2018-04-02T12:44:52+03:00

Основатель финансовой пирамиды «Хопер-Инвест» Лев КОНСТАНТИНОВ: Я привык разорять...

Корреспондент «КП» отыскала в Израиле беглого бизнесмена, который уверяет, что живет на 400 долларов в месяц
Поделиться:
Комментарии: comments50
Изменить размер текста:

Когда-то Лев Константинов был миллиардером. Только по официальным данным, «Хопер-Инвест» присвоил 2 млрд. недономинированных рублей вкладчиков. Уже 11 лет Константинов скрывается от нашего правосудия в Израиле. Он больше не занимается бизнесом, а пишет книгу и метит чуть ли не в нобелевские лауреаты.

На встречу Константинов пришел пешком в изрядно поношенной футболке и растянутых джинсах. Даже не верилось, что передо мной стоит создатель одной из крупнейших финансовых пирамид в России, который даже по собственному офису всегда ходил с кобурой.

Показать мне свое жилище бывший миллиардер отказался.

- Лена, вы ужаснетесь, увидев, как я живу. У меня кровать стоит в коридоре, - отшутился Константинов. - К тому же я непременно начну к вам приставать, так что ко мне идти не стоит.

В итоге общаться нам пришлось в кафе. Первой чашкой чая Лев меня угостил. Потом угостить пришлось мне. К моему великому удивлению, бывшему бизнесмену не хватило денег, чтобы расплатиться.

- На сегодня мой лимит исчерпан, - заметил Лев. - Я вам завтра верну.

- Что вы, не стоит, - улыбнулась я.

«Откроете холодильник - там мышь повесилась»

- Итак, Лев, как вам живется в Израиле? Чем занимаетесь?

- Когда я приехал в Израиль, было состояние жуткого страха. Призрак экстрадиции и тюремного насилия... Но сегодня, живя в Иерусалиме, я просто купаюсь в ощущении благодати. Уже 6 лет я пишу книгу, держу себя в жестких рамках - не завожу друзей. Не общаюсь с женщинами.

- А где и на что вы живете?

- Знакомые дали «угол». Откроете холодильник - там мышь повесилась. Мой рацион состоит из риса и овощей, на это уходит 150 долларов в месяц. Еще столько же трачу на кафе, потому что не могу работать дома. Около ста долларов «съедают» телефон и Интернет. В месяц укладываюсь менее чем в 400 баксов.

- Это деньги вкладчиков «Хопер-Инвеста»?

- Я не уезжал в Израиль с деньгами вкладчиков. У меня была накоплена некая сумма, которую я заработал еще до «Хопра». Это для меня принципиально.

- Не хотите упреков в том, что вы обобрали россиян?

- Не хочу. У каждого есть свои внутренние установки. Я никогда не пытался взять деньги у человека слабее себя. Одно дело - конкурент: «увидел, убил, закопал». Другое дело - обобрать слепого.

- В Израиле тоже пытались заниматься бизнесом?

- Я даже не входил в реку израильского бизнеса, а лишь опустил туда палец. Понял: не мое. В Израиле набрать хорошую команду - проблема. Заниматься тут бизнесом глупо. Для этого лучше сесть в самолет и улететь в Лондон. Но сегодня деньги меня не интересуют.

- Ходили слухи, что вы здесь работали охранником в отеле.

- Я понимаю ваше злорадство, когда вы рисуете себе историю моего обнищания. Но я не работал охранником. Меня бы просто не приняли в службу безопасности, потому что я не служил в израильской армии.

«Мы создали секту»

- Чья идея была создать «Хопер-Инвест»?

- Полностью моя. Уже через полтора года после армии я превратился в опытного капиталиста, создав крупную сеть магазинов в Волгограде. Когда тебе двадцать, важно понять, чего ты стоишь. Россия предлагала единственный канал для доказательства себя - деньги. И я себя доказал. Первый миллион долларов - в 21 год. Всего же на торговле я заработал примерно семь миллионов долларов. Однажды увидел рекламу «РДС» («Русский Дом Селенга» - первая финансовая пирамида в России. - Ред.). Сдал туда 200 рублей и понял: мне это нравится! В отношении «РДС» я построил целую структуру промышленного шпионажа. Внедрил туда людей, перекупил сотрудников. Кстати, «РДС» и «Хопер-Инвест» - единственные компании в России, жестко проповедовавшие корпоративный национализм.

- Это что значит?

- Огромное значение «Хопер-Инвест» придавал идеологии и патриотизму в компании. Я упорно и селективно подбирал команду. Тем, кто прошел экзамены и тесты, давали в первый месяц адскую нагрузку - 16-часовой рабочий день 7 раз в неделю. Человек справлялся - принимали на работу. Но только если он не был судим или не работал в прошлом в торговле. Мне нужны были люди, которым можно доверять. Мы наняли целый штаб историков и сектологов (от слова секта) и прорабатывали идеологию качественного превосходства над другими компаниями. Геральдика, ордена, униформа, вензеля, руны. «Хопер» должен был дать жизнь партии либо движению, но, к сожалению, погиб.

- Говорят, вы были просто зациклены на собственной безопасности.

- Это нормально. Я присутствовал во всех регионах, перекрывая кислород многим. Я вообще на тот момент привык конкурентов разорять, мало с чем считаясь. Личные охранники были в основном ребята из маленьких городов, которые имели за спиной множество уличных боев и умели драться до полной отключки. Было также много ребят, вернувшихся из Чечни с медалями. Ежемесячно в Москве устраивались бои без правил. Надо было увидеть, как кандидат на ринге проигрывает: не сломается ли боец психологически. Всего в подразделение личной охраны «Хопра» входили 70 человек.

- Я слышала, что у вас на службе были даже несколько генералов.

- Было. В Волгограде, когда начальник управления КГБ ушел в отставку, я его тут же взял к себе. Роскошное приобретение на уровне области. Ты становишься легитимен среди силовиков. Переезжая в Москву, я также нанял несколько генералов. Хорошие парни.

На деньги народа покупалась крупная недвижимость

- Почему вы, как многие олигархи, не занялись, например, «нефтянкой»?

- Во-первых, у Ходорковского, Невзлина, Абрамовича «нефтяное» образование. У меня юридическое. Во-вторых, они вкладывали деньги и интеллект в отношения с властью. Меня (и это основная моя ошибка) власть интересовала постольку поскольку. Я выстраивал всероссийскую структуру. 30% персонала в «Хопер-Инвесте» занимались контролем за деятельностью компании, включая прослушку зданий. А в итоге мощная компания была похоронена под первой политической атакой - заявлением Чубайса о неблагонадежности «Хопра». До этого «Хопер-Инвест» регулярно, без единого перебоя выплачивал деньги.

- На что тратились деньги вкладчиков?

- В основном на пищевые объекты, продовольственные базы, магазины, покупку крупной московской и питерской недвижимости. В Москве мы владели 51% акций Дома моделей «Кузнецкий мост» и зданием площадью 12 - 14 тысяч кв. метров в пределах Садового кольца. Под Питером нам принадлежал мотель «Кемпинг-Ольгино». Де-факто мы имели контрольный пакет Гостиного двора, Центр фирменной торговли. Продав сейчас хотя бы один из этих объектов, можно было бы полностью погасить долги перед вкладчиками.

- Так куда же делись эти активы?

- Все разворовано и перепродано. Но лучше с этим вопросом обратиться к следствию, так как они сразу наложили арест на все имущество компании, и ничего не могло быть продано и переписано без их ведома. Ко мне с юридической точки зрения не могут быть предъявлены никакие претензии. Именно поэтому Следственный комитет отказывается передать материалы уголовного дела в Израиль.

- Несколько лет назад сообщалось, что документы переданы и Израиль даже готов вас выдать.

- По финансовым преступлениям Израиль не выдает своих граждан и требует передать документы для рассмотрения в местном суде. Если бы Россия передала документы, то суд обязательно бы состоялся.

- Осталась ли у вас какая-то собственность в России?

- У меня даже квартиры своей не было. Квартира в Волгограде принадлежала родителям. Квартира в Москве - Тагиру Аббазову (родственник и партнер по бизнесу. - Ред.). Обыкновенная рядовая квартира.

- Но почему вы не покупали личную недвижимость, виллы и яхты, деньги ведь позволяли? Неужели у вас был только «Роллс-Ройс»?

- «Роллс-Ройс» я купил только потому, что это была первая бронированная машина, которая мне попалась на выставке. Я не уделяю внимания комфорту. Хотя как руководитель компании я одевался в костюмы за тысячу долларов. Но дома меня всегда устраивали джинсы и майка.

- А где вы сейчас одеваетесь?

- Почти нигде. Редко на рынке. За последние три года мой гардероб не пополнился ни одной вещью дороже пяти долларов.

- Странно получается: вы такой умный и предприимчивый, создали по сути уникальную компанию, и вдруг гол как сокол...

- Мое мировоззрение резко изменилось, после того как я фактически полгода прожил в онкологическом отделении больницы, где лежала моя мать с последней стадией рака. Когда ты полгода не видишь ничего, кроме страдания и надежды, которой не суждено сбыться, твоя шкала ценностей начинает меняться. Я похоронил мать на православном кладбище Иерусалима. Туда я прихожу от одного до семи раз в неделю.

- Почему ваша мама не уехала с вами и оказалась в тюрьме?

- Следователь сказал мне открытым текстом, что если я не уеду, то меня посадят. О маме речи не шло, хотя она тоже могла легко уехать. Но мама была человеком принципиальным. Она начала забрасывать МВД жалобами на то, что активы, которые принадлежат вкладчикам «Хопер-Инвеста», растаскиваются следствием. После этого моя мать была помещена в СИЗО, а в СМИ стала выдаваться информация, что компанию основала и руководила ею Лия Львовна. Легенды следствия. Если бы не ее сопротивление происходившему, ее бы не посадили.

«Я планирую поделиться прибылью с вкладчиками»

- На ваш взгляд, в чем секрет успеха «Хопра»?

- Полагаю, дело в генетике. Я с детства всегда и во многом доминировал. И если я сегодня пришел в литературу, это значит, что я и тут буду доминировать через пять-шесть лет.

- О чем будет ваша книга?

- Как заработать миллиард за три года, из каких кирпичей строить корпоративную идеологию. Но это первая цель книги. Вторая - отговорить 90% людей, которые сегодня идут в бизнес, этим заниматься.

- Какие дальнейшие планы на жизнь?

- Заканчиваю книгу и улетаю.

- Куда направитесь?

- Как вариант Нью-Йорк, Лондон, Архангельск.

- Архангельск? Но ведь на Родине, если вернетесь, вас посадят.

- Если бы удалось договориться с российским МВД, что я буду отбывать срок в Архангельске, я бы рассматривал этот вариант. Там я провел юность. А выйду - подамся в губернаторы.

- Что-то с трудом верится, что вам хочется посидеть в тюрьме. Стоило тогда убегать в Израиль?

- Раньше я считал тюрьму потерей времени, но это может быть сбором материала для следующей книги.

- Хотите что-то передать вкладчикам?

- Я благодарен, что они выбрали мою компанию. Я чувствую себя виноватым в том, что не понял до конца правил игры в России. Получить деньги от активов «Хопра» уже нереально, они разграблены. И тем не менее, если у кого-то еще остались документы «Хопра», я бы не советовал от них избавляться. Если гонорары от книги будут велики, то я создам фонд для выплат вкладчикам 50 процентов от моей прибыли. Просить у вкладчиков прощения? Прошу...

ОФИЦИАЛЬНО

В каком состоянии находится сейчас уголовное дело Льва Константинова, в правоохранительных органах ответить с ходу не смогли. «Скорее всего, оно пылится в архивах и закрыто в связи с розыском», - пояснили нам на условиях анонимности. А на вопрос: «Куда делись активы «Хопер-Инвеста», которые покупались на деньги вкладчиков?» - ответили:

- Скорее всего, за создателями пирамид стояли гораздо более серьезные люди, которые открывали банковские счета и уводили деньги в оффшоры, - заметил наш источник. - Версия, что активы разворовало следствие, малоправдоподобны. Все дела такого уровня находились на контроле у Генпрокуратуры, и она следила за тем, чтобы закон нигде не нарушался и ни один адвокат не смог обвинить следствие в подтасовке фактов.

СПРАВКА «КП»

«Хопер-Инвест» возник в 1992 году в Волгограде и являлся семейной структурой. Его создатели - Лев Константинов и его мать Лия, а также родственник Тагир Аббазов и партнер по бизнесу Олег Суздальцев. Компания имела 72 филиала в регионах, ее вкладчиками были 4 млн. человек. В 1995 году на «Хопер» завели уголовное дело. Лев Константинов и Тагир Аббазов сбежали в Израиль. Лия Константинова была осуждена на 8 лет. Но на момент вынесения приговора она уже 4 года отсидела в СИЗО, и ее выпустили досрочно. Суздальцеву дали 4 года.

ВЗГЛЯД С ШЕСТОГО ЭТАЖА

В середине 90-х россияне с особой жадностью рвались к «легким» деньгам. Был спрос - появилось и предложение. Как из- под земли выросли мавроди, константиновы... Люди пачками тащили им деньги, а куда они потом делись, до сих пор никто сказать не может. «Следствие украло, у нас ничего не осталось», - разводят руками создатели пирамид. Все они, как один, уверяют, что ни в чем не виноваты. Мол, белые мы и пушистые. «Что вы верите ворюгам, это они все присвоили!» - парирует следствие. Похоже, вкладчики так никогда и не узнают правды. Бесспорно лишь то, что финансовые пирамиды работали под прикрытием чиновников и с их же молчаливого согласия потом разворовывались.

Извлекли ли мы из этого хоть какой-то урок? Вряд ли. Большинство вкладчиков видят свою ошибку не в том, что поверили в финансовые пирамиды, а в том, что поздно принесли туда деньги. Ведь кто успел, тот и съел. Первые вкладчики действительно получали по 400 - 700% годовых. Появись сегодня на каждом столбе подобные «выгодные» объявления, народ бы вновь доверчиво потащил в непонятные структуры свои сбережения. По сути мы с вами такие же буратины, готовые отдать последние гроши в надежде, что из них вырастет денежное дерево. Жаль, что сказки мы читаем только в детстве, и с возрастом мораль их забываем.

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Елена КРИВЯКИНА

 
Читайте также