2015-02-04T03:35:53+03:00

Самые яркие фильмы Московского фестиваля

29-й ММКФ в разгаре. Сегодня мы представляем наиболее интересные, спорные картины из разных его программ
Изменить размер текста:

ВНЕ КОНКУРСА

«Импорт/Экспорт» (Австрия)

Режиссер - Ульрих Зайдль

В ролях: Екатерина Рак, Мария Хофштаттер

Знаменитый австрийский документалист Ульрих Зайдль снял свой второй игровой фильм «Импорт/Экспорт». Первый, назывался «Собачья жара», был в нашем прокате и 6 лет назад отхватил Гран-при в Венеции. Новый фильм талантливейшего мастера, к сожалению, такой же удачей не назовешь. Хотя цели у картины благородные - раскрыть миру глаза на стыдливо скрываемую правду: низменные потребности Запада удовлетворяют несчастные выходцы с Востока.

В картине параллельно рассказываются две истории. Первая - о гордых сынах благополучной Австрии, отправившихся на Украину сбывать устаревшие автоматы с игрушками. Вторая - о молодой украинке, не вынесшей существования в своем захолустье и отправившейся в Австрию работать уборщицей в венском доме для престарелых.

Австрия в картине Зайдля - это холодный, бездушный ад. Украина - загаженное отхожее место, где в кромешной безнадеге маются дикари - на лицо ужасные, но добрые внутри люди. Не отличающиеся ни умом, ни вкусом (героиня-блондинка щеголяет в 30-градусный холод в кожаных шортах, сверкая голыми ляжками) и за несколько лишних долларов готовые голыми стать нараскоряку под прицел интернет-камеры. Не стерпев подобного унижения, героиня украинской новеллы Ольга отправляется в Вену, где принимается стирать грязное белье пациентов тамошней богадельни.

Герой же австрийской новеллы, приехав в Ужгород, «снимает» 19-летнюю украинку и с целью продемонстрировать сыну, на что готов человек ради денег, заставляет ее стать голой на четвереньки и совершать много всяких разностей, о которых мы из благопристойности здесь умолчим. Зайдль работает документальным методом, подолгу изучая материал и погружая актеров-непрофессионалов в реальную среду. У меня нет сомнений, что реальность импорта/экспорта восточноевропейских женщин еще хуже. Только в новой картине обыкновенно умный и тонкий Зайдль, увы, и сам становится на позицию тупого австрийца, изгаляющегося над несчастной украинкой.

ДОКУМЕНТАЛЬНОЕ КИНО

«Красный Элвис» (Германия)

Режиссер - Леопольд Грюн

В странах соцлагеря имелся, оказывается, свой «Красный Элвис». Так называется документалка о Дине Риде - певце и киноактере, ныне уже подзабытом и в нашей стране. На Западе же его просто никогда и не знали. Фильм рисует Рида политическим идеалистом, перебравшимся из США в ГДР в поисках утопического рая, которым для него был социализм. При этом Дин Рид никогда не отказывался от американского гражданства и потому в отличие от других жителей ГДР мог свободно перемещаться по миру в свое удовольствие, а не сидеть, как прикованный, за Берлинской стеной. Объездив с концертами 32 страны (главным образом, социалистические и развивающиеся), он везде вещал в телеинтервью о необходимости стены в центре Берлина, отделявшей социалистическую добродетель от капиталистического порока. В 1986 году жизнь этого загадочного персонажа неожиданно подошла к концу: в самом начале перестройки трубадур социалистического образа жизни то ли сам утонул в озере в Восточном Берлине, то ли ему помогли это сделать спецслужбы.

КОНКУРС

«Парк» (Китай)

Режиссер - Инь Личуань

В ролях: Вонг Дешунь, Ли Дзя

Отец (мать, младший брат, племянник) из глубокой деревни приезжает в незваные гости к дочери (сыну, дяде, старшему брату). Дочь (по профессии телеведущая, фотохудожница, актриса) давно живет городской жизнью и, несмотря на вековые традиции, носит майки Келвина Кляйна (умеет стучать на лэптопе, одинаково увлеченно смотрит порнуху и Андрея Тарковского, живет половой жизнью без священных уз брака). Что, понятно, не может не раздражать воспитанного на других идеалах и в другое время родственника. С другой стороны, городского жителя не может не угнетать манера не чужого, но и не близкого уже ему человека по-деревенски накрывать телевизор салфеткой (высказывать по всякому поводу глупое свое мнение, ставить на обеденный стол вонючие кроссовки). Потому между ними быстро возникает отчуждение, и в финале они либо разъезжаются, возвращаясь к самозабвенной любви друг друга на расстоянии, либо притираются как-то друг к другу - единственно по причине сентиментальности авторов.

С историей о пожилом дядьке - отставном учителе и военном, - приехавшем изводить нотациями свою по-китайски скромно пьющую и гулящую дочь да так и не сумевшего подмять под себя реалии современной городской жизни (последней каплей в чаше терпения стало, как водится, ограбление, а также столкновение с парочкой геев в сортире), примиряет прежде всего ее контекст - социальный и демографический.

Отец пытается выдать свою «немолодую» (30-летнюю) дочь замуж в процессе регулярных прогулок по парку, где собираются другие озабоченные личной жизнью своих детей пенсионеры. Радио в машине тут же выдает информацию о том, какой небывалый процент китайцев, вовлеченных в капиталистическое строительство, находит свое семейное счастье благодаря институту сватовства: самим-то им некогда.

 
Читайте также