2018-02-21T17:43:41+03:00

Александр ШУСТОРОВИЧ: «Адамов нанес России ущерб, который не сможет оценить ни один суд»

Поделиться:
Комментарии: comments7
Александр ШУСТОРОВИЧАлександр ШУСТОРОВИЧ
Изменить размер текста:

Последнее время администрация США много говорит о сворачивании сотрудничества с Россией в ядерной области. Может ли Москва совершить упреждающий шаг?

Недавно в Государственной Думе прозвучали предложения разорвать контракт ВОУ - НОУ, известный также как «Мегатонны в мегаватты». Это соглашение, заключенное 15 лет назад, остается самым экономически выгодным в российско-американских отношениях. А игры вокруг него привели на скамью подсудимых бывшего атомного министра Евгения Адамова, который использовал контракт в личных целях. В самый разгар скандала вокруг Адамова «КП» провела свое расследование (см. номер за 26 июня с. г.). Фигурировал в нем бизнесмен, президент компании «Плеядес» Александр Шусторович. Все это время он молчал по поводу скандала и вот наконец дал свой комментарий «КП».

- В воспоминаниях Виктора Михайлова, который возглавлял атомную отрасль в 1990-е годы и работал в первой команде Ельцина, есть эпизод, когда российский президент, столкнувшись в очередной раз с отчаянным безденежьем «оборонки», в сердцах бросил министру: «Придумай же что-нибудь!» Именно в этой обстановке рождался контракт ВОУ – НОУ…

- Мы пришли к Михайлову вместе с президентом Академии наук Юрием Осиповым и видным американским дипломатом по вопросам разоружения Максом Кампельманом. Я в то время занимался в России издательской деятельностью в системе РАН. Мы предложили идею продажи США низкообогащенного урана для американских АЭС, который можно переработать из российского оружейного урана-235. Это было время жестокого кризиса, когда денег не хватало на самые важные вещи - не только на поддержание предприятий атомной отрасли. Россия забирала ядерное оружие из Украины и Казахстана – сейчас ясно, что это было ключевое, единственное верное решение. Но оружие никто не хотел отдавать бесплатно. За все надо было платить!

Россия продавала уран для обогащения на Западе, но маленькими партиями и по низким ценам, которые она сама же сбила своим демпингом. В США приняли антидемпинговый закон, который закрыл российскому урану американский рынок. Это было очень невыгодно, ведь США контролировали половину мирового ядерного рынка. У нас возникла идея предложить США высокообогащенный уран, который высвобождался после подписания Горбачевым и Рейганом соглашений об уничтожении ядерного оружия, но не в оружейном виде, а после переработки в энергетический для загрузки в реакторы атомных станций.

Для России это была еще одна трудноразрешимая проблема. Где и как хранить оружейный уран? Хранение и демонтаж – дорогое удовольствие, а тянуть нельзя, ведь боеголовки при старении теряют безопасность. Кроме Минатома, мы прошли Министерство обороны, МИД, другие ведомства – везде заручились поддержкой. В США тоже нашли союзников, пролоббировали изменения в законе, касающиеся антидемпинговых запретов на российский уран. Американским политикам контракт показался выгодным, ибо не держал Россию за семью замками, а позволял ей почувствовать экономическую выгоду от сложных политических решений. В США мы получили поддержку не только в правительстве, но и в крупных компаниях, во влиятельных профсоюзах. Подготовка заняла 2 года, и 18 февраля 1993 года российско-американское соглашение ВОУ – НОУ, предусматривающее подписание контракта сроком на 20 лет, было подписано президентами Ельциным и Клинтоном. Всего Россия за 20 лет должна переработать 20 тысяч боеголовок, или 500 тонн оружейного урана, из которого получается 16 тысяч тонн низкообогащенного урана. В совет директоров возглавляемой мной компании «Плеядес» вошел министр торговли Роберт Мосбохер, бывший министр торговли у президента Буша. В числе наших советников были и многие другие видные политики, включая Джеймса Бейкера и Стива Хедли, который, кстати, сейчас является советником по безопасности в нынешней американской администрации.

- Сейчас на российском топливе работает половина американских АЭС, что дало возможность модернизировать старые американские заводы по обогащению. Выгода для всех участников, казалось бы, очевидная. Несколько лет работа набирала ход, и в 1997 поставки урана в США вышли на заявленные объемы. И тут же начались претензии и судебные иски. Деньги неизбежно приводят к ссоре компаньонов или были объективные причины?

- Ахиллесова пята ВОУ – НОУ – вопрос о так называемой природной составляющей. По существу, американцы оплачивают лишь технический процесс по производству энергетического урана. Но за сам уран не платят, поскольку у них множество долгосрочных контрактов с урановыми рудниками по всему миру, которые невозможно разорвать. России было предложено распоряжаться этим природным ураном по своему усмотрению, но с тем условием, что вывезти его из страны невозможно, поскольку экспорт ядерных материалов из США в РФ запрещен. Что, как говорили русские классики, делать?

- На непросвещенный взгляд, два варианта. Либо хранить в Америке до лучших времен, либо сразу перепродать.

- Вот из-за этого выбора и случился конфликт. «Плеядес» и российский «Техснабэкспорт», который является главным экспортным агентом Минатома, на равных паях создали компанию GNSS для операций с природной составляющей урана. В тот период, да и сейчас, проблемой для России было то, что с ней опасались заключать долгосрочные контракты. Но природный уран, который хранился на территории США, счастливым образом открывал возможность решить эту проблему! В 2013 году, когда ВОУ – НОУ закончится, сохраненный уран опять будет пользоваться спросом. И цены на него неизбежно вырастут! С 1993 года, когда был подписан ВОУ - НОУ, цены на уран выросли в десятки раз – гораздо больше, чем на нефть. Мы обеспечили в США кредиты на $500 млн. для хранения российского, по существу, урана. Причем, «Плеядес» собирался брать комиссионные лишь с тех сделок, где цена на уран превышала бы $40 за килограмм. И у нас уже были крупные фьючерсные предложения, был согласован первый контракт с Японией, рынок которой был прежде закрыт для России.

- И вдруг в министерстве произошла смена команды. Вы оказались за бортом, хотя были вдохновителем ВОУ - НОУ. В прессе появлялись публикации о том, что Шусторович – «атомной» Козленок, который похитил у России горы золота.

- Украсть уран невозможно, даже если очень захочешь. Коммерсанту, который торгует ураном, невозможно пройти в хранилище. Каждая операция с ураном строго регламентирована по международным соглашениям и многократно проверяется и перепроверяется. Говоря по-простому, уран в карман не положишь, домой не унесешь.

Я хотел заработать – это нормальный бизнес. Но я предлагал схему, которая была выгодна не только мне, но и России. А в итоге была реализована схема, которая России крайне невыгодна, но удобна тем, кто ее выбрал. Команда нового министра Адамова весь уран оптом продала крупнейшим мировым игрокам из Канады и Франции. Бог с ней, с продажей. Но Адамов продал уран по цене 27 долларов – на весь 20-летний срок вперед. А у нас уже были фьючерсные предложения по 130 долларов! Не так давно цена на уран поднималась до 250 долларов, сейчас на отметке 170, но подписи поставлены - жаловаться поздно.

Представьте, что в том же 1998 году, когда нефть стоила 10 долларов за баррель, мы продали бы всю российскую нефтедобычу вперед на 10 лет ОПЕКу. И сегодня ОПЕК покупал бы у России нефть за 10 долларов, а продавал по миру по 100? Дикость! Мы обращались в арбитраж в Стокгольме с иском о неисполнении «Техснабэкспортом» своих обязательств, но когда правительство России по настоянию Адамова подтвердило эту схему, мы иск отозвали. Судиться с Россией я не хочу.

Очень скоро, даже оперативно Адамов продал акции GNSS, принадлежавшие России, частным фирмам, которые принадлежали близким ему людям и просто приятелям. Имена этих деятелей известны, и они давно в России не показываются. За аферу с акциями GNSS бывшего министра и осудили. Хотя в Америке, если бы его выдали, ему грозили и другие иски, и куда большие тюремные сроки.

- Разговоры, которые ведутся в Госдуме, о разрыве контракта ВОУ – НОУ имеют под собой именно ту основу, что из-за повышения мировых цен на уран он стал для России убыточен. В какую сумму вы, как деловой человек, оцениваете упущенную Россией прибыль?

- Сейчас Россия получит от ВОУ – НОУ $15 млрд. Если бы Адамов не изменил схему, Россия получила бы $25-30 млрд. Но за это министра никто не судит – закона нет. Кроме того, невозможно оценить ущерб от разрушения долгосрочных программ. Если бы сотрудничество по строительству складов с США продолжилось, то могли бы состояться и совместные предприятия по обращению с радиоактивными отходами и переработке отработанного топлива. Россия, и это было реально, могла бы построить в США заводы по обогащению урана. Обсуждалось создание совместных предприятий в каждой области ядерного цикла вплоть до строительства атомных станций вместе Россией и США.

Итак, я совершенно убежден, что помимо доказанных судом махинаций с акциями GNSS, в бытность свою министром Адамов нанес России колоссальный экономический и политический ущерб тем, что в самый благоприятный момент собственноручно вывел страну из области долгосрочных контрактов и обязательств. Этот урон многократно возрастает, если учесть, сознательно или неосознанно министр Адамов, продав российский уран оптом нашим главным конкурентам на рынке – французско-канадскому консорциуму, усилил их позиции и ослабил российские. Последствия этих решений до сих пор не преодолены. Министр Адамов предпочел быстрые, любого происхождения деньги и короткоживущие соглашения. О мотивах этой тактики нетрудно догадаться.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также