Общество

Кому доверить детей - священнику или атеисту?

На прошлой неделе ученые потребовали от президента оградить общество от «активного проникновения православной церкви во все сферы общественной жизни».

На прошлой неделе 10 академиков РАН (в т. ч. нобелевские лауреаты Виталий Гинзбург и Жорес Алферов) обратились с открытым письмом к Владимиру Путину. Ученые потребовали от президента оградить общество от «активного проникновения православной церкви во все сферы общественной жизни». Ученые протестуют против введения в школах «Основ православной культуры».

Представители РПЦ ответили не менее резко, напомнив, что в истории страны уже была ситуация, когда антирелигиозная деятельность большевиков-атеистов привела к кровавой бойне.

Страсти накалились. Самые экстремальные атеисты уже требуют «запретить религию вовсе». А радикалы-христиане грозят то же самое сотворить с Академией наук.

Боясь, что дело дойдет до греха, «Комсомолка» решила выступить миротворцем. Мы пригласили в редакцию ученых и православных деятелей, чтобы они попытались найти хоть какой-нибудь компромисс между атеизмом и религией.

Академик Эдуард КРУГЛЯКОВ:

- Идея обращения к президенту возникла давно. Многих в обществе настораживает растущее влияние церкви. Вспомним историю с школьницей из Петербурга, которая через суд пыталась запретить преподавание теории Дарвина в школах, доказывая, что человек не произошел от обезьяны, а создан Богом. Наш патриарх Алексий II прокомментировал те события в духе, мол, кто как хочет, пусть так и считает. И это не единичный случай.

Церковь постепенно вторгается во многие области жизни общества. Сегодня уже в 12 регионах страны введен предмет «Основы православной культуры». А что там преподают на самом деле? «Основы культуры» или все-таки «Закон Божий»?

Потом церковь попыталась внедриться в Высшую аттестационную комиссию, чтобы протолкнуть «новую научную дисциплину - теологию». Проект не прошел, потому что противоречит Конституции страны. Священники протестуют, утверждая, что во всем мире теология включена в программу университетов. Но это не совсем так. Есть, например, католические университеты, в которых теология существует. Но есть государственные вузы, где теологии нет.

Кирилл ФРОЛОВ, председатель московского «Союза православных граждан»): - В «Письме 10-ти» явная ложь. Якобы курс Русской православной церкви на взаимодействие с обществом и государством ведет к развалу страны. Но РПЦ - единственная нерасчлененная структура на постсоветском пространстве! А еще вспомните недавнее воссоединения Русской и Зарубежной православных церквей. Получается этакое всемирное «общество дружбы с Россией». Это колоссальная помощь нашей стране, особенно в контексте русофобии некоторых западных держав. И на этом фоне бить по церкви - это значит ударить по интересам России.

Если письмо уважаемых академиков будет поддержано президентом, то не исключено, что появятся запреты на профессии. К примеру, человек, работающий в государственном аппарате, будет уличен в том, что он православный христианин, и его попросят уволиться. Мол, государство-то у нас светское.

Валерий КУВАКИН, доктор философских наук, профессор МГУ, главный редактор журнала «Здравый смысл»: - Церковь утверждает, что за «Письмом 10-ти» стоят некие политические силы. Можете назвать их?

ФРОЛОВ: - Министерство образования.

КУВАКИН: - А разве это политическая сила?

ФРОЛОВ: - Это общественно-политическая сила. И еще господа Глазычев и Коваленко из Общественной палаты. Последний вообще заявил, что Русскую православную церковь надо закрыть.

КУВАКИН: - Странно. Я ни одного слова против церкви не слышал ни от министра образования Фурсенко, ни от других чиновников.

ФРОЛОВ: - А я слышал. Например, против введения в школах «Основ православной