Телевизор

Леонид Парфенов восемь месяцев следил за Галиной Волчек

Знаменитый журналист подготовил фильм к юбилею легендарного режиссера
Леонид Парфенов не стеснялся задавать неудобные вопросы.

Леонид Парфенов не стеснялся задавать неудобные вопросы.

Театральный режиссер в нашей стране - странная профессия. Человека могут считать полубогом в театральном мире и вовсе не знать за его пределами. Галину Волчек признают в обоих измерениях. И любят, похоже, одинаково. 19 декабря у Галины Борисовны юбилей. И один из подарков ей и всем нам подготовил Леонид Парфенов. Признанный мэтр тележурналистики снял документальную ленту о легендарном режиссере.

- Вы не так уж часто радуете новыми работами. Почему из всего многообразия поводов в этом году вы выбрали юбилей Галины Волчек?

- Не могу сказать, что передо мной стоял вопрос выбора. Я давно знаю Галину Борисовну, и мне было интересно снять такой фильм. О человеке, который столько лет находится во главе театра со столь громким и ко многому обязывающим названием, о женщине, которая ради театра пожертвовала кинокарьерой, о сильной личности, способной отвечать на вызовы времени.

- Сколько времени вы снимали это кино?

- Ну съемки же не шли безостановочно. Работать мы начали в марте, продолжили работать на даче нашей героини летом, потом побывали вместе с театром на гастролях во Франции. Мы наблюдали за сменой поколений, когда группа признанных мастеров, игравших в спектакле «Современника» «Мурлин Мурло», уступила свои роли молодым актерам. В итоге восемь месяцев мы пунктирно наблюдали и за театром, и за Галиной Борисовной...

- Говорят, театральная жизнь - сплошная зависть и интриги. На себе почувствовали «звериный оскал закулисья»?

- В «Современнике» мы не увидели ничего похожего. Есть особая атмосфера общего дела и ощущение, что происходящее интересно всем. Конечно, у всех творческих людей есть честолюбие. Но общей атмосферы это не отравляет и на общем настроении не сказывается.

- Было ли что-то, что удивило во время съемок лично вас?

- Был один неожиданный сюжет. Оказывается, отец Галины Борисовны, будущий видный советский кинооператор Борис Волчек, мальчишкой жил в Витебске в соседнем доме с Марком Шагалом. Даже краски ему мешал! Так вышло, что первый раз Галина Волчек попала во Францию довольно поздно, когда Марк Шагал уже умер. А ее отец так хотел, чтобы они встретились... Во время французских гастролей мы заехали в городок Сен-Поль-де-Ванс, где похоронен Шагал. Наконец-то эта встреча состоялась - пусть хоть так.

- Галина Борисовна человек сильный, с характером. С ней тяжело было общаться?

- Если она готова общаться, то общается. Не приходится преодолевать какое-то сопротивление, приноравливаться к ней. Не надо что-то там держать в голове. И хотя все в театре относятся к ней с безусловным уважением, не чувствуется никакого раболепства. Нет такого, что она заходит, и все сразу меняется. Барыня пришла! Нет-нет. Она не смотрится хозяйкой и повелительницей.

- Были ли какие-то темы-табу, которых вы избегали?

- Совсем нет. Она сама с готовностью и самоиронией все рассказывала. И повторяла: наша профессия - это жестокость по отношению к себе. Я поражался, как она выходила на сцену в образах, в которых женщине едва ли приятно себя видеть. Изображала в роли городничихи толстую бабищу, которая сохнет по хлыщу из Санкт-Петербурга. Совершенно беспощадно! Или ее роль в «Осеннем марафоне». Она сыграла все 70-е годы в своей мерзкой халтурщице Варваре. Со всеми ее ухватками, прокуренностью, выпиванием коньячку.

- После того как фильм был готов, было ощущение, что о чем-то еще надо было спросить?

- Галина Волчек вовсе не тот человек, на общении с которым можно поставить точку. Все спросил и довольный пошел домой... Нет-нет.

А в фильме будет многое. Скажем, фильм «Строится мост» 1966 года, в котором они снялись вместе с Евгением Евстигнеевым, сыграв мужа и жену. И развелись во время съемок. И вы услышите, как она там поет. Нынешнее поколение такую Волчек точно не знает!

Первый. «Современница», четверг, 22.30.