2018-04-02T12:43:31+03:00

Пятеро сельских уголовников побили целую дивизию

Наши корреспонденты попытались разобраться, почему шпана на Дальнем Востоке оказывается сильнее армейских частей
Поделиться:
Комментарии: comments108
Получается, шлагбаум на КПП части - от добрых людей?! Ведь криминал спокойно проникает в военные городки.Получается, шлагбаум на КПП части - от добрых людей?! Ведь криминал спокойно проникает в военные городки.
Изменить размер текста:

Спасайся кто может!

Нынешним летом пулеметно-артиллерийская дивизия Дальневосточного военного округа (место дислокации - село Сергеевка Приморского края) была взята противником практически без боя. Дело было воскресным вечером, и «противнику» - местным жителям молодого возраста, судя по всему, делать было нечего.

Молодые люди выпивали, курили коноплю, выясняли друг у друга, кто кого уважает. Как водится, жестоко передрались. Все шло как обычно. Если не считать, что в тот день мордобой вырвался из дома на улицу, и одного из «гулявших» средь бела дня принародно забили насмерть. Проломили голову, отвезли на заброшенную ферму и вернулись в село. Вернее, в военный городок, где за дырявым забором и КПП в пятиэтажках - домах офицерского состава - живут военнослужащие и члены их семей.

Забрели в гарнизонный магазин для дозаправки. Схлестнулись с теткой, дали бедной по лбу. Передислоцировались на скамеечку напротив центрального КПП. Шел мимо пацан - «угостили» промеж глаз и его.

Дежурный на КПП как ослеп, не замечал ничего.

Кто-то из прохожих попытался припугнуть шайку командиром дивизии. «Командир твой х... с бугра, я тут «король» Сергеевки!» - заржал в ответ местный пахан.

Зашли к знакомым прапорщикам. Посидели, побазарили. Видимо, гражданские превзошли военных в силе и натиске, потому что прапоры спасались кто как мог. Один сиганул на улицу через окно. Хорошо, что квартирка на первом этаже...

Опять отправились в магазин. Там стоял у прилавка капитан Григорьев (помощник начальника службы ракетно-артиллерийского вооружения дивизии). Шпана тут же к нему прицепилась, тот ответил и немедленно получил «в пятак».

Сколько времени и какими дворами местные гоняли бедолагу Григорьева, точно не сказать.

Начальник автомобильной службы дивизии подполковник Куват Файзалиев вышел из дома прогуляться с женой Зульфией и дочкой-первоклассницей. Вышли из подъезда. Поздоровались с двумя офицерами.

- И тут выходит из подъезда весь избитый капитан Григорьев. А за ним трое, - вспоминает подполковник Файзалиев. - Я к своим: мол, ребята, мы же офицеры, почему такое позволяем? Капитана побили. Тут главный этой местной шантрапы подходит ко мне. «Щас, - говорит, - я тебя успокою». И бьет кулаком мне прямо в висок. Я - к нему. Схватились.

Ну, в общем, он меня завалил. Жена в истерике, дочка плачет. А офицеры наблюдают со стороны.

Серия легких побед вскружила головы местному населению. Сели в машину, поехали кататься. Гарнизон попрятался по квартирам.

...В общем, в тот погожий июньский воскресный вечер Сергеевская дивизия 5-й общевойсковой армии Дальневосточного военного округа сдалась. И кому?! Пятерым сельским отморозкам - ранее судимым, пьяницам, наркоманам.

Невидимый враг

Начальник инженерной службы полка особого назначения подполковник Сергей Смирнов считает, что главный враг нашей армии - горе-командиры.

- Чего сегодня больше всего на свете боится офицер-контрактник? - митингует Смирнов. - Потерять денежные надбавки! Так и меня лишили. Я не согласился, написал в прокуратуру, доказал, что прав, и теперь - «неадекватный».

У Смирнова истек срок контракта, новый с ним не подписали, и он сейчас получает гроши. Его пример - другим наука, все молчат. Даже когда очень хочется спросить: почему обделили? Или почему, к примеру, начальник службы майор Г. делает бизнес на перепродаже иномарок, совсем не появляясь в полку? Почему замкомбата майор К. получает свою зарплату, а службу за него несут другие? Почему, оформляя личный состав на выход в район учений, солдатиков реально отправляют совсем по другому маршруту - к корейцу-частнику на уборку картошки?

Разложившуюся изнутри дивизию легко взяли снаружи.

Общак и армия едины

Июньский позор скрывали как могли. Для начала командиру дивизии генерал-майору Александру Петрову подчиненные представили рапорт с информацией о заявлениях в милицию пострадавших от побоев военнослужащих. Туда обратились трое - подполковник Файзалиев, капитаны Григорьев и Шаган. Избитых прапорщиков вместе с их синяками и ссадинами срочно передислоцировали по другим воинским частям.

Командующий 5-й армией генерал Анатолий Сидоров собрал в Уссурийске военный совет с единственным вопросом для обсуждения - обстановка вокруг мест дислокации воинских частей. Сергеевское побоище послужило поводом.

Совершенно секретный армейский совет поднял широкий круг проблем - от морально-боевого духа Сухопутных войск до денежного довольствия воинов-профессионалов. Оказывается, военных не только бьют. Своим законным заработком защитники Отечества - и рядовые, и офицеры - вынуждены делиться с... местными воровскими общаками.

Военачальники признали, что вымогательство денег у контрактников, неуставные отношения с гражданскими лицами (совместные пьянки, драки), как зараза, поразили не только Сергеевку. От несознательного местного населения страдают части, расквартированные в Лесозаводске, Дальнереченске, Раздольном, Бикине. Сельская «мафия» подбиралась даже к элитной 83-й бригаде ВДВ в Уссурийске. Но комбриг-молодец происки вымогателей пресек на корню.

Посторонним лицам об этой изнанке Вооруженных сил никогда не рассказывают. Но об этом знают близкие солдат. У жительницы Владивостока Татьяны С. брат служит на окраине Хабаровска в мотострелковом полку.

- В день выдачи денег, - рассказала она, - местные рэкетиры ставят своего «контролера» к воинскому банкомату, и этот «контролер» собирает с бойцов деньги. Говорит, в интересах их же, военнослужащих, безопасности.

А вот письмо матери солдата, проходящего службу по контракту в городе Бикин, в общественную организацию «Родители военнослужащих Приморья»: «В апреле 2007 г. сын позвонил домой и сообщил, что прячется в сопках, так как его жизни угрожает опасность. Я поехала в часть и на месте выяснила: криминал Бикина поставил его на счетчик. Он должен внести в кассу общака 20 тыс. рублей. Около 15 тыс. он уже занял у ребят роты, чтобы откупиться. Банковской карточки на руках сын не имеет, так как она находится где-то в руках криминальной структуры города. Наша семья (я - учитель в школе, муж - инвалид по здоровью) смогла собрать определенную сумму денег. Отвезли ее в в/ч, сдали командиру батальона, чтобы погасить долги роте.

В июне сын самовольно оставил часть и прибыл домой. Его предупредили, что он должен в казну общака около 30 тыс. рублей, т. к. в части была зарплата, а он не собрал дань. Если не внесет деньги, расплата будет действенной.

Так как его жизни угрожает опасность, я не могу отправить его в часть. А мне он заявляет: «Мама, я лучше сам повешусь, чем они из меня сделают инвалида».

Мальчиш-Плохиш и «военная тайна»

То, о чем мы пишем, конечно же, ужасная «военная тайна». Но только не для таких, как «король» Сергеевки 32-летний Руслан Кобец.

Ранее судимый за кражи, драки и хулиганство, причем столько раз, что даже милиция не может назвать единой цифры (то ли 7 раз, то ли 3), с 15 лет по тюрьмам и зонам, ныне Руслан Кобец - свободный гражданин, предводитель сельской шпаны, в том числе и в вечер гарнизонного побоища.

Кобец живет в военном городке в офицерской квартире, откуда, как ни стараются, его никак не могут выселить. Нигде не работает. Ездит по парадной аллее военного городка мимо командиров на приличной по здешним меркам иномарке. Мы сидим с ним на лавочке, и он говорит:

- Кто вам такое сказал, что я вымогатель? Да я столько солдат защитил! Это командиры деньги с них собирают. А в конце концов все ко мне за помощью идут, потому что знают, что живет в Сергеевке такой Руслан. В милицию, прокуратуру не обращаются, все - ко мне.

Назавтра Кобец привел на встречу с прессой бойцов-контрактников ремонтной роты мотострелкового полка. И поведали нам бойцы еще одну страшную «военную тайну».

- Был, - говорят, - у нас ротный - капитан Евгений С. Вымогал деньги у всех подряд. Мы же не срочники, а воины-профессионалы, нам положены выходные - суббота и воскресенье. Едешь домой к родным, возвращаешься в часть. Ротный требует 3 тысячи рублей, типа был в самоволке - откупайся. Или покупай на ту же сумму хозтовары.

- Я один раз отказался платить, - поделился сержант В., - и был уволен за невыполнение условий контракта со стороны военнослужащего.

Наконец, терпение роты лопнуло, и солдаты обратились в военную прокуратуру с коллективным заявлением на С. С того времени минул месяц.

- По вымогательству? Да, было обращение, - подтвердила прокуратура. - Идет расследование.

И - гудки.

Пока проверяются факты, бывший капитан С. получил... повышение: переведен в соседний полк начальником бронетанковой службы.

Лучше не связываться?

Когда она началась, эта повальная армейская деградация? Грозили и грозим иностранной военщине, а на местах боимся уголовников и их прилипал.

В маленькой Сергеевке живет Большой Страх. Фамилию Кобец гражданские и военные лица произносят с трепетом. Из всех, с кем говорили, только два человека называют главного сельского пахана пренебрежительно - жулик. Эти двое - начальник подразделения ФСБ и участковый милиционер.

И не то чтобы после гарнизонного побоища здешний участковый Сергей Литвинов сидел без работы, но все побитые офицеры свои заявления из милиции забрали. Единственный, кто собирается привлечь своих обидчиков к ответственности, - избитый капитан Михаил Шаган.

- Кобец просил меня забрать заявление. Обещал, если заберу, оплатить лечение, - грустно усмехается разведчик. - Не дождется.

Подполковник Файзалиев тоже хотел идти до конца. Но родственники и знакомые одолели: «А ты о жене и дочке подумал? Об их безопасности?» И забрал Куват свое заявление. Мечтает сейчас перевестись куда угодно, лишь бы отсюда подальше.

Подполковник рассказывал нам свою невеселую историю в уютном штабном кабинете и при свидетелях. Врио командира дивизии полковник Евгений Тубол и замкомдива по тылу полковник Олег Карпов слушали потерпевшего зачарованно, как в первый раз. Послушав рассказ, попили с прессой чайку. Говорили оба полковника все больше о высоком. О воинском Уставе, правах и обязанностях, об ответственности командиров за происходящее. По всему выходило, что командование пулеметно-артиллерийской дивизии отдает эту ответственность обществу в целом. И снова без боя.

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

Беззащитные защитники

Это уже как новый знак нашего капиталистического времени - бандитский кулачный и финансовый терроризм все чаще и наглее проникает в армейские части, которые переходят на контракт. Ведь там солдаты и сержанты получают от 7 до 15 тысяч в месяц - есть что у них отнимать. Ворье и рвется туда, где крутятся немалые деньги. И боец-контрактник оказывается окруженным с двух сторон: деньги вымогают не только местные пацаны-уголовники, но и свои же командиры. Выходит, что между ними нет разницы...

Но если преступники, «крышующие» контрактников, хоть как-то пытаются защитить своих «подопечных» от офицерских поборов, то офицеры-взяточники уже не в силах защитить ни своих солдат, ни себя. А что тогда говорить о защите Родины?

Если местный главарь на иномарке внаглую катается по тротурам полка, то это уже не боевая часть, а немощный вооруженный колхоз. Не удивлюсь, если в той же Сергеевке «братва» скоро будет начищать башмаки бархатом Боевого знамени под смиренным взором личного состава.

Милиционеры и контрразведчики, похоже, тоже бессильны. Наверное, и им надо отстегивать из солдатского кармана - за безопасность. Если армия не сможет вытравить из своих рядов мздоимцев, а заодно - надавать по зубам вороватой шпане и отбить у нее охоту поднимать руку на человека в погонах, такую армию нельзя допускать даже к охране выгребной ямы, а не то что Отечества.

Виктор БАРАНЕЦ, военный обозреватель «КП»

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также