2018-02-21T17:36:05+03:00

Ольга КУЖЕЛА: «Тренер меня доводила до истерик»

На вопросы читателей «КП» отвечала олимпийская чемпионка Пекина - 2008 в синхронном плавании [детские фото]
Поделиться:
Комментарии: comments3
Изменить размер текста:

- Здравствуйте, меня зовут Геннадий. А как вы на такое продолжительное время задерживаете воздух под водой? Это не вредно?

- Конечно, это не может быть полезно, когда человек задыхается круглые сутки. У нас идет тренировка с самого детства. Приходит ребенок на синхронное плавание, его тут же учат задерживать дыхание. Не на время, а на продолжительность проплыва. Маленькая была, проплывала 25 метров под водой. Сейчас спокойно могу проплыть 75 метров, без единого глотка воздуха. У нас некоторые девочки в команде около 5 минут могут просидеть.

Если просто сидеть под водой, ничего не делать, то это не вредно. А у нас в программе идет несколько задержек дыхания. Не длительных, а на короткий срок, но часто. И дыхание сбивается. Потом может болеть голова, можно потерять сознание. За этим тренеры очень следят. Если вы смотрели олимпийские игры, видели может, японка одна пошла ко дну.

- С вами такого не случалось?- Я к себе бережливая (улыбается). С детства всегда боялась, что со мной может такое произойти. Поэтому я лучше раньше вынырну.

- И еще один вопрос, который волнует многих моих знакомых - от воды не рвет?- Нет, от воды не рвет. Рвет от воспоминаний о тренировках. На отдыхе даже не хотелось плавать. Два года последних на море была, ни разу в воду не зашла. Не тянет.

- Меня зовут Алексей. Оля расскажите, как вы начинали…

- С плавания в бассейне «Дельфин». У меня мама пловчиха, мастер спорта. Она хотела, чтобы я пошла по ее стопам. А я в 7 лет уже сама научилась плавать. Когда пришла на тренировки, никто из детей плавать не умел. И я даже сейчас помню, что мне было ужасно неинтересно. Давали задание, я проплывала самая первая, стояла и думала про других детей, «типа»: «ну, что они не плывут?».

И как-то раз мы шли мимо университета Лесгафта. Мама говорит:

- Тут синхронным плаванием занимаются. - Я спрашиваю:

- А чо эт такое?

- Ну, там под музыку ногами машут. - Я говорю:

- Не хочу, что ты какую-то «фигню» придумала мама. - Она все равно заставила, давай, мол, просто посмотрим: отбор пройдешь - не пройдешь. А тогда отбор жесткий был. Из 20 девочек взяли только трех. И меня в том числе. Меня это так раззадорило. Стала заниматься, и нравилось мне больше, чем на плавании. Во-первых, одни девочки, общение и все такое. Во-вторых, мы все изначально ничего не умели. Нас учили, было интересно, весело, кто лучше, кто быстрее научится.

- Когда поняли, что все это не шуточки, а тяжелый труд?- 3 года я тренировалась у Светланы Олеговны Абраменко. А главная в городе тогда была Марина Владимировна Ильина, сейчас она Николаева. Она меня в один момент просто к себе перевела. А у нее только старшие девочки были. И группа маленькая, пять человек. Как только я к ним попала, я поняла, что все это не игрушечки. И побеситься теперь не получится. Я плавала на их уровне. Хотя была самая маленькая. Мама даже вспоминает, я домой прихожу: «Мам, все. Я больше не могу». Мама мне помогала, уроки делала. Видела, что я очень устою. - Не было желания закончить?- Нет, тренер в меня вложила дух, жизнь, волю к победе, силу воли.

- Добрый день. Ирина меня зовут. У меня ребенок, девочка, я хотела, чтобы она занималась синхронным плаванием.

- Сколько вашей девочке лет?

- Восемь.

- Она у вас высокая, худенькая?

- Худенькая, рост 135 см. И я не очень высокая.

- Рост не очень важен. Она у вас плавучая, гибкость у нее как?- Гибкость средняя, а вот плавучесть, как бы сказать… мы плавать пока не умеем, но в бассейн рвемся.

- На самом деле в ближайшее время я бы хотела открыть свою школу в Санкт-Петербурге. Можете привести ее ко мне. Но если не дождетесь, пока я открою «свое», можете привести ее в секцию, у нас в городе есть. Могу вам дать телефон одного тренера…

- Спасибо большое!

- Приходите, для девочки это очень хороший вид спорта. Дает многое. Грацию, гибкость и особенно координацию. Включает в себя и плавание, и музыку, и танцы.

- Оля, расскажите подробнее, что за школа? Давно идея родилась?

- Давно. Маленькая была уже думала об этом. На протяжении всех лет, что я живу в Москве, никто из Петербурга даже близко не подошел хотя бы к юношеской сборной. Если я уйду, тылов для Питера не останется. Поэтому мне хотелось бы вырастить девочек, которые меня заменят. Ни одна, ни две, а много. У нас тренеры-то неплохие. Надо посмотреть свежим взглядом, как у нас все построено здесь в Питере, что не так, почему не поставляют спортсменов.

- А как же карьера?

- Еще не решила, сейчас отдохну и подумаю. - А можно попытаться совместить и школу свою, и тренировки?

- Если я останусь в спорте, активно тренировать не получится. Я так не хочу.

- Почему колеблетесь, сил не осталось, неужели не хочется завоевать вторую золотую медаль Олимпиады?

- Физические силы есть, а моральных практически нет.

- Насколько это тяжелый вид спорта?

- Вы даже не догадываетесь. Опишу вам один день из нашей жизни. Не самый сложный. Город Раменское. 50-метровый бассейн, полбассейна наши для «синхронисток». В 7 утра подъем, легкий завтрак. Потом гимнастический зал. Разминка. Следом сухая тренировка: все то же самое, что делаете в воде, делаете на суше под счет. Это важно, чтобы мы слышали друг друга. Под водой-то не так все видно, а тут все линии прослеживаются. Устают и плечи, и руки и мозг!

После этого переодеваешься, идешь на воду в 10 утра. Плаваешь плавательную подготовку. Тренер дает задания: скоростные, дыхательные, под водой, над водой. После этого, измученный, надеваешь на себя грузы: на ноги или на пояс. И начинаешь делать элементы в воде под стук, с этими дебильными грузами. Сил уже и так нет, а тут еще хотят усложнить.

Я уже не говорю, что при этом при всем, ты каждую минуту слушаешь, какой ты идиот, какой ты псих, какая ты с.ка, извините. И как все ты «хреново» делаешь, и все тебя обыграют. Потом мы переходим на музыку и делаем уже программу под музыку. Часа три репетируем. Выйти можно только в туалет. Если тренеру что-то не нравится, заставляет идти на «прогон». А ведь это тоже самое, что марафонцу пробежать его марафон. А мы делаем в наказание. Это значит полностью свою программу сделать: бешеная концентрация сил. Если тренеру не понравится, то заставляет еще раз делать «прогон».

Идешь на обед. А есть хочется страшно! После обеда сон 2 часа, в пять часов опять тренировка до десяти вечера. С дуэтом уже репетируем под музыку.

И не забывайте, что каждую минуту тебе напоминают криками, что ты все прос.ешь, что ты полный «отстой», г.вно, ж.па, что у тебя жир висит. Вот такие оскорбления. Когда ты маленький, не так воспринимаешь. Когда взрослый, тебе достаточно просто указать на ошибку. А на нас орут, ругаются. К тому же я из Петербурга, а у тренера моего ассоциации какие-то плохие с нашим городом, поэтому отношение не такое, как к остальным девочкам, и как хотелось бы. До истерик меня доводит. Хочется бросить все к черту. А ты же всю жизнь пахал, а тут из-за какой-то «тренерши» все пойдет насмарку.

И так 5 дней подряд. На шестой день выходной. Хорошо еще, если сбор в Подмосковье. Можно хоть с друзьями и близкими увидится. А если заграницей, это вообще мрак. И потом это женский коллектив.

- Тяжело в нем?

- От людей зависит. У нас все идет от главного тренера - Покровской Татьяны Николаевны. Она конечно очень хорошая, она нас к результату приводит, мы ее очень уважаем. Но с ней невероятно тяжело работать. Поэтому вся команда очень сильно устала. Я считаю, что так работать нельзя.

- А команда дружная?

- Да, девчонки мне как сестры. Я могу позвонить любой, всегда мне помогут. Друг за друга горой. А тренер - особнячком. Я может обиженная. Просто мне много лет попадало за то, что я из Петербурга. Накипело. Теперь я доказала, что я лучшая, что я смогла. Поэтому дальше я не знаю, нужно ли мне еще тратить свои нервы.

- Так может быть это правильно, если приносит результат?- Вот все так говорят. Поймите, я ее не «травлю», она действительно хороший тренер. Но у нее методика, которую никто терпеть не может. Это невозможно терпеть, привыкнуть. Я ни разу от нее не слышала, девочки вы такие молодцы, поздравляю. Конечно, она очень много работает. Ни один тренер в мире столько сил не отдает. Мы 5 часов сидим в воде, а она 5 часов на бортике. Но мы то молодые, а она в возрасте. Но я не согласна с ее методикой.

- В вашей школе будет по-другому?

- Такой же не буду. У тренера и спортсмена должен быть контакт. Меня мой первый тренер то же ругал, но я никогда не думала, что могу бросить синхронное плавание. А здесь человек никого из нас не любит. - Может, просто не показывает?

- За все эти годы можно было разок показать. Вот, в позапрошлом году. Она слишком уж разошлась, грань потеряла. Но я ничего ей не ответила, сдержалась. Так меня ни за что еще с тренировки выгнали. Я вещи собрала и уехала. Подумала, что все, на этом закончу, сил больше нет. Тренеру хотелось насолить. Но оставалось несколько месяцев до чемпионата мира, и я бы подставила девчонок. Заменить меня было невозможно. Из-за девчонок осталась, спасибо им. Все говорили, что надо возвращаться, кроме Покровской. Я вернулась, она со мной не здоровалась. На месяц отстранила от сборной.

Много пришлось вытерпеть. Хотя я была полностью права. Отчислить меня она не могла, за меня вся команда стояла. Мы много вместе прошли. Много народу на моей стороне.

- Анастасия меня зовут. Ольга, вы девушка молодая, много тренируетесь. Это как-то на личной жизни отражается?

- Конечно. Если ты в сборной, то большие проблемы. Некоторые молодые люди не выдерживали. Говорили мне: «Мы тебя, конечно, любим и все такое, но так жить не можем». Но сейчас мне попался молодой человек, который терпел. Не меня, а мои отсутствия. Это очень тяжело и мне, и ему.

- Вы редко видитесь?

- Это мягко сказано. Я круглый год на сборах. Если в Подмосковье сборы, то я на один день в неделю приезжаю домой. А если заграницей, то месяц, как минимум, не видимся.

- Вам попался стойкий мужчина!

- Да, повезло (смеется). Правда, он мне уже говорит: «Я уже не могу, готов с тобой везде ездить».

- А у него какая профессия, связано со спортом?- Нет. И поэтому ему вдвойне тяжелее.

- О детях уже подумываете?

- Хочу, пораньше. Не прямо сейчас, но в старости же рожать!

- Здравствуйте, меня зовут Ольга. Вы живете в Москве?

- В 13 лет уехала из Питера в Москву. Но только последние полтора года у меня там появилась квартира. До этого я постоянно при малейшей возможности, приезжала в Питер. И вообще я питерская.

- Соскучились по родному городу?

- Конечно! Я сюда вернусь. Последний год очень мало была, раза два-три. У меня здесь мама и брат остались. И лучшие друзья тоже здесь.

- А почему переехали в Москву?

- Моя тренер Мария Владимировна ушла в декрет. Нежданно-негаданно, как это обычно бывает. А я у нее была лучшей ученицей, уже тогда попадала в юношескую сборную. И меня стали приглашать на сборы. Московские тренеры постоянно делали предложения переехать. Когда моя тренер ушла, я полгода тренировалась одна. Ни к кому не пошла, потому что считала, считаю, и буду считать, что моему тренеру замены нет. По детям с ней только два тренера в России могут сравниться. Я ездила к ней домой, она мне писала задания на неделю. Потом поехала в Москву, хорошо выступила на соревнованиях, опять попала в сборную. И мне уже сказали конкретно, надо переезжать в столицу. И мама тогда решилась. Она видела, что я «болела» синхронным плаванием. Уходила со второго урока, шла в бассейн, проводила там весь день. Бывало мама в 10 часов вечера прибегала, вахтерш спрашивала: «А вы мою Олю не видели?». А они ей так, с укором: «Ну, что вы переживаете, Елена Эрнестовна? Как будто вы не знаете, что Оля здесь». Тогда еще тренером Литвинов был, сейчас он завкафедрой плавания в Лесгафта. Он ходил и говорил мне: «Оля, будешь так тренироваться, все у тебя получится». Я про себя думаю: «Да, буду тренироваться, буду». Вот мама решилась на этот шаг. Отправили меня на год, в Москву. Перед 8-м классом. В Училище Олимпийского резерва жила. Результаты сразу начали расти. Мама даже не заикалась о возвращении.

- Условия наверно были непростые?

- Не очень хорошие. Представьте, коридор, много комнат, один туалет, одна кухня. Но зато с тех времен осталась знакома с Глебом Гальпериным (двукратный призер Олимпиады в Пекине - Прим. авт), со Стасей Комаровой (серебряный призер Олимпиады в Афинах - 2004). Было тяжело, очень хотелось домой. Я прибегала на вахту, звонила маме, жаловалась. Раньше все мама делала, а тут я одна осталась. Решай сама, идти сама. Срывалась бывало, не хотелось ничего. Но мама оказалась самым хорошим помощником. Хотя признавалась, что когда я трубку клала, она начинала плакать.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы: