Мексике. Конечно, зачем им пиарить скромного российского кинематографиста? Мне стало легче, как боксеру, который задавил противника, но его засудили.

В России секс - есть!

Они познакомились 7 лет назад в одном из питерских ночных клубов: Таня и Боб Джек, или, по-нашему, просто Сергей. Встретились и полюбили друг друга горячей, неземной любовью. Он тогда вкалывал в рекламе, она постигала мирную профессию технолога мороженого. Вполне возможно, что Таня стала бы великой мороженщицей, но судьба - в лице Боба - уготовила ей более приятную и великую миссию. Он предложил ей выйти за него замуж и заняться порнобизнесом: он - режиссер и продюсер, она - актриса. Она поверила этому невысокому, энергичному, сексуальному пареньку и согласилась. И дело пошло-поехало. Организовали студию Tanya Tanya Film. Сегодня Боб в порнобизнесе уже собаку съел. И не одну. И не только собаку. Здесь, в Барселоне, он тоже уже не новичок. В прошлом году его жена Таня была признана лучшей порноактрисой Восточной Европы.

- Слушай, - пытаюсь я его понять, - а вот то, что твою жену как бы, вроде бы... ну, другие мужчины...

- Ну и что? Это наша работа! Никакой ревности. Мы любим друг друга, и это - самое главное. А это такая же профессия, как профессия оперной певицы или учительницы. Ты же не будешь ревновать свою жену, врача-венеролога, если она будет трогать орган другого мужчины?

«Логично!» - подумал я.

- Я пришел к такому выводу, - продолжал Боб Джек, - если моя жена красива, ее красота должна служить всему человечеству.

Завидная филантропия, думаю я. Все бы так жили, не было бы войн.

- Со временем, конечно, я найду ей замену. Хотя такой, как она, нет. А мы думаем вскоре завести ребенка.

- Порнокино - прибыльное дело?

- На одном кино заработать трудно. Эксклюзивные права продать стоит от 500 до 5000 евро. А снять приличный полнометражный фильм стоит 10 - 15 тысяч евро. Вот и считай, сколько раз надо продать фильм, чтобы выйти на ноль. А зарабатываем на фильмы и на жизнь вот такими же шоу, как здесь. Только в меньших масштабах.

- А как можно стать твоим актером?

Он бегло окинул меня придирчивым взглядом профессионала.

- Кроме внешних и физических данных, надо быть предельно раскрепощенным.

Боб Джек обычно проводит испытание будущего актера публикой. Если тот сумеет без проблем удачно завершить секс с девушкой в квартире в присутствии шумной компании веселых людей, значит, годится.

- А то вот у меня сценарий есть, - предложил я. - Там один бомжеватый старичок, журналист известной газеты...

- Не надо старичка! - оборвал Боб Джек.

СПРАВКА «КП»

Прошедший фестиваль эротики FICEB в Барселоне посетили 58 тысяч человек. Заметьте, 30 процентов посетителей - женщины!

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Врач-сексолог, кандидат психологических наук Юрий Николаевич ЛЕВЧЕНКО:

- Сегодня порнография является достаточно эффективным средством для семейных пар, имеющих проблемы в сексуальной жизни. В мировой медицинской практике это средство давно уже прописывается пациентам. Так что говорить о том, нужно ли нам порно или не нужно, не имеет смысла. Оно предназначено для совместных просмотров с партнершей. Кроме того, порнографические фильмы зачастую являются учебниками. В сексе нет ничего запретного, если это доставляет радость обоим партнерам. Но многие об этом не знают. Любви надо учиться. А порно помогает преодолеть зажатость. А ведь именно половая безграмотность зачастую приводит к преждевременному прекращению половых отношений между супругами, а то и к развалу семей. Естественно, что порно должно быть в разумных дозах, чтобы не перейти в привычку. Так что эти фестивали, по сути, тоже необходимы, для того чтобы эту отрасль развивать, направлять. Другое дело, что в порно недопустимо насилие, секс с животными и детьми.

А как вы думаете: нужна ли нам порнуха? Звоните сегодня, 9 ноября, с 12 до 13 часов по телефону (495) 777-02-84, доб. 539. Пишите по адресу: meshkov@kp.ru

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также